Эра Арсения Павлова

Пять лет назад, 16 октября 2016 г. в Донецке погиб Арсений Сергеевич Павлов, знаменитый ополченец Моторола.

Еще в сентябре 2014 г. московский поэт Игорь Караулов опубликовал стихотворение, в котором и весьма точно характеризуется ситуация русского национального подъема, и даны типологические черты людей, воспринявших необандеровский антирусский геноцид на Донбассе как личный вызов и взявших в руки оружие. 

«Назовите молодых поэтов», – 
попросил товарищ цеховой.
Назову я молодых поэтов:
Моторола, Безлер, Мозговой.

Кто в библиотеках, кто в хинкальных,
а они – поэты на войне.
Актуальные из актуальных
и контемпорарные вполне.

Минометных стрельб силлаботоника,
рукопашных гибельный верлибр.
Сохранит издательская хроника
самоходных гаубиц калибр.

Кровью добывается в атаке
незатертых слов боезапас.
Хокку там не пишутся, а танки
Иловайск штурмуют и Парнас.
….
Есть косноязычие приказа,
есть катрены залповых систем,
есть и смерть – липучая зараза,
в нашем деле главная из тем.

Эти сильные строки оказались, как видим, во многом пророческими. Уже нет в Новороссии многих командиров Донбасса, погибших не на поле боя, а в результате террора. Захарченко, Толстых (Гиви), Ищенко, Дремов, Беднов, Мозговой…

Подполковник Арсений Павлов, Герой ДНР, кавалер Георгиевского Креста Новороссии, получивший известность с позывным «Моторола» как командир добровольческого батальона (бригады) «Спарта» погиб около девяти часов вечера. Это была уже не первая попытка (за предшествовавшие пять месяцев было осуществлено еще две), за Моторолой охотились давно – он был харизматичен, ярок, воински смел и удачлив. Покушения на него были однотипными: бомбы закладывались на «привычном пути следования», за Арсением следили и имели представление о его расписании, манере поведения и образе жизни. Взрывное устройство из пластида в тот раз было заложено в шахту лифта многоквартирного дома № 121 по улице Челюскинцев, в котором жил Арсений, было закреплено на тросе и приведено в действие дистанционно. Вместе с Моторолой погиб его охранник – ополченец первой волны 2014 г. Теймураз Гогиашвили.

В ДНР теракт сразу восприняли как метку возобновления войны. «Погиб мой близкий друг. Погиб от подлого взрыва. Мы выясним, кто исполнил: кто заказал – мы знаем. Когда мы придем к вам домой – никакой пощады вам не будет, поверьте», – горько воскликнул лидер ДНР Александр Захарченко. Он также заверил, что семье Арсена Павлова будет оказана помощь, что супругу Моторолы не оставят одну в беде и помогут ей вырастить детей. 

В ДНР был объявлен трехдневный траур – с 17 по 19 октября.

Герой Донбасса Моторола, дважды раненый в боях, за два года стал фигурой легендарной. Друзья воина рассказывали, что свой позывной Арсений Павлов выбрал сам еще до событий на Донбассе. В России он три года служил в 77-й бригаде морской пехоты связистом. Отсюда и прозвище, которое уже на сверхсрочной службе было с ним и во время двух добровольных полугодичных командировок в Чечню. Военный журналист Александр Коц, неоднократно встречавшийся и бывавший в военных переделках с Арсением Павловым, рассказывает, что Моторола родился в Коми, в 15 лет остался сиротой, рос с бабушкой. Помимо военной освоил и несколько гражданских профессий – спасателя, гранитчика-мраморщика. Но душа всегда лежала к военной стезе, по своей сути, по призванию это был воин. За «евромайданом» сначала наблюдал по телевизору, а потом и сам поехал в Киев. Услышав там оброненную кем-то фразу «за одного нашего будем убивать десять русских», он все для себя решил. И начал участвовать в протестном движении юго-востока Украины еще до Славянска. Ездил на демонстрации в Харьков, с которого начинался антимайдан, на митинги в Одессу и, наконец, попал на «Крымскую весну», откуда вместе с небольшим отрядом И. Стрелкова отправился в Славянск.

