Снова «Горе от ума», или Как станцевать балет на дэржавной мове

«Весь мир – театр, а люди в нем актеры». Эту метафору Уильяма Шекспира знают даже те, кто не знает, что это урезанная цитата из монолога Жака из комедии «Как вам это понравится», кто не знает, что такое метафора, а тем более не знает, кто такой Уильям Шекспир.

Нельзя исключать, что выпускнику Николаевского педуниверситета (Николаев, кстати, русскоязычный город) по специальности украинский язык и литература и английский язык и зарубежная литература Тарасу Креминю все это известно. Почему получив должность уполномоченным по защите государственного языка, более известную под названием языковой омбудсмен, но еще более известную как уполномоченный по уничтожению русского языка и шпрехенфюрер, он начал играть роль до омерзительности отрицательную, оставим размышлять театральным критикам. Хотя говорят, что и ранее положительным персонажем Тарас Креминь не был. Скажем лишь, что руки его вслед за телеканалами и кинотеатрами дотянулись и до театров в классическом понимании.

Как и полагается до омерзительности отрицательному персонажу, шпрехенфюрер этим похвастался.

В июле сего года вступило в действие очередное требование закона об украинизации Украины, которое, среди прочего, обязывает делать перевод театральных представлений либо звуковой либо субтитрами. Это требование касается всех театров – государственных и коммунальных.

И вот оказалось, что из десятков государственных театров новые требования соблюдают лишь три. 

В Национальном академическом драматическом театре им. Ивана Франко (Киев) все 309 спектаклей были сыграны на украинском языке, все 306 спектаклей на украинском языке были и в Национальном академическом украинском драматическом театре им. Марии Заньковецкой (Львов). В Национальном академическом театре оперы и балета Украины имени Т.Г.Шевченко (Киев) из 132 спектаклей, 89 выполнялись на государственном языке, 43 – на другом языке и были переведены на государственный с помощью субтитров, звукового перевода или другим способом.

Что касается других театров Украины, то Креминь заявил следующее (в переводе с украинского):

«Во Львовском национальном академическом театре оперы и балета им. Соломии Крушельницкой из 107 спектаклей 19 – на государственном языке, другие 88 были переведены.

В Национальном академическом театре русской драмы им. Леси Украинки (Киев) 16 спектаклей были выполнены на государственном языке, на другом языке с переводом на государственный – 318.

В то же время в Одесском национальном академическом театре оперы и балета 3 представления выполнялись (хотя и в украинском, и в русском языке представления, спектакли и оперы принято давать, а не выполнять, – М. К.) на государственном языке, 102 – другом, лишь 45 из которых были переведены на государственный язык с помощью субтитров, звукового перевода или другим способом.

Похожая ситуация и в Харькове, где в Харьковском национальном академическом театре оперы и балета им. Лысенко из 49 спектаклей, выполненных на негосударственном языке, только 19 были переведены с помощью субтитров, звукового перевода или другим способом.

Всего же в Харьковском национальном академическом театре состоялся показ 132 спектаклей, из которых на государственном языке были выполнены 4 оперы, 32 больших и камерных концерта сугубо украинским и 47 концертов, где украинские произведения исполнялись наряду с иноязычными.

Аналогичная ситуация в Одессе и Харькове…».

И в завершение пара комментариев от пользователей фейсбук под откровением шпрехенфюрера.

В переводе с украинского: «Я извиняюсь ... Судя по количеству спектаклей, в одесском оперном театре вы посчитали оперу и балет вместе. Балет на украинском языке – это как? Гопак?».

И без перевода: «Любопытно было бы глянуть «Горе от ума» Грибоедова, державною. Там и монолог интересный есть».

5
1
Средняя оценка:
Проголосовало: