«Искусство это по сути своей Книга Памяти и Совести...»

28 февраля – 100 лет со дня рождения Юрия Лотмана, легендарного ЮрМиха. Его юбилей отмечается под эгидой ЮНЕСКО

Юрий Михайлович Лотман (1922–1993) – всемирно известный учёный: филолог, философ, культуролог и семиотик. Его труды переведены на многие европейские языки. 
Он член-корреспондент Британской национальной академии наук (1977), член Норвежской академии наук (1987), академик Шведской королевской академии наук (1989) и член Эстонской академии наук (1990). 
«Юрий Михайлович Лотман был великий учёный и великий педагог, – подчёркивает поэт, филолог Ольга Седакова. – Разбирая тексты русской литературы 19 века, он ставил перед всеми, кто его слушал, этические вопросы. И слушатели его всегда понимали, что речь идёт не только о трактовке "Капитанской дочки", но и о них самих.
Мне кажется, что его центральной мыслью было достоинство человека. Dignitas времён Ренессанса и Просвещения (к которым он, несомненно, относился). Это достоинство каждый должен был почувствовать в себе. 
<…>Но достоинство это вовсе не восхваление себя или других. У достоинства есть и другая сторона – взыскательность. Человек с достоинством взыскателен к себе. Именно достоинство не позволяет ему сделать что-то халтурно, потому что это унизительно для него.
Это главное из того, чему я училась у Юрия Михайловича. И хотела бы, чтобы все мы и теперь продолжали этому у него учиться».

***

Юрий Михайлович, как вспоминают его коллеги и ученики, внешне напоминал человека давно ушедшей эпохи. 
Дворянские манеры сочетались в Лотмане с простоватым внешним видом: невысокий джентльмен с пышными усами, шапкой волос и с острым, пронзительным взглядом.

Юрий Михайлович галантно подавал руку женщинам, обращаясь ко всем, включая студентов, по отчеству. 
А однажды и мне удалось услышать очень характерную для Лотмана фразу:
«Господа, вы хотите узнать у меня нечто важное? Тогда слушайте...» 
Это произошло в моей жизни случайно/не случайно, когда я гостил в школьные годы в Москве у бабушки и отправился в один из своих любимых музеев – музей Пушкина на Пречистинке.
– Скорее, скорее проходите в лекционный зал. Там сейчас начнётся лекция Юрия Михайловича Лотмана, – взволнованно сообщила мне сотрудница музея.
И вот я в старом тесном лекционном зале (реконструкция дворянской усадьбы Хрущёвых-Селезнёвых, возведённой в XIX веке, где в 1961 году был открыт музей Пушкина, будет проведена лишь много лет спустя – в 1996 году – Н.Г.). С большим трудом нашёл место: ведь в зале, как говорится, уже яблоку негде было упасть.
Лекция была посвящена Александру Сергеевичу Пушкину и его эпохе.
Ведь многим читателям Юрий Михайлович Лотман известен в первую очередь как пушкинист и культуролог, автор биографии Александра Сергеевича Пушкина и подробного комментария к роману «Евгений Онегин».
С Пушкиным Лотман был везде: своего основного героя Юрий Михайлович описывал и зарисовывал повсюду – на полях текстов лекций и бумажных конвертах. Лотман очень хорошо рисовал. Его архив насчитывает около 500 рисунков.

Биографию Пушкина Лотману поручило написать ленинградское издательство «Просвещение». Первый тираж составлял 600 тысяч экземпляров, затем уже пошли миллионные издания.
…Полтора-два часа лекции «советского дворянина» из Тарту пролетели как один миг. Мы слушали Юрия Михайловича заворожённо, трепетно, боясь упустить даже невольно обронённое междометие.
В 1993 году, чему порадуемся все мы, кто сидел тогда, в конце 1960-х, в лекционном зале музея Пушкина на Пречистинке, Юрий Лотман стал лауреатом академической премии имени А. С. Пушкина с формулировкой: за работы: «Александр Сергеевич Пушкин. Биография писателя» и «Роман А. С. Пушкина “Евгений Онегин”. Комментарий». 

***

Юрий Михайлович Лотман родился в голодном 1922-м в Петрограде в семье Михаила Львовича Лотмана, математика и юриста, у которого уже было три дочери.
Дом, где жила их семья и где 28 февраля 1922 года появился на свет долгожданный сын Юрий, стоял на углу Невского и набережной реки Мойки, возле Полицейского моста. Здесь помещалась в пушкинское время кондитерская Вольфа и Беранже. 
Это, по одной из версий, то место, где в четыре часа дня 27 января (8 февраля по новому стилю) 1837 года Пушкин встретился со своим лицейским товарищем К. К. Данзасом. 
Отсюда, по этой версии, они отправились на дуэль с Дантесом, с которой Пушкина привезли смертельно раненного. 
«Однако это утверждение, – считает кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Петербургского отделения института истории РАН Михаил Сафонов, – не более чем один из петербургских мифов». 
Но в какой-то степени и этот миф пророчески определил судьбу будущего знаменитого культуролога и пушкиниста.