Кому была выгодна смерть Моторолы? Наблюдатели тогда обратили внимание, что за месяц перед терактом Порошенко, посмертно награждая двух военнослужащих ВСУ, погибших еще в 2014-м, и вручая «Золотые звезды» «героев Украины» их матерям, заявил, что, в частности, рядовой И. Брановицкий был убит в плену, и убил его лично Арсений Павлов. «Во время допросов, в нарушение всех международных конвенций по личной неприкосновенности, Игорь был лично застрелен одним из нелюдей-бандитов с позывным Моторола, – солгал Порошенко матери погибшего солдата. – Не будет прощения. И этот изверг будет привлечен к ответственности. Он ответит за смерть украинского героя». 

Подчеркнем: будучи не в силах решить проблему Донбасса военным путем Украина давно перешла к тактике террора. То есть фактически стала террористическим государством, «необандеровским ИГИЛ». 

Избранный метод убийства Павлова поразил брутальностью, подчеркивал наблюдатель, – тупо заминировали лифтовую шахту жилого многоквартирного дома. О том, сколько в этой ситуации могло быть «сопутствующих жертв» – даже думать страшно. Но разве ублюдков это остановило?

Донецкий военкор Анна Долгарева тогда высказала соображение, что убийство Моторолы полностью легло в канву событий, явственно указывавших, что украинская сторона настойчиво эскалировала конфликт на Донбассе. Журналистка привела статистику от 16 октября, дня убийства Моторолы: в Станице Луганской, откуда, согласно рамочному соглашению, ВСУ должны были отвести войска, отмечался подвоз военной техники и стройматериалов для укрепления позиций; были обстреляны северные и западные районы Донецка, Донецкий аэропорт, Ясиноватая, Горловка, Зайцево и южные рубежи республики; всего было зафиксировано свыше 500 обстрелов, из которых 300 – из тяжелого вооружения, запрещенного Минскими соглашениями; убит один военнослужащий армии ДНР.

Вскрылся и такой мотив донецкого теракта: Киев на следующий день после убийства Моторолы сделал заявление, суть которого свелась к тому, что на Донбассе стабильности нет, в центре Донецка теракты, поэтому выборы там проводить нельзя. Порошенко даже обратился в ОБСЕ с предложением отменить местные выборы – до полного восстановления контроля Киева над мятежными территориями.

Военспец РФ Игорь Коротченко отметил, что покушение на Моторолу было осуществлено профессионально, учитывая минирование лифта, наблюдение за домом, дистанционный подрыв. «Это СБУ или ГУР МОУ. Вероятно, украинскую ДРГ готовили и обучали профи из западных спецслужб. Плюс спутниковая закрытая связь для обеспечения ДРГ – у Киева ее нет».

Выгодно было устранение Моторолы и кукловодам киевских марионеток. «Отправная точка нового витка обострения на Донбассе – 22 сентября, когда палата представителей Конгресса США поддержала Закон о поставках “летального оружия” Киеву, – писал тогда известный журналист Дмитрий Стешин. – Это был внятный сигнал Украине – “продолжайте, мы с вами”. Заказчиков искать нет нужды – они первыми заявили публично о смерти Арсения Павлова. Советник главы СБУ Юрий Тандит сообщил о покушении раньше всех. Когда стало ясно, что СБУ несколько поспешило “вскрыться”, и последствия могут быть непредсказуемыми, в сети появилось видео с клоунами из запрещенной в РФ украинской националистической организации Misanthropic Division – срывающимся голосом они взяли на себя ответственность и зиганули дрожащими руками».

Кто-то искал в событиях в Донецке и Луганске и некие «внутренние обстоятельства», «разборки». Тому были причины, в том числе несколько громких и нераскрытых убийств, начиная с Алексея Мозгового. 

