Контридеологический удар ментальной войны

То, что вы прочитаете ниже, может показаться многим диким и несерьёзным. Но прошу не спешить с выводами – автору уже седьмой десяток, из которых сорок лет посвящено военно-политической журналистике, у него базовое историческое образование и неиссякаемый многолетний интерес к узловым проблемам и загадкам самой большой войны Человечества – Второй мировой. И потому он готов ответить за свои выводы.

По итогам многолетних размышлений, у меня сложилось, наконец, из разных крупных и вроде бы даже не всегда логически связанных фрагментов, несколько нестандартное, в чём-то альтернативное, а главное полностью сложившееся в единый логический «пазл» видение Второй мировой войны. Изложу, в основном в виде тезисов, основные параметры этого видения: 

– Первое: 
Центральный пункт моей версии – высадка «союзников» в Нормандии 6 июня 1944 года была сугубо договорной операцией, заранее согласованной с немецким военным командованием. Успех высадки был обеспечен руководством немецкого Запфронта. Генерал-фельдмаршалы вермахта Рундштедт, Роммель и Клюге – все сторонники союза с Западом против СССР и участники заговора против Гитлера. Фактов на этот счёт вполне достаточно.
Вот лишь некоторые из них, обобщённые в моих предыдущих работах на эту тему: 

«Есть серьёзные основания утверждать, что высадка союзников Нормандии вообще не была военной победой в буквальном смысле этого слова. И больше того – в принципе не могла таковой стать. И вот почему.
Даже при том, что основная масса германских войск в это время была скована на Востоке, на территории Франции, Бельгии, Дании и Нидерландов у немцев, на тот момент, было вполне достаточно сил и средств для того, чтобы гарантированно пресечь любую попытку англо-американского вторжения. Здесь находилось около семидесяти дивизий, то есть примерно один миллион солдат и офицеров. Причём это были не какие-нибудь второсортные тыловые части, а самые обстрелянные, матёрые окопники с Восточного фронта, для которых Западная Европа была главной базой отдыха. В распоряжении вермахта имелось, только официально, две тысячи танков и самоходных орудий. И это не считая несметных запасов бронетехники капитулировавшей в 1940 году французской армии, которые немцы весьма успешно переделывали под свои нужды.

Фельдмаршал Эрвин Роммель инспектирует 21-ю танковую дивизию в Нормандии. 1944 г. На снимке немецкие самоходные орудия, изготовленные на базе трофейных французских таков.

В непосредственной близости от района будущей высадки находились мощные силы германской авиации ПВО, которая к этому времени имела огромный боевой опыт и достаточно эффективно противостояла массированным налётам союзных ВВС на Германию.
Даже эти далеко не полные данные говорят о том, что десант в Нормандии был операцией, мягко говоря, рискованной. Тем более, что немцы за два года до этого убедительно доказали, что способны пресечь любую попытку такого рода буквально в считанные часы. Именно так, с молниеносной эффективностью они уничтожили британско-канадский десант в районе Дьеппа в 1942 году. И хотя тот десант был сравнительно небольшим по численности, но ведь и для его уничтожения в течение трёх часов (!) хватило всего нескольких батальонов вермахта, оказавшихся в нужное время в нужном месте.
И, казалось бы, при наличии во Франции почти миллиона немецких бойцов, у Гитлера в 1944 году и вовсе не было никаких оснований слишком опасаться очередной попытки форсирования Ла-Манша. И, судя по всему, он и не опасался, полностью полагаясь на обеспеченное здесь, причём с большим запасом, количественное, да и качественное, превосходство немецких войск. Не следует забывать и о том, что какие бы несметные полчища ни накопили англосаксы на британском берегу, их высадка во Франции никак не могла быть одновременной. И, следовательно, в первой волне вторжения могла участвовать только сравнительно небольшая часть этих сил.
Что, собственно, и произошло в действительности. 6 июня на территорию противника союзниками было высажено примерно 150 тысяч человек. И это, разумеется, цифра внушительная. Хотя она минимум в пять раз уступала немецкому военному потенциалу во Франции. Но при этом не следует забывать, что почти 40 тысяч из них были парашютистами, которые, попав во вражеский тыл, ещё несколько дней блуждали по незнакомой местности и даже найти друг друга не могли. Не то, чтобы представлять реальную угрозу для врага.
Отсюда вытекает законный вопрос. Почему немцы, располагавшие во Франции многочисленной группировкой боеготовых войск, опиравшейся на мощную систему береговых укреплений, на строительство которых у них ушёл не один год, имевшие огромный боевой опыт Восточного фронта (чего, кстати, не было у союзников), а также пример безупречной противодесантной операции в Дьеппе, оказались не способны противостоять очередной, пусть даже гораздо более масштабной, попытке вражеского десанта?»
 

