Монолог украинского антифашиста: «Штирлицу было легче…»

Крик души проживающего пока еще на контролируемой нацистами территории жителя Украины, так и не смирившегося с возрастающей «бандеризацией» значительной части соотечественников, после журналисткой обработки автора статьи.

Интервью-монолог получено с помощью интернет-мессенжера, по изложенным ниже причинам давший его человек предпочел сохранить анонимность. Далее идет прямая речь.

С начала специальной военной операции российских вооруженных сил на Украине при общении по Интернету с друзьями и знакомыми из России разговор всегда начинается одинаково: «Как там у тебя? Продукты в магазинах есть? Не стреляют? Будь осторожен! И почаще выходи на связь – мы за тебя искренне переживаем…»
Приятно, конечно, осознавать, что о тебе заботятся так много хороших людей. Но все же порой в душе возникает такое острое чувство зависти!
Не «черной», конечно, самой, что ни на есть «белой». То есть хочется, вспоминая классическую украинскую пословицу, не «чтобы у соседа корова сдохла», а, наоборот, чтобы у самого такая же появилась.
Потому что можно, хоть и без особой радости, перенести рост цен на те же продукты с периодическим дефицитом то одного, то другого. И рвущий нервы вой сирен воздушной тревоги, порой по 3-4 раза в сутки, днем и ночью. 
И «комендантский час», все чаще захватывающий почти двое суток, в течении которых выходить их дому запрещено. И даже все приближающуюся канонаду, оставаясь при этом в полной неизвестности, дойдет ли дело до боев в твоем населенном пункте или же «доблестные защитники незалежности» пожалеют людей, отказавшись от размещения боевой техники в жилой застройке.
Но больше всего хочется просто заплакать от острого чувства лишённости самого важного – дружеской поддержки большинства друзей, знакомых, просто соседей. Особенно, когда смотришь через Интернет какое-нибудь ток-шоу из Москвы, где бойкие и уверенные в себе ораторы делают блестящий анализ происходящего на Украине, и зная из тех же соцопросов о массовой поддержке россиянами политики своей страны по «украинскому вопросу».

А здесь о тех же моментах приходится «держать рот на замке». С горечью вспоминается совет нескольколетней давности на одном из антифашистских ресурсов (с российской пропиской, конечно) оставшимся под нацисткой властью единомышленникам: дескать, вашим вкладом в победу над «бандеровщиной может стать рассказывание правды хотя бы 3-4 своим знакомым».
Ага – как раз... Особенно сейчас, когда нацистская пропаганда по своей изощренности однозначно превзошла наработки даже таких «гениев лжи», как печально известный доктор Геббельс сотоварищи. У тех, по крайней мере, еще не было (по крайней мере, в виде единой общегерманской сети) такого инструмента как телевидение, а тем более интернета с его социальными сетями и информканалами.
И подход эта компашка укро-геббельсоидов не без успеха находит к почти любому. Даже самых светлых людей и тех киевская «фабрика лжи» ловит на зверски изнасилованном тезисе Достоевского о «слезинке ребенка».
«Вот же – от разрыва российской ракеты ребенок погиб!», «У женщины при взрыве российского снаряда руку оторвало!», «Кацапы специально бьют по украинским городам, чтобы уничтожить побольше украинцев!»…
И любые попытки хоть что-то возразить наталкиваются на негодование, которое собеседник почитает однозначно праведным. Помню, с неделю назад пытался максимально нейтрально довести до понимания своей подруги, что войны без, пусть не намеренных, жертв еще не изобрели. Что российская армия и так воюет «вполсилы», доказательством чего служит и то, что мы до сих пор имеем возможность жить в тепле, смотря телевизор, узнавать новости по интернету, а не сидеть в холодных домах без электричества. Что «светочи демократии» из НАТО в ходе двухмесячных «гуманитарных бомбардировок» Югославии после быстрого разрушения почти всей инфраструктуры уничтожили только мирных жителей свыше двух тысяч человек, включая четыре сотни детей. Однако «военными преступниками» в Киеве их не считают, наоборот – примерами для подражания. 
Это если не вспоминать куда более масштабные «миротворческие подвиги» англо-американских бомбардировочных армад, когда только в Гамбурге летом 1943 года в ходе их налетов погибло минимум полсотни тысяч гражданских немцев, обоего пола и всех возрастов, а в апреле 45-го, за считанные недели до Победы, такой же налет уничтожил 135 тысяч жителей Дрездена, в том числе скопившихся там во множестве беженцев. Английские и американские генералы потом еще с гордостью докладывали начальству об уничтожении в городе «ряда военных объектов» – ага, например, 19 военных госпиталей. 
А уж если вспоминать самое масштабное «миротворчество» американцев – ядерную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки – так там только в первые недели от взрывов и лучевой болезни погибли свыше двухсот тысяч гражданских лиц. Так что о десятках тысяч детей, погибших тогда же, можно говорить с полной ответственностью.

