Ложь – основа «Фаустовой цивилизации». Часть I

Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи. 
Ин.8:44

…человеческое сообщество или цивилизация, принявшая нейтральную позицию в высшей борьбе правды и лжи, Бога и сатаны, обрекает себя на крушение.
Игорь Сикорский. Незримая борьба

«Лжец и отец лжи» 

В предыдущих статьях [№137 и № 138] я уже излагал свои комментарии по поводу такого понятия, как «Фаустова цивилизация», используемого Игорем Сикорским в его книге «Незримая борьба». При этом я лишь вскользь отметил такую отличительную черту этой цивилизации, как ложь в разных ее проявлениях. Хочу более углубленно рассмотреть этот вопрос и даже выдвинуть тезис: ложь – основа Фаустовой цивилизации, все другие ее черты занимают подчиненное место по отношению ко лжи. 
Питательной почвой лжи становится материализм, который обесценивает любые слова и истину. По той причине, что высшей ценностью оказывается власть, а ради нее, как отмечает Сикорский, материалисты готовы пожертвовать истиной и правдой: «В основе своей материализм не терпит и не хочет никаких моральных принципов, правил, законов или договоренностей: он не верит в них. Материализм верит лишь во власть, основанную на ничем не ограниченной силе строго организованных и построенных в ряды масс, и требует только её наличия. Обман, голод, запугивание, ненависть и зверское насилие – вот главные инструменты, которым материализм доверяет, которые признает и которыми умело пользуется».
Еще в своей более ранней работе «Размышления о Молитве Господней» (1941 г.) Игорь Сикорский писал: «…самые распространенные проявления зла – ложь и убийство, разрушающие духовную составляющую человеческого характера, тем самым делая вечную жизнь невозможной». И в «Размышлениях о Молитве Господней», и в «Незримой борьбе» Сикорский неоднократно приводит известный стих из Евангелия: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин.8:44). Убийство и ложь идут рука об руку, но в этой паре ложь первична, а убийство – уже следствие лжи. Эта очевидная истина вытекает из всего Священного Писания. Достаточно вспомнить, что первые обитатели рая – Адам и Ева – были изначально бессмертны. До того момента, когда они приняли ложь от дьявола, принявшего образ змия. После этого грехопадения они были изгнаны из рая и стали смертными. Смертными стали и их потомки. Смерть вошла в человечество через ложь, которую можно сравнить с летальным вирусом. Ложь – главное орудие дьявола. Да, он и убийца при этом.  Но будучи бесплотным, он не имеет возможности напрямую осуществлять насилие над человеком, убивать его физически. Он убивает души людей. А уже потом такие люди, с убитыми душами, подчиняясь командам дьявола, начинают убивать других людей физически. 
В начале своей работы Сикорский ссылается на Дмитрия Мережковского, известного русского писателя: «Размышляя над внутренней природой и причинами великого волнения [революции и войны ХХ века – В.К.], выдающийся русский писатель Д. Мережковский сформулировал вопрос: “В чем заключается уникальность нашего времени?” – и сам дал на него ответ: “В борьбе религиозной правды с большой религиозной ложью. Сегодня ложь и правда сцепились в такой смертельной схватке, какой не было никогда”.» (1)
Дмитрий Мережковский называет борьбу лжи и правды «уникальностью нашего времени». Не могу с этим согласиться. Это борьба сопровождает всю историю человечества. Как образно выразился Иван Карамазов из романа Достоевского «Братья Карамазова», «тут дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей». Другое дело, что ложь в то время, которое Мережковский называл «нашим» (т.е. ХХ век), стала явно доминировать над правдой. А если говорить про сегодняшний день (XXI век), то такое доминирование еще более явно. Для истинно верующих людей (коим является и автор «Незримой борьбы») такое доминирование лжи над правдой является попущением Божиим, в конечном счете, победа будет на стороне правды, т.е. Бога. 
Напомню читателю, что в первых четырех главах книги Сикорского речь идет о тех искушениях, которые были адресованы дьяволом Христу в пустыне (история описана в Евангелиях от Матфея, Марка и Луки). Это прообраз тех искушений, которые подбрасывались и подбрасываются человечеству на всем протяжении земной истории. Тема лжи проходит через эти три искушения.  Вот сцена третьего искушения: «И, возведя Его на высокую гору, диавол показал Ему все царства вселенной во мгновение времени, и сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее; итак, если Ты поклонишься мне, то всё будет Твое» (Лк.4:5-7). 
Здесь дьявол выступает в роли откровенного обманщика, когда заявляет, что «власть над всеми сими царствами» и «слава их» принадлежат ему. Нет, власть над всей Вселенной, над всей Землей со всеми ее царствами принадлежит Богу, как Творцу всего видимого и невидимого мира и как Тому, кто осуществляет Промысл в отношении этого мира, т.е. управляет им. 
Итак, ради власти над миром дьявол предлагает желающим поклониться ему. И в Новое время таких желающих и поклоняющихся стало предостаточно. В заключении книги Сикорский еще раз разъясняет, что означает «поклонение дьяволу»: «Последнее выражение, в основе своей образное, означает временное использование или оправдание использования лжи и убийств, определяемых в Евангелии как главные прихоти дьявола».
Более детально вопросы, связанные с использованием лжи в Фаустовой цивилизации, рассматриваются в главе 6 «Приближение к пропасти». Сикорский называет три основных фактора, которые привели к катастрофам ХХ века: 1.  Возникновение атмосферы ненависти в обществе. 2. Резкое нарастания насилия над людьми и лишение их свободы. 3. Расцвет лжи. 
О третьем факторе, менее очевидном и незримом, Сикорский пишет: «На современную жизнь влияет и другой фактор, менее очевидный, чем ненависть, насилие и нападки на свободу, но столь же трагично значимый. Когда пожилого мудрого Христианина спросили, что является главным правилом христианской жизни, он ответил, “Никогда не лги никому, а в особенности – себе.” Вопиюще противореча этому принципу, современная жизнь в последнее время построена на ужасном самообмане и на целенаправленной дезинформации менее просвещенной части человечества. На смену случайной неумелой лжи прошлого сегодня пришла целая наука о том, как дезинформировать непросвещенных». 
Говоря о науке дезинформации непросвещенных, Сикорский, вероятно, имел в виду и пропаганду большевиков после революции 1917 года. Но ее переплюнула пропаганда Третьего Рейха, которую организовал германский министр пропаганды Йозеф Геббельс. Ему принадлежат многие циничные высказывания о правде и лжи, о том, как надо обманывать людей, как к ним относиться и т.п. Некоторые из них стали «крылатыми фразами». Например: «Пропаганда должна быть популярной, а не приятной интеллектуально. Поиск интеллектуальной правды не входит в задачи пропаганды». «Мы добиваемся не правды, а эффекта». «Мы выливаем холодный душ опровержений». «Человек был и остаётся животным. С низкими или высокими инстинктами. С любовью и ненавистью. Но животным он остаётся всегда». «Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой». (2)