Почему пролив Ла-Манш не был целиком и полностью заминирован ещё задолго до высадки. Точно так же как немцы забросали морскими минами весь Финский залив и фактически заперли советский балтийский флот в блокадном Ленинграде. Минная угроза, при соответствующем противодействии минно-тральным силам противника с воздуха, сама по себе исключила бы угрозу вторжения с моря. 
Но многочисленная германская авиация в первые дни боёв на Западе практически полностью отсутствовала в районе вторжения. 
Почему Гитлера не разбудили сразу после начала вторжения, из-за чего было потеряно несколько самых важных часов для организации отпора? Настолько штабные генералы боялись нарушить драгоценный сон фюрера? А головы потерять они не боялись за несвоевременный доклад в чрезвычайной ситуации? Что-то здесь явно не то! 
Очевидцы рассказывают, что только один немецкий пулемётчик на участке высадки «Омаха» перестрелял в первый день вторжения больше тысячи абсолютно беззащитных на голом нормандском пляже американских десантников. И если даже это некоторое преувеличение, то ведь и пулемётов у вермахта вроде было несколько больше, чем одна штука?
Подобных вопросов множество. И никаких сколько-нибудь вразумительных ответов за целых 77 лет! Одна пропагандистская трескотня западных СМИ. Не правда ли странно?  

– Второе и главное: 
Подлинной целью высадки было не столько освобождение Европы, сколько объединение англосаксонского Запада с Германией против СССР с «сакральной жертвой» в лице Гитлера. Общий замысел операции: 
1) сдача Западного фронта;
2) устранение Гитлера и его ближайшего окружения с объявлением «победы демократической революции в Германии»;
3) полное прекращение боевых действий против Запада;
4) создание общего фронта Запада против СССР.

– Третье: 
Массированные бомбардировки Германии (достигшие своего пика в период 1943 – первой половины 1944 гг.) имели главной и практически единственной целью создание благоприятных морально-психологических условий для её перехода на сторону Запада. Именно с этой целью бомбили в основном не военные заводы, а крупные города.

– Четвертое: 
Этот стратегический план Запада был частично провален Гитлером, которого на Западе заранее назначили искупительной жертвой. Это его категорически не устраивало. И он не сразу всех, но многих прозападных «демократов» в генеральских мундирах перевешал

– Пятое: 
Не исключено, что общеизвестная версия покушения 20.07.44 – была инсценировкой самого фюрера и его подручного Гиммлера с целью иметь предлог для большой чистки. Много странностей. Свободное ношение портфелей с бомбами в штаб-квартире фюрера. А главное – совершенно целый и невредимый Гитлер. Опять чудо? А ещё срочный (в тот же день!) расстрел даже без допроса (!!!) непосредственных исполнителей теракта.

– Шестое: 
Дальнейшую войну Гитлер поручил СС и за счёт этого частично стабилизировал фронт. Арденнская операция. Вся власть в рейхе и вермахте окончательно перешла к СС. Фактически это стало завершением «нацистской революции» в Германии, начавшейся ещё в 1933 году. Началось создание государства СС. 

– Седьмое: 
Англосаксы, несмотря на частичную неудачу, продолжили усилия для выполнения своего первоначального плана – создания общего фронта с Германией против СССР.
Многочисленные попытки сепаратных договорённостей на Западе и в Италии в период конца 44 – начала 45 гг. с целью организованной сдачи немецких войск с дальнейшим их включением в указанный план. Особого успеха не имели из-за сильного противодействия государства СС.

