С Гаррипоттеровым воскресением нас

Светоч нашей литературщины-образованщины Д. Быков однажды объявил Гарри Поттера Христом: «„Евангелие от Роулинг“ органически вписывается в этот миф, который, на мой взгляд, в европейской литературе начался с Сократа. Всего пять деталей этого главного мифа. Они уточняются на протяжении человеческой истории, Роулинг кое-что туда добавила... Во-первых, это миф о смерти и воскресении главного героя — носителя нового учения». Вот так вот.

Ну, во-первых, не воскресении (это день недели, Христово воскресенье, с которым на Пасху и поздравляют), а воскрешении (это восстание из мертвых), а во-вторых, антагонист в «Поттериане», своего рода адский сатана магического мира Роулинг, тоже воскресает в конце саги, но не по велению божественной воли, а в результате некромантского ритуала.

Не многовато ли будет — аж два «Христа» на монотеистический завет, причем один из «богов» явно нечистый? Для христианской традиции это попросту невозможно.

«Во-вторых, это всегда миф о модернистской идее, потому что носителем этой идеи всегда является освободитель — человек, приносящий большую степень сложности и свободы». Герои Роулинг никакой сложности (как, впрочем, и свободы) в своих идеях и деяниях не несут: один воскресший был террористом-ретроградом, уничтожавшим «недомагов» маггловских кровей, второй исполнял роль киллера или спецназовца, пристрелившего террориста в ходе задержания.

Можно ли считать уничтожение объявленного в розыск бандита знамением новой сложности и свободы? Или предлагается считать идею нацизма (а именно ее транслировал антигерой «Поттерианы») некой степенью свободы? Или, наоборот, следует увязать уничтожение группировки неофашистов с этической сложностью? Если нет, то поздравляем вас, гражданин, соврамши.

«В-третьих, это всегда миф о предательстве. И предательство в этом случае всегда непростительно». В каком «в этом случае»? Лектор снова мухлюет, причем грубо, топорно.

Если бы г-н Быков читал то, о чем впоследствии ведет лекции, он бы обнаружил, что:
а) главный мудрец саги, директор Хогварса Альбус Дамблдор, и сам не идеален, в свое время он предал друзей и семью, а теперь предлагает давать всем предателям второй шанс;
б) дорого заплативший за игры директора неудачник-шпион-страстотерпец Северус Снейп, любимый читателями несмотря на гадкий характер и темное прошлое, тоже предал соратников и любимую женщину, однако был прощен;
в) один из центральных персонажей, Рон Уизли, дважды предал закадычного друга своего Гарри Поттера, а вышел все равно героем.
Словом, «Поттериана» полна идей о прощении предательства.

Впрочем, подозреваю, Евангелия Д. Быков тоже не читал. А то вспомнил бы отрекшегося и прощенного апостола Петра. Возможно, это изменило бы представления г-на Быкова о «христианском мифе» и прощении.

Дело, конечно, не в евангельских мотивах, присутствующих или не присутствующих в популярных франшизах. Дело в том, что популярная вещь помогает привлечь к себе внимание. Отсюда и желание к ней обратиться и использовать чужую обширную целевую аудиторию как свою.

«Четвертая часть этого мифа — это всегда миф о противостоянии между большей и меньшей частью человечества. И вот это имеет непосредственное отношение к нашей проблематике, потому что, к сожалению или к счастью, уж не знаю, миф о холодной войне — это и есть на самом деле сюжет „Гарри Поттера“». Холодная война! Так вот о чем лекция!

Вот и выяснилось, зачем Д. Быкову понадобился Гарри Поттер, поданный в библейских декорациях. Затем, что лектору понадобилось притянуть за уши популярнейшую сагу XXI столетия к «актуальной повестке», а вовсе не проанализировать какое-то там произведение.

Разумеется, геополитическая «повестка» куда выгоднее для журналиста (а Дмитрий Быков журналист даже в своих книгах, не говоря уж про лекции), нежели критика. В этом отношении критике и надеяться не на что, ее усердно подменяют то эмоциональной эссеистикой, то «взглядом и нечто», то политизированной полемикой, то психотренингами для психастеников. Неудивительно, что она угасает на глазах.

