На пути к Генуэзской конференции: как Запад пытался поставить Советскую Россию на колени

6 января 1921 года Верховный Совет Антанты на заседании в Каннах принял решение о созыве международной конференции в итальянском городе Генуя. Туда пригласили и советскую делегацию, тем самым впервые признав правительство большевиков законной властью России. Спустя два дня приглашение было принято… 

Закончившаяся в ноябре 1918 года Первая мировая война принесла странам Европы долгожданный мир, но не возвращение к довоенному процветанию. Даже часть победителей, Франция и Италия, пребывали в довольно бедственном экономическом состоянии.

О состоянии же побежденных и говорить нечего. Версальский мир, который Ленин справедливо называл «похабным», установил Германии совершенно неподъемные контрибуции, не говоря уже о других унизительных для немцев условиях. 

«Похабность» условий немецкой капитуляции была заметна и для части американских политиков, считавших, что в таких условиях послевоенное возрождение германской экономики, а вместе с ней и общеевропейской, практически невозможно. А раз так, за счет чего европейцы будут долги американцам отдавать? 

В Геную пригласили представителей и побежденных. На словах, «для определения принципов дальнейшего мирного сосуществования». На деле – для официального оформления диктата победителей.

Отдельным пунктом стоял вопрос о приглашении в Геную представителей Советской России. С одной стороны, западные страны по-прежнему не питали к правительству Ленина ни малейших симпатий. С другой стороны, продолжать делать вид, что законной властью в Росси остаются эмигранты, для западных правительств выглядело бы глупостью. И Советскую Россию признали в качестве полноценного участника переговоров.

Понятно, что это не означало появления у Запада симпатий к Советской власти: в основе стоял исключительно расчёт. Если называть вещи своими именами, то сверхзадачей Антанты в Генуе был «обмен» дипломатического признания Страны Советов на ее готовность выплачивать все накопившиеся перед Западом долги. Причем, взятые не Советом народных комиссаров и даже не только царским правительством. Аппетиты и наглость Запада простирались до требований оплатить долги всех без исключения правительств, администраций и т.п., функционировавших на территории бывшей Российской империи после свержения царизма! А таких «правительств» за бурные революционные годы расплодилось минимум несколько десятков. 

Всего сумма выставленных Москве счетов достигала астрономических 18 миллиардов золотых рублей. Чтобы понять абсолютную несуразность этой цифры, достаточно вспомнить, что весь довоенный объем российского экспорта составлял 1,5 млрд. рублей в год. То есть, согласившись на выплату таких баснословных денег, Страна Советов попала бы в полную экономическую кабалу перед своими кредиторами. Москве было предложено также отменить в Советской России монополию внешней торговли, ввести режим капитуляций для иностранных бизнесменов. 

Может возникнуть вопрос: а почему советское руководство сразу не отвергло приглашение в Геную? Дело в том, что ситуация для Советской России в то время была очень непростой. Военная победа в Гражданской войне была достигнута, но куда сложнее было наладить послевоенную мирную жизнь. Промышленность лежала в руинах, сельское хозяйство использовало технику времен Ивана Грозного, что почти исключало возможность торговли зерном, одной из немногих статей экспорта, возможного в тех условиях.

Для восстановления экономики срочно нужны были закупки на внешних рынках новых станков, машин, тракторов, ряда других товаров, а для этого нужно было не просто ввести НЭП, как было сделано на Х съезде РКП(б) в марте 21-го года, но и получить возможность покупать за границей все необходимое в кредит. 

Так что официальное признание за рубежом было Советскому правительству крайне нужным. 

***

Хотя председателем советской делегации на Генуэзской конференции был назначен Ленин, в Геную поехал нарком иностранных дел Чичерин. Выходец из дворян, имевший опыт работы в царском МИДе, он воспринял приглашение в Геную в качестве «окна возможностей» для нашей страны, причем возможностей немалых. Уже само это приглашение было важным успехом Советского государства – его не просто признали, но и согласились с его правом устраивать свою жизнь согласно собственным, а не навязанным извне шаблонам.

Кроме того, страны Запада были не монолитны, и можно было попытаться сыграть на их противоречиях. Что (забегая вперед) и было с успехом осуществлено на Генуэзской конференции советской делегацией.

А пока глава НКИД напряженно занимался работой над домашними заготовками. Например, были скрупулезно подсчитаны как реальные суммы якобы нанесенных западным странам убытков, так и куда более впечатляющие цифры потерь России от действий Запада и его союзников. Например, стоимость национализированных Советской властью предприятий с иностранной собственностью составила около 1,2 млрд. рублей. А все якобы одолженные различными режимами на территории революционной России средства сократились до 12 миллиардов. 

Зато объем потерь от западных интервентов и выступавших орудием в их руках белогвардейцев превысил 30 миллиардов рублей! И в ответ на претензии Антанты насчет российских долгов делегация Москвы была готова спокойно отвечать: «Да мы, в общем, и не против. Только сначала компенсируйте нам убытки, нанесенные вами». 

Впрочем, в период с начала января и до 10 апреля 1922 года, времени начала Генуэзской конференции, советская сторона вела к ней лишь предварительную подготовку. Главные дипломатические битвы и победы нашей дипломатии были впереди… 

5
1
Средняя оценка: 2.70968
Проголосовало: 31