…С 1930 по 1939 год Юрий Лотман учился в прославленной «Петришуле» на Невском – одном из старейших учебных заведений России и первой школе Санкт-Петербурга, основанной в 1709 году. 
С 1918 года – Советская Единая Трудовая школа (СЕТШ) № 4, 14, 41 ФЗД, 28 ФЗД, 222-я и 217-я средние школы Куйбышевского района города Ленинграда (в 1996 году школе было возвращено её историческое название «Петришуле» – Н.Г.).
Выпускниками «Петришуле» в разные годы были многие выдающиеся деятели России: Пётр Вяземский, Карл Росси, Николай Бенуа, Модест Мусоргский, Михаил Фонвизин, Павел Чичагов, Лидия Федосеева-Шукшина и многие другие.
Только в этой школе Лотман мог получить глубокое разностороннее образование и отличное владение иностранными языками, особенно немецким, которым Юрий Михайлович владел в совершенстве.

***

На выбор Юрием Лотманом профессии повлиял литературоведческий круг друзей старшей сестры Лидии. 
В 1939 году он поступил на филологический факультет Ленинградского университета.
На 2-м курсе учёбу пришлось прервать. Студент Юрий Лотман в октябре 1940 года был призван в армию. Служил связистом в артиллерии. 
…Во время Великой Отечественной Юрий был гвардии сержантом, служил командиром отделения связи. 
Он успевал и на фронте штудировать учебник французского языка.
За бесстрашие, мужество был награждён боевыми медалями и орденами. 
В 1944 году его награждают двумя медалями – «За отвагу» и «За боевые заслуги». 
После контузии в 1945 году Юрию Михайловичу вручают орден Красной Звезды и орден Отечественной войны II степени. 
Юрий Лотман закончил войну в Берлине.
Продолжал служить в армии вплоть до демобилизации в 1946 году.

***

В 1950-м Юрий Лотман завершил учёбу в Ленинградском университете. 
«Юрию Михайловичу очень повезло с учителями, – вспоминает одна из учениц Лотмана и секретарь в последние годы его жизни, доктор филологии, старший научный сотрудник Таллиннского университета Татьяна Кузовкина. – Он поступил в Ленинградский университет в 1939 году, в период его расцвета, когда в одном месте были собраны блестящие филологические умы. 
Это и Григорий Александрович Гуковский, специалист по XVIII и XIX векам, по Пушкину, прекрасный лектор (когда он читал лекции, по воспоминаниям Лотмана, он всегда срывал овации), импровизатор, знаток поэтических текстов. 
Это Борис Викторович Томашевский, который тоже был блестящим пушкинистом, человеком необыкновенных качеств – благородным, чрезвычайно умным, он, между прочим, был не только филологом, но и знатоком точных наук. 
Это Марк Константинович Азадовский и Владимир Яковлевич Пропп, замечательные фольклористы. 
И это Борис Михайлович Эйхенбаум.

Интересен ещё такой человек, как Николай Иванович Мордовченко: когда Лотман вернулся из армии и восстановился в университете – это был декабрь 1946 года, – то должен был выбрать научного руководителя – и отдал предпочтение Мордовченко: он не был столь блестящ, столь артистичен, как Гуковский, но великолепно знал эпоху, и его книги демонстрировали прекрасное знание контекста.
Юрий Михайлович учил нас – и это было, наверное, как раз следование Мордовченко, – что если ты занимаешься каким-то литературным явлением, то ты должен очень подробно и хорошо изучить контекст: прессу, моду, быт того времени: любое явление существует не само по себе, а в контексте. Мордовченко – блестящий знаток критики XIX века, автор книг о Белинском, Кюхельбекере – научил Лотмана скрупулёзному собиранию фактов и внимательному изучению контекста».

***

Юрий Лотман хотел остаться в родном вузе в качестве преподавателя. Однако из-за обвинений в антикоммунистических взглядах был вынужден переехать в эстонский город Тарту, где устроился работать в педагогический институт. Там же он защитил кандидатскую диссертацию. 
Позже Юрий Михайлович получил должность в Тартуском университете. Защитил докторскую диссертацию, заведовал кафедрой русской литературы.
Студенты из разных городов Советского Союза съезжались в Тарту на его лекции. 

***

Юрий Михайлович Лотман известен как исследователь творчества Радищева, Карамзина, Пушкина, Лермонтова... 
Его исследования посвящены не только литературе XVIII и XIX веков, но и истории русской общественной мысли, теории искусства, культурологии. 
Лотман рассуждает о том, как в России ХVIII – ХIХ веков складывался тип истинных патриотов – «людей искусства, людей книги и людей мысли».
Без описанных им быта и традиций русского дворянства той эпохи невозможно представить себе сегодня науку культурологию вообще. 

