Глубина прозрения гения

Новое прочтение знаменитой формулы основоположника мировой космонавтики открывает перед Человечеством поистине безграничные возможности освоения самых дальних рубежей Мироздания.

Константин Эдуардович Циолковский однажды сказал: «Земля – колыбель Человечества. Но нельзя вечно жить в колыбели!»
Эту фундаментальную мысль теоретика вселенской миссии Человечества, как правило, понимают буквально. Дескать, завоевание Космоса – естественный и неизбежный этап развития земной цивилизации. В принципе, это правильно, наглядно подтверждено накопленным опытом космических полетов и, казалось бы, обсуждать здесь больше нечего. Как говорится – цели ясны, задачи понятны…
Однако, все ли так просто? И действительно ли мы понимаем всю глубину прозрения русского гения? Лично я в этом не уверен. 

Потому что вышеуказанную формулу Циолковского совершенно не обязательно понимать только в буквальном смысле линейного расширения нашего присутствия во Вселенной. Вполне допускаю, что в неё изначально был заложен куда более глубокий смысл. 
И действительно, само понятие «колыбели» можно понимать по-разному. И не только в смысле нашего нынешнего места обитания. Ведь, по большому счету, и наша физическая, телесная оболочка также является местопребыванием человеческого разума, то есть его колыбелью. 
И тогда мысль Циолковского будет звучать уже совершенно иначе и подразумевать вовсе не то, что в первую очередь приходит на ум. Что если его фраза касается не только земной колыбели, но и ментальной? В этом случае получается, что теоретик космических полетов говорит о том, что наша физическая оболочка вовсе не та субстанция, к которой мы должны быть вечно и всецело привязаны. 
В такой трактовке высказывания Циолковского, между прочим, заложен глубочайший философский смысл, вполне соразмерный цели покорения Вселенной человеческим разумом.
Если калужский провидец действительно мог вложить такое понимание в свою знаменитую фразу, то нам следует признать, что он абсолютно прав. Потому что Вселенная безгранично разнообразна, а формы материи столь же бесконечно изменчивы. В разных внеземных мирах людей ждут совершенно непохожие на земные условия существования. 

Между тем, традиционный подход к решению этой проблемы сугубо антропоцентричный. По умолчанию считается, что люди просто обязаны преобразовывать внешние миры по образу и подобию своему и нашей планеты. Чтобы во всех концах Космоса появились в буквальном смысле новые Земли. 
Но отнюдь не праздным является и вопрос о том, насколько такая стратегия освоения невероятно разнообразных внешних миров эффективна, рациональна и, в конечном счете, элементарно рентабельна? И не взвалит ли Человечество на себя слишком большое бремя, пытаясь переустроить хотя бы отдельные уголки Вселенной на свой собственный биологический и физический лад? Про уникальную самоценность вселенского разнообразия, на которое мы, таким образом, покушаемся, даже не говорю. Ибо совсем не уверен, что ему что-либо грозит. Настолько прямолинейным и громоздким представляется курс на такую себе огульную антропоморфизацию всех пространств, куда мы, даст Бог, когда-нибудь долетим. 
Тем более, что совершенно нельзя исключать появления принципиально альтернативных стратегий такой экспансии, которые могут оказаться намного более гибкими, рациональными и даже экономичными. И Циолковский вполне мог допускать их появление. 

Зачем человеку пытаться замахиваться на необозримый космический океан с заведомо негодными для этого примитивными средствами? Например, с той же нынешней биологической оболочкой, крайне недолговечной, непрочной, способной существовать только в крайне узком диапазоне благоприятных условий? Ведь это уже, само по себе, колоссальное ограничение наших возможностей! О каком освоении дальнего Космоса в нынешней телесной оболочке можно говорить, если даже время полета до самых ближайших звезд соразмерно со временем всей человеческой жизни? А все домыслы писателей– фантастов относительно пресловутого анабиоза, продлевающего эту короткую жизнь, приведут только к тому, что люди, отправившиеся в сверхдолгое путешествие в «замороженном» виде, наверняка выпадут из собственной цивилизации и станут космическими Агасферами.

И это, повторяю, притом, что новые миры, скорее всего, окажутся смертельно враждебными нашей биологической природе. И чтобы там закрепиться придется потратить колоссальные силы и средства только на самозащиту. Можно конечно, как сейчас это и предлагают, первоначально ориентироваться на так называемые «экзопланеты» в других звездных системах, то есть на небесные тела земной группы. Но, во-первых, такие объекты на сегодняшний день «открыты», скорее, «на кончике пера», посредством математических расчетов, нежели в реальной действительности, где их просто еще никто не видел. А во-вторых, такая ставка, в любом случае, будет означать многопорядковое сужение наших потенциальных возможностей по освоению Космоса.

