Сталин о билете Зеленского в один конец

Неспешно ступая мягкими кавказскими сапожками-ичигами Вождь всех народов подошел столу, сел, хрестоматийно набил трубку табаком из сломанных папирос «Герцеговина Флор» и уставился в ноутбук, провалившийся в прошлое вместе с очередным попаданцем.

На 17-дюймовом дисплее в разрешении UHD и частотой обновления в 144 Гц висела выводимая производительной дискретной видеокартой картина с названием One way ticket, а сбоку от нее болталась надпись, поясняющая, что ее автором является замглавреда украинского издания Страна.ua Светлана Крюкова.

  

Сталин перевел взгляд желтых тигриных глаз на попаданца и без всякого ставшего не менее хрестоматийным, чем трубка, грузинского акцента произнес:

– Так за сколько, вы говорите, купили эту картину?

– За 4100 долларов.

– А почему за доллары, а не за эти самые ваши, как их?.. Гривны?

– Бывают гривны, а бывают деньги.

– Деньги – это?..

– Доллары, евро, рубли, юани. Да что угодно, но только не гривны.

Иосиф Виссарионович закурил и вновь стал рассматривать картину, на которой были изображены сидящие на фюзеляже самолета глава офиса Зеленского Андрей Ермак и сам Владимир Зеленский в образе Кейт Винсент и Леонардо ди Каприо из «Титаника». На носу – приклеенный скотчем глава СБУ Иван Баканов, а сбоку – секретарь СНБО Алексей Данилов, замглавы офиса Зеленского и по совместительству куратор «Вэлыкого крадивныцтва» Кирилл Тимошенко, а также депутат из «Слуги народа» Никита Потураев. За самолетом, отчаянно, но безуспешно пытаясь его догнать, бегут Арсений Яценюк и Петр Порошенко

– Все-таки не совсем это верно. Как мне докладывали, группа Eruption пела о поезде и железной дороге, а тут самолет. Но это все мелочи. Она художник, она так видит. К тому же явно просматривается аллюзия к бегству из кабульского аэропорта, о котором вы мне рассказывали, – произнес Сталин, задумался и, наконец, продолжил:

– Я понимаю, что для улетающих это действительно оne way ticket to the blues – билет в один конец в печаль, но ведь для очень многих жителей Украины – это будет, наоборот, радостным воплощением их чаяний. Но все же это даже не не совсем верно, а совсем неверно. Политически неверно, идеологически, юридически и даже чисто по-человечески. Неверно и вредно. Нет в этом ни справедливости, ни неотвратимости наказания. Может быть уместнее The Final Countdown? Но без всякого «maybe we'll come back to Earth, who can tell» – «кто скажет, вернемся ли снова на Землю опять». Исключительно never go back to Ukraine – никогда не вернемся на Украину.

Сталин щелкнул мышкой.

– Вот это предвидение товарища Крюковой мне нравится гораздо больше, – уже с акцентом сказал он, показав чубуком на открывшуюся на экране картину «Бумеранг», на которой Зеленский в окружении зэков читает газету «Страна» с заголовками «СНБО ввел санкции против Зеленского», «Ермак дал показания на Зеленского и эмигрировал в Оман», «Кулеба попросил политубежище у Лукашенко», «Данилов дал показания в суде», «Полиция арестовала экс-депутата Еременко в борделе», «95 квартал запретили в Украине».

Сталин оторвал взгляд от монитора:

– Займись, Лаврентий.

Пенсне Берии в свете монитора хищно блеснуло:

– Сделаем, Сосо.

5
1
Средняя оценка: 4
Проголосовало: 1
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star