Обещания как форма лжи

Сикорский в 6 главе продолжает свои размышления о лжи и ее проявлениях в современном мире: «В результате всего этого усложнилось общение и честный обмен мнениями между группами людей и целыми нациями. Слова, обещания и торжественные обязательства стали развращенными и бессмысленными, тем самым поднимая насилие, запугивание и применение силы в статус единственно убедительных аргументов в процессе общения между группами людей и нациями».  
Ложь, как отмечает автор, может принимать форму «обещаний» и «торжественных обязательств».  Еще Никколо Макиавелли писал в «Государе» (1532 г.): «Похвальна в государе верность данному слову, прямодушие и неуклонная честность. Однако, великие дела удавались лишь тем, кто не старался сдержать данное слово и умел, кого нужно, обвести вокруг пальца; такие государи в конечном счете преуспели куда больше, чем те, кто ставил на честность». И использовал метод «пустых обещаний», находясь на государственных постах. 
А вот Константин Победоносцев, известный российский государственный деятель конца XIX – начала XX в. всячески противодействовал установлению в Российской империи парламентаризма.  Он, по его мнению, стал бы еще одним серьезным шагом в укреплении позиций насквозь лживой буржуазной демократии с ее «пустыми обещаниями». Он писал об этих «обещаниях»: «Перед выборами кандидат в своей программе и в своих речах ссылается постоянно на фикцию: он твердит все о благе общественном, он не что иное, как слуга и печальник народа, он о себе не думает и забудет все свои интересы ради интереса общественного, развивается, совершенствуясь, целое искусство играть инстинктами и страстями массы для того, чтобы достигнуть личных целей честолюбия и власти. Затем уже эта масса теряет всякое значение для выбранного ею представления до сих пор, пока не понадобится снова на нее действовать: тогда пускаются в ход снова лживые и льстивые фразы – одним в угоду, в угрозу другим: длинная, нескончаемая цепь однородных маневров». (3)
Спустя четыре века после того откровения Макиавелли «пустые обещания» стали самым обыденным делом. Игорь Сикорский пишет об обещаниях как форме лжи в ХХ веке: «Возможно, что после хаотичного периода бесконечного страха, сомнений, голода, кровавых волнений и, вероятно, полномасштабной атомной войны появится великий вождь, обещающий вечный мир, пищу и достижения планетарного масштаба, и его поддержит огромное количество людей, поскольку это хоть какой-то способ установления мира».
Примеров лживых «обещаний» и «торжественных обязательств» политиков и вождей перед глазами Сикорского было более чем достаточно. Взять, например, так называемую «Мюнхенскую договоренность» 1938 года глав правительств Великобритании (Н. Чемберлен), Франции (Э. Даладье), Германии (А. Гитлер) и Италии (Б. Муссолини). Участники встречи в Мюнхене торжественно заявили, что совместно будут обеспечивать «мир и безопасность» в Европе. Прошло менее одного года после Мюнхенской встречи, и началась Вторая мировая война. Никаким договорам и пактам не верили уже ни политики, ни простые люди. В качестве единственной надежной защиты рассматривалась лишь военная сила. Причем наиболее эффективно, по мнению политиков и военных, она могла быть применена лишь в случае вероломной агрессии. Невольно вспоминаются слова апостола Павла: «Ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба» (1Фес 5:3). 