Достаточно приглядеться к критической части лекции. Ну посудите сами: какая холодная война в «Поттериане», между кем и кем? При чем тут холодная война, если само существование хомо магикус, по замыслу автора, скрыто от хомо сапиенс? Если ни политических, ни экономических конфликтов между расами нет, поскольку нет и соприкосновения? Если магическая часть населения всего лишь огнем и мечом борется с терроризмом внутри своей общины, не призывая на помощь «простецов» и не собираясь противостоять еще и магглам?

Кто будет разбирать сюжет «Поттерианы», на живую нитку пришитый к сегодняшней новостной ленте? Семь книг английской писательницы (думаю, даже по диагонали не прочитанных господином лектором) нужны исключительно как предлог для очередной сорокапятиминутки русофобии, то есть правильной политориентации. 

Современный литератор частенько использует литературу, чтобы прорваться в область пропаганды, за которую лучше платят. Вернее, просто — платят. В отличие от литературной деятельности. Поскреби современного профессионального литератора — и обнаружишь плохонького политика-дилетанта, мечтающего въехать в финансовый рай на кляче своих «правильно ориентированных» опусов.

Вот и устраивают «лекторы-научники», знакомые нам по советскому политпросвету, мероприятия в духе приехавшего на село специалиста: вначале лектор заявляет интересующую большинство тему («О любви», например), послушать его приходят все, включая несовершеннолетних. После чего лектор, довольно оглядев заполненный зал, бойко переводит стрелки с интересной всем темы про любовь мужчины к женщине (или не к женщине) на не интересующую никого любовь народа к партии.

Остается вопрос: сколько можно эдак вот дурить публику, придут ли колхозники послушать лекцию следующего хитрована — или с них хватит и одного прецедента? В любом случае, после подведения марксистского базиса под жилетку запросто можно впарить аудитории и Поттера-Христа, и жизненную необходимость пластиковых бутылок в средневековом лесу, и никогда не бывшие исторические реалии, и любую чушь, какая только подойдет к актуальным событиям и повестке.

Таков старый, недоброй памяти журналистско-лекторский прием, диаметрально противоположный научному подходу: велено было прочитать сколько-то лекций и написать столько-то статей на заданную тему? Умри, а прочитай и напиши! Дело политпросвета превыше какой-то там абстракции под названием «наука»! И превыше литературы заодно. Есть вещи поважнее наук и искусств. Продажи, например. И гонорары.

Перед нами в лице г-на Быкова предстает типичный в медийном деле ловкач, способный где угодно — в «Поттериане» и в «Уране», в уголовном шансоне и в слэшном фанфикшене — отыскать актуальную повестку в духе «темы нашего сегодняшнего разговора» (какова бы та ни была). Так и слышится: подходи, народ, налетай, дешевле только задаром! Успешная вещь! Фаворит продаж! Бонусом лекция о духовности!

Фетиш нынешних просветителей — массовость и продажи, а вовсе не духовность и не научный подход. Заменив научность на кучность, идеологи подгоняют свои мнения, идеи, лекции и «двойные коды» под любой ранжир. Главное — заказ. Стремительное переобувание творческого деятеля в воздухе недавно изумляло даже политиков, мастеров данного трюка. А потом ничего, все привыкли.

Не стоит при таком подходе, унизительном для критики и для критика, надеяться на развитие критики и рост интереса к ней. Неудивительно, что расцветают, как сорняки, на территории критики и литературоведения мелкие лавчонки, где торгуют стаффом для МТА (а если быть откровенным, то для графоманов): публикациями, номинациями, рецензиями… А там, где не торгуют напрямую, там аккуратно подменяют понятия: вместо критики восхвалитика, вместо «ведения» пропаганда… Этот малый критический бизнес добьет такую нужную начинающим писателям критику.

Ну а подмена тематики господами журналистами, начинающими с литературного разбора, а заканчивающими пропагандой, заставит читателя окончательно потерять интерес если не к критике в целом, то к критикам. Зачем нам доверять, если все мы продаемся, и вопрос исключительно в сумме?

5
1
Средняя оценка: 3.31776
Проголосовало: 107