Горькие слезы «Дождя» о свободе слова

Горе-то какое! Хочется просто плакать. Да что там плакать! Рыдать! От неизбывной тоски и обиды.

20 августа 2021 года Минюст Российской Федерации внес телеканал «Дождь» в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции «иностранного агента».

Что за агент такой? Это юридическое или физическое лицо, которое будучи резидентом одной страны (то есть платит в ней налоги), действует в интересах другой, зачастую при отсутствии дипломатического иммунитета.

М-да! Плакать, потому что это первый случай включения медиа с российским юридическим лицом, у которого нет иностранных юрлиц, в реестр иностранных СМИ. Телеканал собирается обжаловать это решение, но это, видимо, бесперспективно, потому что в российском Совете по правам человека не увидели нарушений во включении «Дождя» в список иноагентов.

Рыдать, потому что это «беспрецедентное наступление на свободу слова», ведь теперь нужно указывать, что «данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента».

И вот внезапно. Телеканал «Украина 24», на экране в прошлом российский, а ныне украинский телеведущий Евгений Киселев (не путать с Дмитрием Киселевым), который все знает о хорошем Ельцине, плохом Путине и замечательном украинском майдане, министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба, который о плохом Путине знает еще больше, и на связи Марфа Смирнова из «Дождя», которую на ломаном украинском языке представляет Киселев.

Смирнова:
– Как сейчас правильно отметил Евгений Алексеевич, нас неделю ровно назад признали иноагентами, и вообще тут происходит в России, я не знаю, насколько за этим следите, такое преследование независимых и либеральных СМИ. Но к сожалению у меня ощущение, что эти независимые СМИ, в том числе и телеканал «Дождь», преследуются в каком-то смысле и украинскими властями, потому что вещание телеканала «Дождь» с 2017 года запрещено. У нашей редакции нет никакой антиукраинской риторики, мы не федеральные каналы, откуда с утра до вечера слышим, что Украина – это главный враг России. И мой вопрос заключается в том, почему мы не можем вернуть себе вещание на территории Украины?

Кулеба (в переводе с украинского):
– Лично я думаю, что какие-либо сравнения действий Российской Федерации относительно СМИ и действий Украины и вообще состояния свободы слова в России и Украине являются абсолютно неуместными. Я думаю, что пан Киселев с большой институциональной памятью может много рассказать о том, как относятся к свободе слова в Российской Федерации. Возможно, я ошибаюсь…

Киселев (в переводе с украинского):
– Карта, была карта.

Смирнова признает, что в эфире была карта Украины без Крыма, и продолжает:
– Но мы говорим слово аннексия, когда говорим о Крыме. Если говорить о Донбассе, Луганске, то мы всегда говорим так называемые ДНР и ЛНР. Поэтому мне кажется, сейчас не может быть никаких претензий, тем более что я говорю, что мы находимся и под гнетом российских властей, и не хотелось бы, чтобы и с украинской стороны мы испытывали то же самое.

Кулеба (в переводе с украинского):
Я отношусь с большой симпатией к телеканалу «Дождь», но у меня такая простая человеческая позиция. У нас в Украине присутствует вся палитра СМИ, украинских медиа, которые представляют разнообразнейшие мысли – от радикальной критики власти. На самом деле я думаю, что вы должны заботиться, чтобы Россия относилась с уважением к российскому СМИ, и чтобы вы имели доступ к российскому телезрителю, о судьбе и будущем которого вы, прежде всего, как российское СМИ заботитесь. Вам нужно бороться за свободу слова в России и восстановить ее, потому что нам будет всем намного легче и тут в Украине, если вы победите, и в России будет свобода слова. А у нас есть свои медиа, которые борются за свободу слова тут, и украинский информационный простор является, по моему мнению, самодостаточным. Спасибо.

Смирнова:
– Но это, к сожалению, еще один повод для госпропаганды, для федеральных каналов еще раз упрекнуть Украину в каком-то не таком поведении…

Кулеба (в переводе с украинского):
– Мы за семь лет уже свыклись и относимся ко всему этому спокойно. Я хочу еще раз лично пожелать победы в борьбе за свободу слова в России, чтобы в России свободы слова было хотя бы 10% от того, что есть в Украине.

Эта беседа вполне может стать дополнительным объяснением, почему «Дождь» вместе с «Голосом Америки», «Свободой» и различными «Реалиями» признан в России иностранным агентом. Что же касается Украины, то попытка договориться об эфирном вещании в государстве победившего майдана и тем самым расширить аудиторию у «Дождя» провалилась. Тут таких своих «иностранных агентов», правда, официально не считающихся таковыми, полным-полно. Это вполне прозрачно дал понять «иностранный агент» Кулеба. По факту для Украины иностранный.

Но в одном Кулеба все-таки прав. Уровень свободы слова в России, где СМИ признают «иностранными агентами» и обязывают их сообщать об этом зрителям и читателям, и на Украине, где запрещены топовые российские новостные сайты (и не только новостные) и все подряд телеканалы, где без каких-либо внятных объяснений, а чаще вообще без них, блокируют работу сайтов и аннулируют разрешение на вещание телеканалам, где, опять же без объяснений, накладывают санкции на журналистов и членов их семей, как это было с Анатолием Шарием, или бросают в тюрьму по сфабрикованному обвинению, как это было с Русланом Коцабой, несравним. Вернее, сравнение это явно не в пользу такой свободной и демократичной страны победившего майдана. 

И не дай бог, если Россия когда-нибудь достигнет хотя бы 10% такой же «свободы слова», как на Украине.
 

5
1
Средняя оценка: 3.34146
Проголосовало: 41