Как развивалась телефония в России

140 лет назад, 20 июня 1881 года, в Нижнем Новгороде начала работу первая в России постоянно действующая телефонная линия гражданской связи. Темпы телефонизации в дореволюционной России были очень медленными…

Нижегородская линия длиной 1547 метров соединяла квартиры директоров-распорядителей пароходного общества «Дружина» с Георгиевской пристанью на Волге, где находились причалы. Мы говорим сейчас о телефонизации частно-предпринимательской. В рамках государственных структур телефония была апробирована раньше, в частности, на железной дороге. Так, в ноябре 1879 года русские связисты организовали проведение первого телефонного разговора между Петербургом и Малой Вишерой на расстоянии в 160 км! Правда, первый блин оказался комом, абоненты временами жаловались на слышимость «как из подвала», а то и вообще не могли разобрать слова собеседника. 

Вторая попытка месяцем позже на линии Новгород – Кресты, длиной в 80 км оказалась удачнее, и телефония начала внедряться в казенные службы связи Российской империи, связывая железнодорожные станции, органы управления, отдельные штабы и военные части.

С учетом того, что первый в мире телефон был запатентован американцем Беллом в 1876 году, можно сказать, что это передовое достижение научно-технического прогресса было оценено в нашей стране достаточно быстро. Причём это было не механическое заимствование, а творческое развитие.

Так, например, российский военный связист Григорий Игнатьев в начале 80-х годов XIX века успешно применил параллельную передачу телефонной связи через уже существующие линии телеграфной связи, что удешевило расходы по развертыванию телефонной сети. Тем не менее до осени 1881 года телефония в Российской империи за исключением государственных линий связи развивалась эпизодически. Вот и в Нижнем Новгороде в составе первой такой линии работало всего 6 телефонных аппаратов «Сименс». Полноценная телефонная станция на 50 телефонных номеров появилась в этом крупном городе на Волге лишь в 1885 году, спустя 10 лет там была построена и вторая станция на 200 абонентов.

25 сентября 1881 года правительством были изданы «Основные условия устройства и эксплуатации городских телефонных сообщений в России». Первый контракт был заключен 1 ноября 1881 года между Министерством внутренних дел, в ведении которого находились средства связи, с одной стороны, и частным предпринимателем, инженером фон Барановым, с другой. 

Однако благие намерения властей привели отрасль не совсем туда, куда хотелось. За фон Барановым стояли интересы американской телефонной компании «Белл». Через фон-Баранова американский монополист получил 20-летний контракт с эксклюзивными полномочиями развития телефонии в 5 крупнейших городах Российской империи – Петербурге, Москве, Киеве, Варшаве и Нижнем Новгороде. Американец подмял под себя проекты по развитию телефонной сети и в других крупных городах страны.

При этом не самые удобные в пользовании телефоны Белла, весившие около 8 килограммов, устанавливались на полу, так что при разговоре абоненту приходилось очень сильно наклоняться. 

Обзаведение телефоном было очень недешевым удовольствием, стоившим около 60 рублей, не считая абонентской платы (для Петербурга поначалу 250 рублей в год, в то время как месячная зарплата рабочего неплохой квалификации составляла около 12 рублей). К слову сказать, телефонистки (телефонные барышни), работавшие на коммутаторах, имели оклад около 30 рублей в месяц. 

Телефонные станции с ручным переключением телефонных каналов представляли собой анахронизм. Ведь еще в 1889 году американец Элмон Строужер изобрел декадно-шаговый искатель, основу автоматической телефонной станции – и диск-номеронабиратель. Сходную систему АТС создали русские инженеры М. Ф. Фрейденберг и С. М. Апостолов-Бердичевский в 1893 году. Однако американские инвесторы» от «Белл» по-прежнему предпочитали держать российских пользователей на допотопных телефонах своей фирмы и морально устаревших телефонных станциях с ручным переключением. 

А таких условиях телефонизация России шла ни шатко, ни валко. К концу 1882 года абонентов было всего 246. Спустя четыре года в Питере было 1105 абонентов, в Москве – 707, в Варшаве – 548, в Одессе – 541, в Риге – 406.

К началу ХХ века, когда правительство решило не продлевать «Беллу» лицензию на большинство линий российской телефонной связи, в Петербурге насчитывалось 3,8 тысяч абонентов, в Москве – на тысячу меньше. В США к тому времени число телефонов превышало полтора миллиона.

Вот статистика 1900 года по количеству жителей (всех возрастов) на телефон: США – 60, Швеция – 115, Швейцария – 129, Германия – 397, Франция – 1216, Италия – 2629, Россия – 6988,5. 

Отказ от услуг американских монополистов повлиял на дальнейшее развитие отрасли благотворно. Претенденты на участие в российском телефонном рынке тут же обвалили цены на предоставляемые услуги больше, чем вдвое. Были и другие предложения.

В итоге к 1916 году обеспеченность телефонами составляла 3,7 аппарата на 100 москвичей, превышая соответствующий показатель такого развитого промышленного и делового центра, как Гамбург! Правда, полностью белловское наследие в виде телефонных станций с ручным переключением до революции изжить не получилось – первые АТС в стране были установлены лишь при Советской власти в 1927 году. Общее число абонентов в Российской империи в 1917 году составляло 300 тысяч. Сравним: в 1985 году в СССР в телефонных сетях работало 31,1 миллиона телефонных аппаратов…

5
1
Средняя оценка: 2.63942
Проголосовало: 208