***

Широкую известность получил цикл передач «Беседы о русской культуре», который Юрий Михайлович вёл на Эстонском телевидении в 1986–1991 годах. 
«Культура – это своеобразная экология человеческого общества или атмосфера, которую создаёт вокруг себя человечество, чтобы существовать дальше», – писал и говорил Лотман. 
По его убеждению, культура – понятие духовное, а интеллигентность – психологическое свойство человека.
Телецикл был снят по инициативе ученицы Юрия Лотмана – режиссёра Евгении Хапонен. 
«”Беседы о русской культуре”, – вспоминала она, – это название придумал Юрий Михайлович Лотман в 1976 году, когда мы с ним обсуждали предполагаемый цикл его лекций на эстонском телевидении. 
Ещё в пору занятий в университете меня, как, впрочем, и всех его учеников, потрясли лекции Лотмана. Он обладал удивительным и крайне редким даром рассказчика, умением в доступной и интересной форме передать тот колоссальный объём знаний, которым владел сам. 
Мы терялись в своих желаниях: то ли слушать необыкновенно захватывающее повествование ЮрМиха (как любовно называли его между собой студенты), то ли записывать то, что он говорит. Очутившись на телевидении, я поняла, что это именно то средство массовой информации, где в полной мере мог бы раскрыться дар Юрия Михайловича для очень большой аудитории».
Сверхзадача необычного для того времени проекта – приблизить к зрителям героев Лотмана: писателей и литературных персонажей, царствующих особ, исторических деятелей и самых обычных людей, живших в XVIII – начале XIX века.
Мы увидели людей далёкой эпохи в детской и бальном зале, на поле сражения, смогли детально рассмотреть причёску, покрой платья, жест, манеру держаться… 

Юрий Михайлович Лотман повествовал о жизни российского дворянства пушкинской эпохи так увлекательно, что с первых же передач зрители оказалась во власти блестящего, мудрого рассказчика, основательно владеющего академическим знанием.
Благодаря Лотману пушкинская эпоха раскрылась перед нами не только через классические тексты, но и через реалии повседневной жизни XVIII – начала XIX века. 
Вместе с тем повседневная жизнь для Лотмана – категория историко-психологическая, знаковая система, то есть своего рода текст. Он учил читать и понимать этот текст, где бытовое и бытийное неразделимы.
«История, отражённая в одном человеке, в его жизни, быте, жесте, изоморфна истории человечества, – отметил Лотман в заключение цикла. – Они отражаются друг в друге и познаются друг через друга».
Эти передачи и сегодня, когда их можно найти в интернете и остаться наедине с Лотманом, словно это беседы лично с Вами, поражают невероятной эрудицией рассказчика, завораживающей глубиной и яркостью повествования и вместе с тем ошеломляющей доступностью изложения.

***

На основе телевизионного цикла была создана книга «Беседы о русской культуре», выпущенная издательством «Искусство-СПБ». Она много раз переиздавалась.

«Воспитание души» – так называется один из томов собрания сочинений Ю. М. Лотмана, в котором впервые полностью публикуется текст лекций, публицистические выступления, автобиографические тексты. Юрий Михайлович представлен здесь как выдающийся педагог и просветитель.

***

Как и многим выдающимся учёным, Юрию Михайловичу Лотману было трудно оставаться в рамках одной научной дисциплины. 
Ему суждено было стать во главе целой научной школы – Тартуско-московской семиотической школы, которая развивала новые методы анализа художественного текста, альтернативные официальному литературоведению. 
Вместе с коллегами Лотман стал основоположником новой научной дисциплины – семиотики культуры. 

«Когда в 1947 году я поступил на философский факультет Ленинградского университета, то мечтал стать не философом, а философски образованным поэтом, – вспоминает поэт, философ, почётный профессор Тартусского университета (1994) Леонид Столович. – Но с 1946 года я перестал писать стихи и возобновил свою стихотворную деятельность только через 30 лет.
Первая подборка моих стихотворений была опубликована в газете “ТГУ – Тартуский гос. Университет” от 28 ноября 1980 г. под рубрикой ARS. Предисловие к этой подборке написал Юрий Михайлович Лотман». 
А спустя два года после первой публикации, которую поддержал ЮрМих, 28 февраля 1982, Леонид Столович написал стихотворение «Тартуская школа»:

«Тартуская школа – это структурализм
с человеческим лицом»

Ефим Эткинд

«Лицом к лицу лица не увидать».
Профессор из Сорбонны лучше видит,
Хотя, конечно, в самом общем виде,
То, в Тарту, до чего рукой подать.