Однако аналитик Ева Меркурьева возразила такой позиции: «Не хочу слышать о том, что “убили свои”. Моторола не был ни политиком, ни бизнесменом. Он был русским воином. И врагов у Арсения Павлова было в числе тех, с кем он воевал и на этой войне, и на других войнах, достаточно. Убили чужие. Те, кому была выгодна смерть боевого командира “Спарты” именно теперь, в привязке к датам 14 и 15 октября (день образования УПА и день убийства Бандеры). Те, кому понадобилось лепить из этого убийства кровавое жуткое зрелище, вдохновляющее нацистов, – взрыв в жилом доме Донецка. Думаете, те, кого называют аббревиатурой “ДРГ”, ходят по городам республик в черных плащах с кинжалами и рюкзаками, набитыми взрывчаткой? Нет, это люди, которые неотличимы от обычных граждан – следить за Моторолой вполне могла семейная парочка с ребенком (или тремя попугаями и собакой), которая поселилась в том же доме, а через месяц-другой исчезнет бесследно. Организация же самого теракта в жилом доме для специалистов по терактам не представляет никакой сложности. Убийство Моторолы – дело рук украинских спецслужб. Не стоит преуменьшать их возможности.
Гораздо менее изощренно, но, по сути, так же открыто убили Олеся Бузину в Киеве. На людях. Цели очевидны – удар по республикам, смута в ополчении и в народе одновременно с поднятием “духа” националистов, обвиняющим режим в зраде и отсутствии успехов на восточном фронте
».

Горько констатируем, что убийство Моторолы – это был удар не только по нему лично или даже по ополченцам, а удар по всему Русскому миру. 

С прочувствованными репликами тогда выступили в социальных сетях журналисты и публицисты.

Денис Тукмаков, объявивший в знак горечи и траура сорокадневное молчание в соцсетях, написал на кончину Арсения Павлова: «Какая прекрасная жизнь! Какая завидная смерть. Погибнуть сразу, в расцвете сил, всеобщим любимцем, успев увидеть рождение своих детей. Заставить врага даже через год после перемирия с..ться от страха.
Так и остаться непобежденным на поле боя – чтобы тысячи битых вояк по ту сторону фронта до старости кусали ногти из-за собственной бездарности. До чего же счастливый человек. Светлая тебе память, Моторола!» 

Дмитрий Ольшанский: «Моторола был веселый солдат. Оживший Василий Теркин двадцать первого века; маленький, смешной вроде бы, а на самом деле сломавший хваленых киборгов и весь горе-миф про донецкий аэропорт. Но главное все-таки другое. Главное то, что Моторола был удавшийся, состоявшийся русский человек… Наш народ устал быть ненужным. Так вот он пришел из пустоты, откуда-то с автомойки, – и сразу стал нужен. Немножко разбойник, конечно, – но разбойник во славу России и государя, как любой атаман Платов или казак Ермак во все времена. Словом, национальный герой.
Пушкину бы понравился Моторола. Пушкин таких любил. Ну а мы и подавно
».

Правозащитник Лариса Шеслер: «Смерть Моторолы воспринимается как личная горчайшая утрата. Герой из народа, герой для народа, символ народного свободолюбивого духа. Таких героев рождает время, такими были Чапаев и Ковпак, такие герои становятся легендой после гибели. Моторола навсегда останется в нашей памяти, рыжебородый веселый и жизнелюбивый победитель».

Блогер Амирам Григоров: «Мы, что говорить, видели в нем то самое добро, что должно быть с кулаками, из стихотворения советской эпохи, помните же? Видели ту добрую силу, что вышла из самых недр русского мира, растоптанного, униженного и раздавленного 1990-ми, практически закопанного заживо русского мира, на могиле которого принялись отплясывать практически в обнимку различные региональные нацисты, вроде украинских самостийников, и московские либеральные, простите, гниды. Да, Арсена Павлова больше нет с нами. Но он показал нам, возможно, самое главное: русский мир жив, и он теперь – не беззащитен».