Но в вышеописанных случаях речь шла хотя бы о, так сказать, «техническом уничтожении», когда пилоты «летающих крепостей» не видели жуткие последствия своих деяний. А вот те же украинские националисты – и в ходе массовых расстрелов евреев в Бабьем Яру, и во время Волынской резни, когда было убито по разным подсчетам от 30 до 100 тысяч поляков – все эти зверства осуществляли лично! 
Поляки не дадут соврать – любой желающий может найти в Интернете «Список пыток, применявшихся УПА к полякам». Причем «подвешивание младенца за кишки из вспоротого живота», пожалуй, еще не самое кошмарное зверство из этого «адского списка». А бандеровская мразь, «вояки» которой ныне считаются «борцами за свободу Украины» (так что даже день украинского «вийска» ныне отмечается в день основания УПА) совершала эти зверства лично, и абсолютно хладнокровно, если не с садисткой радостью. 
Думаете, моя подруга была впечатлена моим экспрессивным «спичем»? «Да что ты меня «грузишь» какой-то Югославией – у меня вон родственники из Киева были вынуждены уехать от «российских бомбежек», а ты мне тут «кремлевского тирана» оправдываешь!» 
А ведь она сама по себе – очень хороший человек. Детей любит, в церковь ходит. Кстати, каноническую, а не «раскольническую». Но «российских агрессоров» ненавидит всеми фибрами души, причем искренне считая эту ненависть «своим собственным выбором», а не внушенным на протяжении 8 лет постоянной и безальтернативной бандеровской пропагандой «рефлексом».
Да в такой обстановке – какие там «3-4 знакомых, которым вы могли бы открыть глаза»! Не желают (да и просто не могут) они эти глаза открывать – у них уже «веки заклеены скотчем» массированного нацистского зомбирования. 
И любое, даже чуточку отличное от официального, мнение воспринимается «в штыки», при этом с обвинением в «зомбированности российскими СМИ». Хорошо еще, что по старой дружбе о тебе «куда следует» не «стучат» – и то хлеб. 
Вот и остается только молчать, в то время как сердце обливается кровью за хороших, в общем-то, людей, которых бандеровский «гипноз» действительно превратил в «зомби». И пытается сделать уже откровенными «монстрами», готовыми хвататься за «коктейли Молотова» и бросаться на «танки оккупантов», освобождающих их от нацистской порабощенности. 

***

Но на днях какой-то «внутренний» голос шепнул мне: «Слушай, а чего ты так загружаешься? Ты и такие как ты жители Украины, не смирившиеся с нацизмом, вы что, первые? Да вспомни хоть Великую Отечественную войну и тех же немецких антифашистов!»
А ведь и правда – подумал я. Память услужливо подсказала мне эпизоды любимых с детства сериалов о наших разведчиках в «логове врага». 
Взять те же «Семнадцать мгновений весны» – они начинаются с «лирического отступления», задушевной беседы Штирлица с пожилой фрау Заурих и молоденькой девушкой Габи. Последняя, кстати, работала журналисткой, то есть, была сотрудницей того же ведомства Геббельса, до начала общения прилежно печатавшей на машинке текст очередной статьи о «близкой и неминуемой победе непобедимой армии великого фюрера».
Как известно по сюжету фильма, советский разведчик даже не пытался «открыть глаза» двум немкам на истинное положение вещей. Во-первых, конечно, не желая рисковать «провалом», но не в последнюю очередь и потому, что это было почти безнадежным делом. 
«Мозги» ведь у немцев за 12 лет нацистского режима были настолько «промыты», что даже после победы потребовалось почти столько же лет интенсивной «денацификации». Хотя чего уж там «12 лет» – национал-социалисты Гитлера получили едва ли не 100% голосов в Рейхстаг на выборах уже в начале 1934 года, когда террор еще не был столь всеобъемлющим…

