«Ужасы советской старости» или ложь антисоветских мифов о ней

Проливать крокодиловы слезы о «жуткой жизни советских пенсионеров», обливая грязью «времена проклятого совка», сочинители определённого толка любят давно. Только с каждым годом эти обвинениям этим всё меньше веры. 

Возьмём в качестве примера материал «Ужас советской старости». Когда читаешь его, не покидает мысль: а, может, это просто злая ирония над авторами подобных публикаций? Ведь все обвинения в адрес властей СССР, «обрекших пенсионеров на ужасное существование», ничем не подкреплены. Это злая карикатура. 

Читаем: «С уровнем и качеством жизни пожилых людей в СССР всё было очень и очень плохо. Я думаю, вы и сами, кто ещё застал СССР, хорошо запомнили этих пахнущих нафталином несчастных бабушек и дедушек, спины которых жизнь сгибала пополам и которые ходили по улицам с выражением бесконечной тоски на лице. Впрочем, это были в основном бабушки, так как дедушки до таких лет чаще всего просто не доживали».

Можно было бы заметить, что у многих с возрастом «спины сгибаются пополам» не только от «тяжелой жизни в СССР». А что надетые после летнего хранения пальто пахнут нафталином, так более надёжного средства против моли ещё не придумали. 

О «несчастных лицах пенсионеров», живописуемых автором, который вообразил себя психологом, не говорим. Да и не было у советских людей привычки натягивать на лицо «резиновую» американскую улыбку. 

А что ещё разглядел этот автор в «печальной жизни советских пенсионеров»?

«Если ещё более-менее молодые люди ещё могли себе позволить хоть как-то одеваться, следить за собой и более-менее прилично выглядеть, то у большинства советских стариков на это не было ни денег, ни сил, ни здоровья», – пишет наш сочинитель.

Насчёт денег. Начинающий инженер (учитель, врач) в городе получал в 70-80-е годы зарплату от 110 рублей в месяц. Уборщица в конторе или на предприятии – около 60-ти. Минимальная пенсия по возрасту в те же годы была 50 рублей. Средняя – 70-80. Максимальная для обычных трудящихся – около 120. Это «обычные» граждане. А вот академик на пенсии получал надбавку в 400 рублей. Военные пенсионеры в звании до полковника – до 250 рублей в месяц, милицейские – до 220. Генеральские пенсии начинались от 300 рублей. 

Однако и простой советский рабочий или служащий мог иметь 150-рублевую (практически «персональную республиканскую») пенсию за непрерывный стаж на одном рабочем месте. А пенсии шахтеров, рабочих горячих цехов, тружеников Крайнего Севера достигали 180-200 рублей и больше.

С какого перепугу тут можно говорить о том, что «советская старость обрекала человека на нищету в прямом смысле этого слова»? Что, мол, «да, с голоду советские старики не умирали, перебиваясь с хлеба на картошку, с картошки на кефир, но ничем другим, кроме нищеты, такое существование назвать нельзя»?! Это когда высокосортная «Докторская» колбаса стоила 2.20 рубля за килограмм, как и килограмм говядины, а на рынке кило свинины шло рубля за четыре. Килограмм творога стоил 15-16 копеек, столько же буханка хлеба. Овощи, коммуналка – тоже сущие копейки. 

И медицина в СССР была не только бесплатной, но и доступной. В еще не «оптимизированных» больницах нуждающиеся в лечении старики могли находиться месяцами. 

Или еще один миф о «советской старости».

«Пенсионный возраст в СССР громогласно именовался "почётным отдыхом", но на самом деле ничем другим, кроме как "списанием человека в утиль", это назвать было нельзя. Ни о какой самореализации в пенсионном возрасте в совке не могло быть и речи. Выходя на пенсию, человек фактически изгонялся из профессии и не мог больше ничем заниматься и зарабатывать –любое частное предпринимательство в совке каралось по закону».

Ну, насчет запрета частного предпринимательства возражать не стоит – так и было. И пока так было, пенсионерам не приходилось копаться в помойках в поисках еды.

А вот насчет «изгонялся из профессии»… У кого есть совесть говорить такое, когда сегодня в частном бизнесе не принимают на работу не то, что пенсионеров, но лиц старше 45, а то и 40 лет?! 

Достигших же пенсионного возраста в СССР никто с работы не выгонял. Более того, КЗОТ предусматривал для них гарантии защиты от необоснованного увольнения. Да, некоторые условия для таких работников чуть ухудшались: например, на больничном им разрешалось проводить не больше 2 месяцев в году (обычным работникам – до 4 месяцев подряд и 5 месяцев с перерывом в течении года). 

Зато длительно болеющим без надежды на восстановление трудоспособности предлагали оформление пенсии по инвалидности. Сейчас это может показаться фантастикой. 

    

Собственно, именно пенсия, немалая по размеру, была основной причиной, заставлявшей пожилых людей переставать работать. 

Для значительного числа профессий правительство СССР своим Постановлением от 31 декабря 1969 года №995 сделало исключения, разрешая работникам работать и после достижения пенсионного возраста с сохранением полной пенсии или ее значительной части. Это касалось медиков, учителей, почтовиков, ряда других рабочих и служащих. Единственное ограничение – получаемые выплаты не должны были превышать 300 рублей в месяц. 

Военным же пенсионерам, как и пенсионерам МВД, после выхода на заслуженный отдых, вообще, никто не запрещал устраиваться на работу (с сохранением немаленьких пенсий) в школы, на предприятия, в учреждения.

А еще «ужасы советской старости», по мнению критиков, заключались … в совместном проживании с младшими членами семьи! «…Редкие старики в СССР имели собственное жильё, а чаще всего жили в квартире со своими взрослыми детьми и подрастающими внуками, по ходу дела участвуя в их воспитании».

   

Ну как тут не порадоваться за современных старичков и старушек, видящих детей и внуков от силы несколько раз в году?! Или за деток, оставляющих одинокими тех, кто дал им жизнь и воспитал их?! 

Советский образ жизни был бесконечно более гуманным. Отдельную жилплощадь в СССР, причем бесплатно, получали практически все. Взрослые дети без труда могли оставить родителей доживать век в опустевшей квартире. После смерти стариков квартира вновь переходила к государству, если там не проживал (будучи прописан) хотя бы один более молодой родственник. Вот и предпочитали многие проживание с родителями хотя бы внука или внучки. И молодым были совет и помощь, а пожилым – забота. 

Подытожим. Все описанные «ужасы» советской старости вызывают ужас лишь от сознания чудовищной лжи, распространяемой критиками той эпохи. 

 

Художник: С. Якушевский.

5
1
Средняя оценка: 2.53846
Проголосовало: 13