Лиса

Со вчерашнего вечера столбик термометра не поднимался выше нуля градусов, падал снег. 
– Видимо, зима нынче будет суровой, – подумал Рихсикул, очищая двор от снега. На самом деле, за ночь выпал обильный снег, и не было похоже, что он прекратится в скором времени. Убирая снег, Рихсикул как вкопанный остановился возле курятника, дверцы которого были открыты настежь, и кур в нём не оказалось. Оглядевшись вокруг, на снегу он увидел чёткие следы зверя. Они были немного больше кошачьих и напоминали лисьи. Рихсикул поспешно осмотрел другую клетку – та была заперта, петух-драчун был жив. Рихсикул немного успокоился, но всё равно было жаль пропавших птиц. 
– Асалат, – позвал он жену. 
– Да, иду, что случилось? – мигом примчавшись, спросила она. 
– Разве ты не закрыла двери курятника вечером? 
– Нет, – сказала жена, подходя к Рихсикулу. – Я думала, вы сами закроете. А что произошло? 
– Эх, твою мать... – бормотал Рихсикул. – Лиса съела курочек. 
– Да, – сказала жена, – каждый день было по два яйца, что теперь будет? 
– Держи, будут отныне тебе яйца, – сердито сказал муж, направляясь ко второй клетке. 
Асалат была в полной растерянности. Рихсикул же уставился на петуха по кличке Олаканот. Хорошо, что хоть с ним ничего не случилось. Петух с длинной шеей и ногами также внимательно разглядывал своего хозяина. «Отличный у меня петух!», – подумал он. На самом деле, его любимый подопечный боец ещё ни разу не проигрывал в петушиных боях. Осенью прошлого года Олаканот победил даже петуха его закадычного друга Эшматбая. К счастью, лиса не могла открыть его клетку: вот была бы беда! Эх, эти женщины ничего не понимают. Рихсикул посмотрел на жену – та всё ещё, грустно опустив глаза, стояла возле курятника. 
– Эй, что ты там делаешь? Лучше иди приготовь завтрак, – сказал он, угрожающе глядя на жену. 
– Ладно, – сказала Асалат и поспешила в сторону кухни. – Сейчас молоко будет готово. 
Рихсикул молчал. Он понимал – жена не виновата в том, что курятник остался вчера вечером не запертым. Очарованный своим Олаканотом, он сам забыл закрыть дверцу. С этими мыслями он вновь принялся убирать снег. Рихсикул думал: не успеешь оглянуться, как снова наступит весна, возобновятся петушиные бои, а значит, до Навруза нужно хорошенько подготовить Олаканота к ожесточённым схваткам. Надо вдоволь кормить его яйцами, мясом и поить кровью. Хохлаток утащила лиса, так что яиц больше не будет. А что, если купить птиц у Эшматбая? «Хорошая мысль. Сегодня, когда он придёт играть в нарды, постараюсь уговорить его продать мне несколько кур», – твёрдо решил Рихсикул. 
– Идите завтракать, – позвала Асалат. 
– Иду, иду, – ответил Рихсикул, направляясь в дом. 
К завтраку его ждали Асалат и двое сыновей. 
– Папа, а что, наших куриц лиса утащила? – спросил старший сын. 
– Да, сынок, утащила всё-таки, – сказал Рихсикул, глядя на своего первенца-четвероклассника. 
– Папа, а вы можете застрелить лису? – продолжал мальчик. – Ведь, у вас есть ружьё… 
– Мы пристрелим лису, сынок, если она снова заявится к нам, – ответил Рихсикул. 
– Лисица хитрая, придёт незаметно, – заметил старший сын. 
– Всё равно можно заманить её в ловушку, – парировал младший. 
Рихсикул сидел за завтраком, ему было любопытно, что его дети думают о лисе. Они задавали вопросы, он отвечал, а Асалат настаивала, чтобы мальчишки меньше разговаривали, чтобы не опоздали в школу.