Таким образом, наши мечты о действительно глубоком прорыве в неизведанные дали, вместо нынешних прыжков чуть выше атмосферы, осуществимы только при двух базовых условиях – отказа от монополии сугубо земного стандарта нашей телесной оболочки и при радикальном продлении жизни человеческого индивида, вплоть до его физического бессмертия.
Скажу больше. Если сегодня, в стесненных условиях перенаселенной Земли бессмертие является смертельной угрозой существованию человеческой расы, потому что оно приведет к сверхбыстрому исчерпанию ресурсов планеты и к нашему взаимному уничтожению, то в ситуации с дальним Космосом все обстоит с точностью до наоборот. Наши шансы на продвижение в глубины хотя бы нашей Галактики напрямую зависят именно от решения проблемы физического бессмертия. Думаю, что с научной точки зрения это вполне решаемая задача уже в обозримой перспективе. А исследования в данном направлении искусственно тормозятся именно вследствие их контрпродуктивности в сугубо земном измерении.

И, кстати, еще одним оптимальным решением, в контексте обретения Человеком бессмертного статуса, может оказаться возможность смены наших физических «инкарнаций». Ибо жить целую вечность в фактически одном и том же теле, пусть даже регулярно обновляемом, согласитесь, достаточно скучно, утомительно и как-то даже тюремно. 
Более того, стремление человеческого разума к максимальной оптимизации своей физической оболочки с целью её наибольшего соответствия бесконечному разнообразию условий внешнего мира, может привести к переходу на принципиально новые, более универсальные физические носители разумного начала. Всё может прийти к тому, что человеческий разум обретет максимальную свободу выбора таких носителей в зависимости от своего функционального предназначения и личных интересов. А наше традиционное земное тело станет чем-то вроде вечернего костюма, который мы приберегаем на выходные. 
И самое любопытное, что все эти на первый взгляд эти буйные фантазии полностью укладываются в ту философскую формулу космических масштабов, которую подарил нам провидец Циолковский. Просто мы, понимая эту формулу в меру своего утилитарного разумения, сначала увидели в ней только призыв к линейной экспансии Человечества. Но по мере того, как понимание размаха проблем освоения Космоса стало более глубоким, мы обратились к тем граням мышления гениального русского ученого, которые прежде были нам недоступны. И обратившись к ним, вполне осознали, что в понятие «колыбели Человечества», возможно, был вложен не только наш космический адрес, но и сама суть нашего земного бытия. 

От безальтернативной ориентации на которое нам, рано или поздно, придется отказаться. Даже независимо от того, хотим мы этого или нет. Потому, что законы природы предполагают развитие более сильной сущности и депрессию слабой. И слабые, в конечном счете, сходят со сцены. Человечество еще слишком молодо и энергично, чтобы позволить себе такой уход. Поэтому наша дорога однозначно устремлена к звездам. И какими бы мы не стали через несколько тысяч лет, пусть даже мы не узнаем сами себя в зеркале, главная наша суть, наше высшее Эго – это человеческий разум. И если эта поистине божественная субстанция сохранится, то какая, в сущности, разница – сколько у нас будет рук или ног и будут ли они вообще, если функционально в них не будет особой нужды. 
В конце концов, всё в этой жизни подвержено переменам. И первобытному человеку, попади он в современное общество, тоже наверняка многое показалось бы совершенно диким и абсолютно неприемлемым. Ну как можно, например, всю жизнь тупо пялиться в смартфон вместо того, чтобы роскошно проводить время в охоте на мамонтов? Или ютиться в тесном многоэтажном муравейнике, а не достойно жить в просторной пещере с естественной вентиляцией и водопадом? 
Возможно, что на какой-то из новых планет мы вернемся в экологически чистые пещеры и будем пить целебную воду из горных источников. А на других станем просто сгустком энергии, пронизывающим как пуля черные дыры, если они вообще существуют. Та фантастическая гибкость, которую дает Человеку его разум и есть тот всесильный «архимедов рычаг», который был ниспослан людям именно для того, чтобы они не вечно жили в своей тесной колыбели, будь то наша телесная оболочка, или вся планета Земля. Циолковский был прав!

 

Художник: А. Акиндинов.

5
1
Средняя оценка: 3.05405
Проголосовало: 37