– Восьмое: 
Третий этап плана. Массовая капитуляция немецких сил на Западе и в Италии с сохранением их организации и боеспособности. Это довольно широко известно как план «Немыслимое». 
В ОТЛИЧИЕ ОТ КАНОНИЧЕСКОЙ ВЕРСИИ, АВТОР СКЛОНЕН СЧИТАТЬ, ЧТО ЭТА ОПЕРАЦИЯ НАЧАЛАСЬ АКТИВНОЙ ФАЗОЙ НЕ В ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ВОЙНЫ, А С МОМЕНТА ВЫСАДКИ В НОРМАНДИИ, КОТОРАЯ И БЫЛА ПРЕДПРИНЯТА С ЦЕЛЬЮ СОЗДАНИЯ ОБЩЕГО ФРОНТА ЗАПАДА ПРОТИВ СССР.

Но сама эта активная фаза была только «Планом С».
План А:
– предвоенные усилия Запада по канализации агрессии нацистов на Восток. Это общеизвестно, хотя и категорически отрицается самим Западом.
План В:
– начал реализовываться в мае 1941 г. После переговоров якобы «сумасшедшего» Рудольфа Гесса в Лондоне, когда немцы получили карт-бланш на Востоке на три года, в видах их ожидаемого на Западе взаимоуничтожения с Россией. 
Высадка в Нормандии в рамках «Плана В» изначально планировалась через три года (кстати, её первый срок 15.05.44 – день в день с контактом Гесса в Лондоне 15.05.41) 
Но тогда предполагалось просто прийти в Европу на руины уже взаимно уничтоженных Германии и СССР. А в 1943–44 гг. пришлось «стимулировать» немцев массированными бомбёжками и подключать генералов вермахта.

Практическая реализации темы в контексте «ментальных войн» современности: 

Всё вышесказанное может послужить историко-концептуальной основой для нанесения мощного контридеологического удара по традиционной версии Второй мировой войны, которая фактически льёт воду на мельницу Запада, выставляя англосаксов в роли «благородных союзников» и даже «главных победителей» нацизма, что полностью противоречит исторической правде.
Сейчас в РФ постепенно отходят от слепой веры в то, что американская идеология и система взглядов на мир и его историю – непререкаемый канон. Нарастает потребность в отличном от этого канона, уже многими понимаемом, как проявление бесчестного своекорыстия Запада, своём взгляде на ключевые вопросы бытия.
Противник (Запад) самым активным образом, не стесняясь в средствах, продолжает насаждать в самой массовой аудитории свои взгляды. В том числе на нашем государственном пространстве и, в частности, в затронутой мной исторической сфере.
Яркий пример такого рода – голливудский «исторический» кинобоевик «Операция «Валькирия», самым широким образом представленный в российских кинотеатрах и на прочих платформах отечественному зрителю. Где самым беззастенчивым образом препарирована даже общеизвестная канва реальных событий и весь заговор против Гитлера сведён к героическим подвигами неотразимого голливудского красавчика Тома Круза (фон Штауффенберга). 
Однако! Фильм снят по-голливудски лихо, мастеровито, подкупает точностью воспроизводства технических деталей и вообще рассчитан на массу, охочую до ярких зрелищ. Притом, что степень историчности этой картины стремится к нулю, это их совершенно не смущает в смысле навязывания массе выгодной им интерпретации тех событий. И такой подход даёт результат!

Вопрос: почему это должно смущать нас, если наша точка зрения в корне отлична от западной? Тем более что её можно фактологически обосновать на несколько порядков лучше голливудской. То есть, в нашем случае, о чистом «визионерстве», в плохом смысле слова, даже говорить не приходится. Это как раз то, чем занимается Голливуд. 
То есть речь идёт, в качестве одного из вариантов реализации данного контридеологического проекта, о создании технологически равноценной, но гораздо более обоснованной логикой и фактами киноверсии истории, альтернативной указанному «блокбастеру» Голливуда. Не камерного, артхаусного кино для избранной, «чистенькой» публики и междусобойчиков типа «Кинотавра», но именно как массового зрелища и всенародного киноучебника истории. Который, при этом, будет намного более убедительным и правдивым, чем западная стряпня. 
Та историческая канва, которая изложена в данной записке и может быть подтверждена, как неопровержимыми фактами, так и убедительной логикой в тех случаях, когда фактические доказательства скрыты завесой непроницаемой тайны, может стать прочной основой для создания такой картины.

5
1
Средняя оценка: 2.83962
Проголосовало: 106