После завтрака дети ушли в школу. Риксикул сидел молча, положив ногу на кирпичную печь. Жена принесла дрова из сарая. Когда в доме немного потеплело, мужчина снял свитер и прилёг, положив голову на подушку. Рихсикул вдруг вспомнил Эшматбая. «Наверняка он тоже валяется дома, как я, бездельничает», – подумал Рихсикул. Кстати, друзья были рабочими на комплексе «Шуртангазкимё». Работали вахтовым методом: пятнадцать дней на работе, пятнадцать – дома. Риксикул подумал: может, стоит позвонить Эшматбаю, позвать его к себе? Скука – вещь невыносимая. Он встал и позвонил Эшматбаю. 
– Да, Риксикул, – ответил Эшматбай на звонок друга. 
– Приди ко мне, поговорим, в нарды будем играть, – сказал Рихсикул. 
– Хорошо, вообще-то сам собирался к тебе, – ответил Эшматбай. – Но учти, если проиграешь, угостишь пловом. 
– Договорились, – сказал Рихсикул и выключил мобильник. Потом позвал жену и сказал, чтобы она принялась готовить плов. 
– Опять эти проклятые нарды, неужели не надоело вам? – недовольно пробормотала Асалат. 
– Иди, займись лучше делом, – сказал Рихсикул, довольно потирая ладони. 
Жена молча удалилась на кухню. Ей не нравилось, что муж в последнее время слишком сильно увлёкся нардами. Этих двух друзей связывали не только нарды. Рихсикул и Эшматбай были сверстниками – учились вместе 10 лет в одном классе, вместе служили в армии, а теперь и работают вместе на одном предприятии. Они оба были заядлыми фанатами петушиных боёв. Особенно Эшматбай. Он постоянно держал несколько драчливых петухов для петушиных боёв. А у Рихсикула не было другого петуха, кроме единственного Олаканота. 
И на том спасибо, что у меня есть такой петух, – думал про себя Рихсикул. В тот самый момент ворота отворились, и во двор вошёл Эшматбай, толстый, краснощёкий и малого роста. 
– Заходи, заходи, устраивайся, – пригласил Рихсикул, увидев друга из окна, и указывая на террасу. 
– Ну и где твои нарды? – тут же с порога спросил Эшматбай. 
Поздоровавшись с другом, гость снял шапку и куртку и сел за стол. 
– Как твои дела, почему такой грустный? – спросил Эшматбай, опираясь на подушку. 
– Да вчера ночью двух моих кур лиса утащила, – сказал Рихсикул.
Эшматбай рассмеялся и спросил: 
– Петуха тоже? 
– Нет, не дай Бог, – сказал Рихсикул. – Курятник остался не запертым, вот и беда. 
– Эй, не вини себя, дружок, – успокоил друга Эшматбай. – Если захочет, то лиса утащит и из запертого сарая. Ведь сам знаешь, какая она хитрая. 
Пока они разговаривали, Асалат принесла чай. Друзья взялись за нарды. 
– Ну что, готов проиграть? – подтрунивал над приятелем Эшматбай. 
– Посмотрим, что ты умеешь, – сказал Рихсикул в ответ. 
Четыре раза подряд выиграл Эшматбай. Почувствовав везение, он спросил у друга: 
– Если опять проиграешь, поставишь на кон своего петуха? 
– И не думай об этом, – ответил Рихсикул. – Я никогда не ставлю его. Лучше ты сам поставь на кон своих кур, хотя бы двух. Понимаешь, яйца нужны, чтобы кормить петуха до весны. Хочу иметь дома куриц, чем покупать яйца у соседей. 
– Да, у меня есть куры на продажу, – сказал Эшматбай. 
– Как будто я не знаю сколько у тебя птиц, – продолжал Рихсикул. – Ничего не случится, если ты проиграешь пару из них мне. 
– Ладно, но давай сначала я поговорю об этом с женой, – сказал Эшматбай, думая над очередным ходом. 
Рихсикул снова проиграл. Он недоумевал, как всё же везёт в этой игре Эшматбаю. Пока они играли до полудня, Рихсикул выиграл всего две или три партии. Все остальные были за Эшматбаем. К обеду Асолат приготовила плов, друзья нехотя остановили игру. Тем временем дети один за другим возвратились из школы. После обеда Эшматбай засобирался домой. Когда Рихсикул провожал друга, тот сказал: 
– Давай посмотрим, откуда лисица могла проникнуть в курятник. 
Рихсикул провёл его к курятнику. 
– О, лиса зашла так далеко, – сказал Эшматбай, осматривая курятник. – Хорошо, что не тронула твоего петуха. 
– Его клетку мы запираем плотно, лиса не может её открыть, – сказал Рихсикул. 
– Да, ну я пошёл домой, – сказал Эшматбой, дрожа от холода. 

