Для тех, кто ещё не жил на помойке

Хотите жить как на Западе? Превратите собственный город в подобие нынешнего Парижа.

В заповеднике русофобских гоблинов, коим, в своей подавляющей части, является контролируемый ЦРУ И АНБ США мировой интернет, очередное зловоние в адрес России. На этот раз в исполнении Виктории Нуланд – известнейшей в мире мастерицы по обустройству государственных переворотов в обмен на мешок просроченных печенек.
«Украина хочет быть больше похожей на Париж и на Берлин, чем на Екатеринбург» – якобы заявила она. Якобы это потому, что ни разу нероссийская интернет-пресса, которую хлебом не корми, дай только нагадить в российский карман, не утруждает себя никакими ссылками на источник информации, которого, может, и вовсе не было.

Но в данном случае мне на это, пардон, начхать. Просто потому, что не имеет никакого значения, что именно она говорила, если это уже используется в качестве средства для массового промывания российских мозгов. 
Так вот, на беду этой тетёньки, автору этих строк доводилось бывать в Париже. И потому у меня есть прекрасная возможность оценить ту меру маразма или же тщательно скрытой убийственной иронии, что вряд ли, которая содержится в этой фразе. 
Потому что мечтать о том, чтобы Украина была больше похожа на нынешний Париж, чем на современный Екатеринбург, на мой личный взгляд, может только совершенно безнадёжный карпатский селюк, который черпает свои познания об окружающем мире из собственного ржавого утюга. 
В Париже я был лет десять назад. И он тогда уже был афро-азиатской помойкой. Нет, не в смысле какой-то расовой ненависти, от чего я пожизненно привит правильным советским воспитанием, а именно помойкой в самом натуральном значении этого слова. Более грязного и загаженного нечистотами города, который, чего греха таить, по национальному составу действительно напоминает какой-то южноафриканский «бидонвиль», мне видеть не приходилось. 
Не думаю, что за прошедшие десять лет там всё волшебным образом переменилось в лучшую сторону. Хотя бы потому, что понаехавших с берегов Лимпопо искателей лёгкой жизни там стало только больше. Это подтверждается и впечатлениями более поздних посетителей этого города, про который когда-то говорили, что «Париж стоит мессы!»

Я не мог не побывать на Монмартре – знаменитом холме парижских художников. Но даже там царила мерзость запустения. Было такое ощущение, что сюда сбежали последние коренные парижане в тщетной надежде укрыться от накрывшего их город девятого вала «мультикультуральных» перемен. Редкие продавцы картин сидели за своими прилавками с унылыми лицами. И от них веяло такой безнадёгой, что покупать их полотна особого желания у меня не было. Зачем, если они, похоже, сами не верят в будущее своего города.
Спустившись с Монмартра на ближайшую улицу мы попали в самый натуральный африканский бидонвиль, этакую бесконечную барахолку, где не вполне опрятные «гости города» торговали чем попало прямо под обшарпанными стенами домов, в надежде протянуть ещё несколько дней. 
В Париже есть, как минимум, одно место, где этой специфической публики нет от слова совсем. Это всемирно известный музей Лувр. И совсем нетрудно догадаться, почему их там нет. Да просто потому, что все находящиеся здесь сокровища мирового искусства примерно так же доступны их пониманию, как нашему обед дикаря из племени мумба-юмба с поеданием печени своего врага. То есть вообще никак. И зачем тогда им туда ходить? Вот они туда, слава Богу, и не ходят. И, благодаря этому, можно на пару часов окунуться в атмосферу настоящей Франции и даже представить себе, что и сегодня всё так же прекрасно. 

Кстати, о нынешнем парижском обеде. Первое, что я увидел после Лувра из окна нашего туристического автобуса, это было городское такси. Оно ехало рядом с нами и за его рулём сидело то, что сейчас называется «парижский таксист». У него на коленях стояла... миска с чем-то, напоминающим плов. И оно прямо на ходу ело его руками. Меня, честного говоря, чуть не стошнило. 
Этот Париж больше всего был похож на оккупированный дикими племенами город времён падения древнеримской империи. И это были только мимолётные впечатления нескольких дней. Слава Богу, что столь мучительная экзекуция над моими чувствами к некогда прекрасной Франции продолжалась всего три дня. 
И вот сейчас нам, якобы с подачи Виктории Нуланд, осчастливившей «украинцев» самой расчудесной тюремной «демократией» в мире, рассказывают, как эти «украинцы» ну просто мечтают, чтобы у них был вот такой Париж, а не Екатеринбург! 

Если это даже и так, то ничего кроме ужасающего всесилия тоталитарной пропаганды за этим не кроется. И перед нами пример того, как народ, особенно такой необразованный и малокультурный, доведённый своими правителями до умственного плинтуса, превращается в идеально чистый лист бумаги, на котором можно написать любые каракули. И у этих опущенных людей просто не будет возможности распознать и отвергнуть любую ахинею. Ибо просто нечем. В таких условиях можно даже безвоздушную Луну продать как оазис жизни и благоденствия. А фашистский концлагерь как эталон «демократии». 
Впрочем, тем на Украине, кто позволил себе купиться на этот «чудесатый» Париж, можно только пожелать успешного путешествия в этот миф о загробной жизни. 
Желательно только, чтобы точно такая же стыдная умственная болезнь не охватила жителей славного российского города Екатеринбурга, которым как раз сейчас, наравне с остальными россиянами, настырно фаршируют мозги парижскими бреднями так называемые «российские интернет-СМИ». Пользуясь при этом полным попустительством со стороны неких таинственных сил, которым, видимо, очень хочется, чтобы граждане России обратили в хлам собственную страну точно так же, как непутёвые французы поступили с некогда замечательным городом Парижем, а «украинцы» со своей несчастной Украиной. Не приведи Господь!

5
1
Средняя оценка: 3.09705
Проголосовало: 237