Дом на Бурденко. Вот звонок у двери.
Легенда приглашает вас рукой,
Другой мешая в печке кочергой,
И лапу вам даёт на счастье Джерри.

Здесь в Тарту убеждаетесь вы сами:
Структурализм стал мужем и отцом
С добрейшим человеческим лицом,
С эйнштейново-старшинскими усами.

Весною, летом, осенью, зимой,
Презрев все ущемленья и уколы,
И с внучкою своей очередной
Идёт спокойно тартуская школа.

И счастлив ты, что в Тарту ты живёшь,
Бог дал или не дал тебе таланта;
Когда вдруг встретишь Лотмана, поймёшь
Того, кто видел в Кёнигсберге Канта.

…По словам петербургского писателя Валерия Воскобойникова, «Лотман одним из первых в мире разработал структурно-семиотический метод изучения литературы и культуры. 
Одним из первых он осознал, что словесные и иные знаковые обозначения в повседневной жизни, науке и искусстве не только передают во времени и пространстве информацию, но ещё и придают ей определённую форму, сохраняя на века, образуя огромный мир культуры. 
Эту теорию он развивал в книгах “Семиосфера”, “Внутри мыслящих миров”, “Люди и знаки”, “Культура и взрыв”». 
…И сегодня идеи Лотмана о семиосфере, культурном переводе, семиотическом моделировании и динамизме культуры, которые оказали существенное влияние на развитие гуманитарных наук, широко используются не только в семиотике. 
Эти идеи Лотмана используются, например, и в аудиовизуальных исследованиях, педагогических и социальных науках, а также в цифровых гуманитарных науках.

***

Несмотря на тяжёлую болезнь и потерю зрения, Юрий Михайлович продолжал заниматься наукой до конца своей жизни. 
В 1992 году вышла последняя прижизненная монография Лотмана «Культура и взрыв». 

Думая о роли знака в культуре, Юрий Михайлович ввёл понятие «взрыв», которым обозначал динамичные изменения во всех сферах культуры и науки. 
Лотман объясняет, как это происходит, обращаясь к произведениям известных писателей и художников, рассматривая процесс смешения языков, работу подсознания во время сновидений, сравнивая русскую и европейскую культуру.
Его книга стала интеллектуальным бестселлером в нашей стране и за рубежом. 
…28 октября 1993 года Юрий Михайлович умер в Тарту. Он был похоронен на кладбище Раади.

***

Исследования Юрия Михайловича неизменно характеризовали разнообразие привлечённых документальных источников, широта обобщений и доступность изложения.

Именно благодаря этим качествам книги Лотмана до сих пор остаются популярными не только среди специалистов, но и у широкой читательской аудитории.
Его наследие чрезвычайно обширно и насчитывает около 800 научных и научно-популярных статей и книг.

***

Жизнь Юрия Михайловича Лотмана продолжается в его книгах. Мы читаем их и обдумываем вместе с ЮрМихом те мысли, которые его беспокоили и тревожили. Так, ЮрМих как бы вопрошал во всеуслышание:
«Итак, чему же учатся люди?»
И Юрий Михайлович сам же давал ответ: 
«Люди учатся Знанию, люди учатся Памяти, люди учатся Совести. 
Это три предмета, которые необходимы в любой Школе и которые вобрало в себя искусство. 
А искусство это по сути своей Книга Памяти и Совести. Нам надо только научиться читать эту Книгу».

…Его жизнь продолжается в нашей благодарной памяти, знакомых или только знакомящихся с его наследием.
…Жизнь Лотмана продолжается в его учениках, продолжается в их лекциях, исследованиях.
 «Мысливший, говоривший и писавший по-русски, целиком посвятивший себя русской культуре, Лотман всю жизнь провел вне России, – отмечает Екатерина Лямина, профессор Школы филологии Высшей школы экономики (в конце 1980-х годов, будучи студенткой МГУ, Екатерина участвовала в студенческой конференции в Тартуском университете и слушала там лекции Лотмана – Н.Г.). – Он оценён в Эстонии: стал действительным членом Академии наук и лауреатом литературной премии Эстонской ССР, вошёл в список 100 великих деятелей Эстонии ХХ века, в 2007 году в Тарту ему был открыт памятник… 
В России Лотману, конечно, памятника нет, но уже много лет есть Лотмановские чтения в РГГУ.
Лотман и как учёный, и как просветитель хорошо издан, практически всё это есть на разных интернет-ресурсах, его читают, смотрят те же «Беседы о русской культуре». 
Публикации его эпистолярного наследия и биографических материалов вышли и выходят на русском языке, у российского читателя по-прежнему есть к нему интерес».

 

Фото из открытых источников.

5
1
Средняя оценка: 3.125
Проголосовало: 80