Самообман

Одной из самых страшных форм лжи, по мнению Сикорского, является самообман: «Сегодня миром управляют такие самообман, ложь и злая воля, каких никогда на земле не было». О самообмане как самой изощренной лжи высказывались многие известные люди. Например, Чарльз Диккенс: «Нет на свете обмана хуже, чем самообман» («Большие надежды»). Стивен Кинг: «Мы лучше всего лжём самим себе» («Оно»). Анхель де Куатье: «Ложь помогает существовать, но она убивает жизнь. И это труднее всего – не врать самому себе» («Маленькая принцесса»). И, конечно же на память приходит наш поэт А.С. Пушкин: «Ах, обмануть меня не трудно!.. Я сам обманываться рад!». 
Есть апологеты самообмана. Например, французский философ и писатель эпохи Просвещения Жан-Жак Руссо в своем известном произведении «Исповедь» рассуждает: «Лгать самому себе для своей выгоды – обман; лгать для выгоды другого – подлог; лгать для того, чтобы повредить, – клевета; это худший вид лжи. Лгать без выгоды и ущерба для себя и другого – не значит лгать: это не обман, это вымысел». 
Руссо ошибается. В христианстве мечтательность, вымысел и фантазии никогда не приветствовались. Чрезмерное увлечение фантазиями характерно для западноевропейской мистики. Такое увлечение культивировали в католицизме Франциск Ассизский и Игнатий Лойола. С помощи фантазии они стремились постичь тайны Бога и духовного мира. А большинство святых отцов Восточной Церкви (Григорий Синаит, Григорий Палама, Симеон Новый Богослов и др.) предупреждали, что мистические фантазии могу вводить человека в прелесть. Так, преподобный Григорий Синаит писал: «Приступающий к созерцанию без света Благодати, да ведает, что он строит фантазии, а не созерцания имеет, в мечтательном духе, будучи опутываем фантазиями и сам себя обманывая». Еще: «Чувственный и многоречивый дух мудрости века сего, богатящий словами, призрачно лишь являющими многоведение, и наполняющий помыслами наидичайшими, творит в них себе обитель, лишив существенной премудрости, истинного созерцания и ведения нераздельного и единичного». (4) Вот и французский писатель Франсуа Мориак (1885-1970) очень остроумно заметил об опасности излишней мечтательности и избыточного воображения как своеобразной формы самообмана: «Строительство воздушных замков ничего не стоит, но их разрушение обходится очень дорого». (5) 
Близко к самообману понятие «прелесть». Это слово используется в христианстве для описания особых духовных состояний человека. В русском языке данное слово «прелесть» заимствовано из старославянского языка, в котором к слову «льсть» прибавилась приставка «пре». Первичное значение этого слова – обман, совращение с помощью лести. В древнегреческом же языке слово «прелесть» это ἡ πλάνη (planē), что переводится как «блуждание», «странствование», «заблуждение», «ошибка», «шаткость», «обман». Однокоренной глагол πλᾰνάω (planaō) также означает «блуждать», «скитаться», «вводить в заблуждение».
Краткое определение прелести, которое дал святитель Игнатий Брянчанинов: «Прелесть есть усвоение человеком лжи, принятой им за истину». Это не просто заблуждение, неправильное понимание каких-то внешних явлений.  Прелесть – пребывание человека в разных мечтаниях, которые льстят его тщеславию и самомнению. 

 

Примечания:

1. Из работы Д. Мережковского «Тайна Трех: Египет и Вавилон» (1925).
2. Последняя из приведенных фраз Геббельсом была лишь повторена. Авторство ее принадлежит французскому писателю и дипломату Шатобриану, она родилась еще в первой половине 19 века.  
3. Победоносцев К.П. Великая ложь нашего времени. – М.: Русская книга, 1993, с. 36.
4. Григорий Синаит, прп. Главы о заповедях и догматах, угрозах и обетованиях, – еще же – о помыслах, страстях и добродетелях, – и еще – о безмолвии и молитве (http://www.odinblago.ru/dobrotolubie_5/grigory_sinait/glavi).
5. Подробнее см.: Катасонов В. Ангелы и демоны литературы. Полемические заметки «непрофессионала» о «литературном цехе» – М.: Издательский дом «Кислород», 2020 // Раздел «Литературное творчество как воображение» (с.20-35).

5
1
Средняя оценка: 3.04167
Проголосовало: 48