Мценский реванш: как танкисты Катукова потрепали Гудериана

4-11 октября на подступах к Мценску танковая бригада полковника Катукова, применив новую тактику, уничтожила почти половину машин 4-й танковой дивизии вермахта, входившую в 2-ю танковую группу генерала Гудериана, сорвав его попытки овладеть городом русских оружейников Тулой.

30 сентября Гудериан начал наступление в рамках операции «Тайфун», главной целью которой было овладение Москвой. 3 октября бронемашины 4-й танковой дивизии вермахта вошли в Орел, оставленный нашими войсками. 
Следующей целью немцев была Тула. Расстояние от Орла до Тулы в 188 км с учетом темпов вражеского наступления, доходивших до 50-80 км/сутки, могло быть преодолено немецкими танкистами в считанные дни.
Командование Брянского фронта предпринимало все возможное, чтобы остановить продвижение врага, делая упор на защите небольших городов, таких, как Мценск, находившийся за полсотни километров от Орла по направлению к Туле. Вблизи этого старинного русского города в те дни и произошло уникальное во многом танковое сражение.
Это была первая крупная победа наших танкистов.

В тактико-технических характеристиках советские легкие танки Т и БТ превосходили вражеские «двойки» и «тройки» и по толщине брони, и по калибру танковых пушек. Конкуренцию им могли составить лишь более мощные гитлеровские «четверки» (Pz.IV). Однако и они не имели шансов при прямом столкновении с новейшими советскими Т-34, не говоря уже о тяжелых КВ. «Тридцатьчетверки» могли достать немцев с расстояния полутора-двух километров в лоб, сами будучи уязвимыми для немецких снарядов от силы с полукилометра и то лишь в борт или корму.
Однако итоги одного из самых крупных танковых сражения Великой Отечественной в районе Луцк – Дубно – Броды (с советской стороны там участвовали 3 с лишним тысячи танков, с немецкой – около 800) оказались для РККА печальными из-за отсутствия на большинстве наших танков радиосвязи, несогласованности в действиях отдельных подразделений, плохой защиты от ударов с воздуха, отставания пехоты, недостаточной ремонтной базы. 

За неделю механизированные корпуса РККА потеряли 2648 танков. Немецкие потери были на порядок меньше. В огне приграничных сражений первых недель войны советские механизированные корпуса буквально сгорели. В последующем об их восстановлении уже не думали, перейдя на более скромные по численности боевые единицы – танковые бригады.
Впрочем, и название бригады порой было условным. Это в полной мере относилось к 4-й танковой бригаде полковника Катукова, сформированной из танков, сошедших с конвейера Сталинградского завода: в бригаду входило всего 46 бронированных машин (по штатам весны 1941 года это было даже меньше, чем в полноценном танковом батальоне). А танковая дивизия, к примеру, состоявшая из 3 танковых полков и танкового батальона, входившего в мотострелковый полк такой дивизии, имела на вооружении свыше 300 боевых машин.

Приблизительно такую же численность, около трех сотен танков, имел и противник Катукова – 4-я танковая дивизия генерала фон Лангермана. 
Однако подчиненные полковника Катукова, как и он сам, не были малоопытными бойцами. Новая танковая бригада РККА формировалась преимущественно из уцелевших танкистов 15-й танковой дивизии, которой полковник командовал в сражении под Бродами. И этим ветеранам, и их командиру было что противопоставить врагу. 
Генерал Гудериан незадолго до сражения под Мценском писал в дневнике: «Советский танк Т-34 является типичным примером отсталой большевистской технологии. Этот танк не может сравниться с лучшими образцами наших танков, изготовленных нами и неоднократно доказывавшими свое преимущество»
На самом деле «тридцатьчетверка» была исключительно опасной для всех немецких танков того времени. Просто, чтобы реализовать все ее преимущества, необходимы были грамотное командование и новая тактика. Все это с блеском продемонстрировал под Мценском Михаил Ефимович Катуков. 

Немцы привыкли проводить разведку боем мотопехотными подразделениями, наводя на передний край советской обороны удар артиллерии и авиации и лишь затем пуская в наступление танки. 
Катуков же организовал в качестве приманки для противника ложный передний край, где небольшое количество бойцов имитировали полноценную оборону. А когда на отутюженные немецкими бомбами и снарядами безлюдные окопы пошли в атаку вражеские «тройки» и «четверки», по ним стали бить прицельным огнем затаившиеся в близлежащих подлесках и оврагах советские танки.
Такая тактика создания ложных позиций и танковых засад применялась Катуковым неоднократно, приводя к впечатляющим потерям у врага. В приказе № 337 наркома обороны СССР говорилось: «4-я танковая бригада отважными и умелыми боевыми действиями с 04.10.1941. по 11.10.1941., несмотря на значительное численное превосходство противника, нанесла ему тяжёлые потери и выполнила поставленные перед бригадой задачи прикрытия сосредоточения наших войск… В результате ожесточённых боёв бригады с 3-й и 4-й танковыми дивизиями и мотодивизией противника фашисты потеряли 133 танка, 49 орудий, 8 самолётов, 15 тягачей с боеприпасами, до полка пехоты, 6 миномётов и другие средства вооружения. Потери 4-й танковой бригады исчисляются единицами».
На самом деле, потери у катуковцев были. Гибель 6 «тридцатьчетверок» и двух тяжелых КВ в первый день тех боев для бригады из 46 танков – потеря довольно чувствительная, но потери врага были на порядок выше! 

 ***

Немаловажно, что 4-я танковая дивизия немцев преодолевала 60 км, отделяющие захваченный врагом Орел от Мценска, целых 9 дней! Немаловажно и то, что на Мценск наступали подчиненные генерала Гудериана, одного из организаторов стремительного разгрома французской армии весной-летом 1940 года. Под Мценском «быстроходный Гейнц» был вынужден забыть о своей быстроходности, как и о желании захватить Тулу, которая осталась непокоренной.
После этого сражение в дневнике Гудериана появилась уже другая запись по поводу «отсталого советского танка»: «Я в понятных терминах охарактеризовал явное преимущество Т-34 перед нашим Pz.IV и привел соответствующие заключения, которые должны были повлиять на наше будущее танкостроение».
Соответствующие выводы немецкими танкостроителями были сделаны к сражению на Курской дуге, когда вермахт получил более мощные «Тигры» и «Пантеры». Для успешного противостояния им Т-34 был модифицирован – оснащён более крупнокалиберной и дальнобойной 85-мм пушкой, вместо прежней 76-мм.

По итогам боев за Мценск 4-я танковая бригада полковника Катукова получила почетное гвардейское звание, став «1-й гвардейской». А под командованием боевого офицера, на погонах которого быстро увеличивалось количество генеральских звезд, оказывались все более крупные танковые подразделения. 
В 1943 году Катуков стал командиром 1-й танковой армии, спустя год также удостоенной звания гвардейской. Во главе этой армии он принял участие в победном штурме Берлина, будучи уже генерал-полковником.
С 1959 года и до самой смерти в 1976 году маршал бронетанковых войск Катуков служил в Министерстве обороны на инспекторских должностях. А первой его победой и первой крупной победой советских танкистов в Великую Отечественную войну стала именно битва под Мценском, развеявшая миф о непобедимости немецких панцеваффе. 

5
1
Средняя оценка: 5
Проголосовало: 1