Проводив друга, Рихсикул направился к коровнику, чтобы накормить животных. В это время дети собирались на улицу поиграть в снежки, но Асалат не разрешила. Побродив некоторое время по двору, Рихсикул снова направился к курятнику. Дав воду и зерно петуху, он почувствовал, что начинает мёрзнуть. Тогда он зашёл в дом, растянулся у печи и заснул. Когда открыл глаза, во дворе было уже темно. В то время Асалат занималась детьми. Глядя на Рихсикула, она сказала: 
– Сейчас буду доить корову, а вы придержите телёнка. 
Рихсикул встал и вышел во двор умыться. Всё ещё шёл снег, мороз щипал лицо и руки. Жена принесла полотенце. 
Умывшись, Рихсикул отворил коровник и развязал телёнка. Тем временем пришла и жена с ведром, начала доить корову. Рихсикул помогал жене, пока та не надоила необходимое количество молока. Закончив работу, Асалат ушла. Он принёс люцерну корове. Привязав телёнка, закрыл дверцу коровника. Рихсикул отнёс корм и петуху, и всё время наблюдал за тем, как птица жадно клюёт зерно. Уходя, крепко закрыл клетку. Было уже поздно. Рихсикул, помыв руки, вошёл в дом. Дети уже сделали уроки. Рихсикул играл с ними в домино, затем все вместе поужинали. После ужина он вышел во двор, осмотрелся. Убедившись, что всё в порядке, пошёл спать. 
Утром у него болела голова, ибо сон не удался. Он встал и вышел во двор. Вдруг его взгляд пал на клетку, в которой жил петух Олаканот. Дверь клетки была раскрыта настежь. Рихсикул изо всех сил побежал к курятнику. 
– Что случилось? – увидев, что муж побежал в сторону курятника, испуганно спросила жена. 
– Будь проклята лиса – и петуха забрала, – произнёс он огорчённо. 
Асалат даже не знала, что сказать мужу. Рихсикул не мог произнести ни слова. Поэтому Асалат молча начала заниматься своими делами. Она знала, как сильно её муж любил Олаканота. Муж ничего не сказал своим сыновьям, хотя те догадывались, что лиса унесла и петуха. Видя, что Рихсикул не в настроении, семья тихонько принялась завтракать. Асалат отправила детей в школу, а Рихсикул позвонил своему другу Эшматбаю и рассказал обо всём. 
– Эх, как ты терпишь всё это, – в телефоне послышался раздражённый голос Эшматбая. – Пристрели эту лису скорее! 
– Легко сказать, где я найду её? – нервничал Рихсикул. 
– Ты – дурак, – сказал Эшматбай. – Река и лес рядом с твоим домом, бери ружьё и выстрели в любую попавшуюся лису. Хотя бы настроение себе поднимешь чуточку. 
– Ну и дурак же я на самом деле, нашёл у кого спросить совет, – сердито ответил Рихсикул. 
Зря я вчера не внял словам своего сына. Надо было пристрелить лису ещё вчера. Кто знает, может, тогда Олаканот был бы сейчас жив, корил себя мысленно Рихсикул. Может, Эшматбай был прав на счёт стрельбы в первую попавшуюся лису?! Да, конечно, так и сделаю, – решил он, надевая сапоги. 
– Асалат, – позвал он жену, выйдя во двор. – Вынеси ружьё. 
– Куда вы собрались в такую погоду с ружьём? – спросила с недоумением Асалат. – Вместо этого очистили бы двор от снега. 
– Заткнись, – произнёс злобно Рихсикул. – Дай ружьё, как я сказал. Не смогу спокойно усидеть дома, пока не застрелю эту воришку-лису. 
Асалат, глядя на мужа, поняла, что не сможет его переубедить. Поэтому молча протянула ему ружьё. Рихсикул, повесив ружьё на плечо, направился в сторону реки. Идти по глубокому снегу было непросто. Рихсикул с заряженным ружьём бродил по окрестностям реки, ничего не видя вокруг, кроме стаи ворон. Немного передохнув, он пошёл в сторону рощи. И там ему улыбнулась редкая удача – возле заснеженной рощи он столкнулся с глазу на глаз с лисицей. Зверь на секунду растерялся, увидев человека прямо перед собой, но этого времени было достаточно для охотника. Рихсикул, не мешкаясь, выстрелил в упор… 

Рихсикул медленно шёл домой, сжимая в руке ружьё и глядя на добычу. Эта была очень красивая лиса с длинным красивым хвостом и нежным мехом. Рихсикул на мгновение уставился на неё, но разве ему от этого станет легче на душе? Понятное дело – даже если он застрелит тысячу лисиц, душевную боль не погасить. Ведь разве он может теперь вернуть своего любимого петуха?! Когда он дошёл до кишлака, его осенила мысль – может, показать лису Эшматбаю. Пусть увидит подстреленную им лису…
Дом Эшматбая находился совсем рядом с дорогой. Рихсикул вошёл во двор, где, встретив жену друга, спросил: 
– А где Эшматбай? 
– А это что такое? – спросила Халима, глядя на лису. 
– Это лиса. Где Эшматбай? – переспросил Рихсикул. 
– Он в коровнике. Услышав, что ваших кур съела лиса, перемещает сейчас калитку в другое место. 
– Пусть не боится. Я подстрелил лисицу, – сказал Рихсикул. 
С этими словами он направился к коровнику. Подойдя к калитке, он заглянул во внутрь, но Эшматбай не заметил его. Рихсикул не мог поверить своим глазам:  друг с рук кормил его Олаканота… 
– Эшматбай, – позвал Рихсикул. Тот резко обернулся. 
– Что ты тут делаешь? – растерянно вымолвил он. 
– Я лису подстрелил, – сказал Рихсикул. – Хотел показать её тебе, но оказывается, ты сам тот воришка?.. 
Рихсикул бросил лису к ногам друга, забрал своего петуха и, тяжело вздохнув, убрался восвояси. 
Эшматбай растерянно глядел ему вслед...

 

Перевод с узбекского Илхома Шодмонова.

5
1
Средняя оценка: 3.25
Проголосовало: 24