Андрей Бабицкий: «Моторола ушел туда, откуда неожиданно и появился – в легенду, получившую название Русской весны, в тот воплотившийся, ставший реальностью миф о русских людях, которые встряхнулись, пришли в сознание и поднялись на собственную защиту. Это стало возможным, когда проснулся Донбасс, когда Россия взяла под свое крыло соотечественников в Крыму. Именно в этот период обычный русский человек, прозябавший в каком-нибудь затянутом паутиной, забытом Богом и людьми углу, получил возможность вырвать себя из идиотизма повседневности и поставить в ряды защитников Отечества в самом широком понимании этого слова. Отечества, которое шире, чем конкретные страна или государство, Отечества как пространства, объединяющего всех своих – бывших, живущих, еще не рожденных. Именно во времена Русской весны стремление простых русских людей стать частью общенародного действия, обрело, как при Минине и Пожарском, свой редкий исторический шанс. Добровольцы, хлынувшие в Крым, а потом перебравшиеся в Донбасс, а также местные жители, влившиеся в ополчение – это как раз и была весна русского духа. Чего там было в каждом отдельном случае больше – авантюризма или патриотического подъема – никто не знает, но по совокупности, складывая отдельные воли и судьбы в единое целое, мы получаем картину народного восстания, в котором уже нет ничего наносного и случайного. Это именно что ожившее в самой толще желание сохранить себя, защищая язык, культуру, людей, землю, все, что маркировано словом “русское”. Это было время имен, вырванных обстоятельствами из полной безвестности, к которой они были приговорены ходом предыдущих событий. Страна с удивлением всматривалась в лица явившихся из ниоткуда – тех, кто не был назначен в герои высочайшим соизволением. Эти люди сами пришли и встали, пришли и начали делать. Но это время прошло. Пестрое разнотравье начальной фазы, захватывающее дух опасное соревнование в храбрости и мальчишестве, “Зарница” для взрослых мужиков, оставшихся подростками, все это оказалось вытесненным. Пришло понимание того, что происходящее на наших глазах и с нами – это тяжелая, кровопролитная война, конца которой не видно, сиротящая детей, сеющая смерть и горе в гигантских пределах, уносящая тысячи жизней. Где-то здесь и наступил момент, с которого началось перерождение Моторолы, Мотора в полковника армии ДНР Арсения Павлова, успевшего обзавестись всеми наградами республики, включая Звезду героя. Русская весна поменяла характер, поскольку от призыва “Вставайте, люди русские!”, откликаясь на который каждый поднимался, как мог и как хотел, необходимо было переходить к осознанию того, что беда пришла на землю Донбасса всерьез и надолго и теперь требуется мужество обороняться месяцами и годами, выполняя тяжелую и черную работу: строить укрепления, врываться в землю, осваивать навыки обращения со сложными боевыми механизмами, постоянно совершенствовать эти навыки в изматывающих учениях. Моторола легко встроился в новый порядок. У него не было никаких личных амбиций, желания указать вышестоящим на их военные или политические ошибки, он нашел себя в карьере и судьбе обычного военного человека, выполняющего свой долг по охране рубежей родины. Так бы, наверно, могло продолжаться очень долго и, в конечном счете, на месте некогда легендарного Мотора окончательно утвердился бы совсем новый человек – товарищ полковник Арсений Сергеевич Павлов. Но не случилось. Погибнув, он вновь стал символом той весны, которая расцветала на его плечах».

Памяти героев Донбасса сегодня слагаются пронзительные песни:

https://www.youtube.com/watch?v=augFYP09ALQ

https://www.youtube.com/watch?v=uK5_aCypPio

Скорбит Донбасс, скорбит Ухта, родная школа,
Прости же нас, что вышло так всё, Моторола…

16 октября 2020 г. в Донецке был открыт памятник Мотороле.

Смерть Арсения Павлова, как и его героических соратников, по-прежнему стучится в сердца, снова и снова вздымая в русских людях пафос Новороссии, новой России.

5
1
Средняя оценка: 2.47368
Проголосовало: 19