***

А взять основную интригу сериала – успешную попытку Штирлица по срыву переговоров Запада с частью подельников Гитлера – для заключения сепаратного мира с Германией? 
И для достижения этой цели нашим разведчикам приходилось не только рисковать собой, но и часто жертвовать самым дорогим. Как, например, радистке Кэт, лишившейся мужа, погибшего в разбомбленной квартире. Разбомбленной, кстати, авиацией союзников СССР по антигитлеровской коалиции. 
Но убежденной антифашистке и патриоту своей Родины и в голову не пришла мысль винить в своих бедах противников Третьего Рейха. В отличии от многих недавних вменяемых украинцев, симпатизировавших России, после даже не личных неурядиц, а всего лишь в результате просмотра услужливо подобранных украинскими центрами психологической войны кадров вдруг воспылавших «праведной ненавистью к российским агрессорам».
Один из пронзительных эпизодов картины – бежавшая чудом из гестаповского плена Кэт с грудным ребенком вынуждена спуститься по время бомбежки в бомбоубежище. Где ей тут же оказывают, пусть и небольшую, помощь, окружают вниманием – считая «своей».
А ведь если бы переговоры в Берне группенфюрера Вольфа и американского резидента Даллеса увенчались успехом, и сепаратный мир был бы заключен, десятки (если не сотни) тысяч гражданских немцев, включая женщин и детей, могли бы остаться в живых! А сколько бы выжило солдат Вермахта и фольксштурмистов? 
Вот только было одно «но»: после такого «миротворчества» с вероятностью почти 100% якобы «новая Германия» объединилась бы с американскими и британскими антисоветчиками для новой войны уже с СССР! При этом ни нацистские идеи, ни такие же кадры в немецком стане никуда бы не делись. И нашей стране пришлось бы прилагать титанические усилия, терять новые миллионы соотечественников для того, чтобы спасти не только себя, но и весь мир от новой смертельной опасности. 
И тех же немцев при таком раскладе, после небольшой передышки, погибло бы еще больше, чем до мая 45-го. Точно так же, как и Украину, в случае выполнения самоубийственной мечты ее элит о вступлении в НАТО, с большой долей вероятности ожидала бы участь переднего края войны этого блока с Россией почти с неизбежным последующим превращением в радиоактивное кладбище. 
Так что и «киношному» Штирлицу, и герою «Щит и меч» Иоганну Вайсу с боевыми товарищами было очень жалко своих немецких друзей, и правда не знавших о том, что дружат с советскими разведчиками. Впрочем, они о многом искренне не знали. Или – не хотели знать! Ни о миллионах жертв «лагерей смерти», ни о сожженной Хатыни. Точно так же, как нынешние украинские «обыватели» либо не хотят верить в тысячи жертв обстрелов карателей городов Донбасса, либо объясняют их тем, что «их сами же российские оккупанты и убили». 
Да даже при разъяснении смысла «дранг нах остен» Вермахта с подачи Геббельса немцам внушали, что это, в первую очередь, «поход ради освобождения народов России от преступного большевизма». А «поместья со славянскими рабами», обещанные Гитлером – это так, «мелочь», «приятный бонус» для благородных «освободителей». 
Но наши разведчики (как и местные антифашисты) все равно понимали: единственным приемлемым выходом из кошмара мировой войны может быть лишь скорейшее поражение нацистского режима Гитлера. Как бы ни были ему преданы рядовые немцы. Причем большинство – совершенно искренне! Если, конечно, «искренностью» может считаться гремучая смесь геббельсовской лжи и доморощенного национализма с его «Дойчланд юбер аллес» – «Германия превыше всего!». Вот и приходилось им действовать по принципу «мухи отдельно – котлеты отдельно». Искренне сочувствуя горю простых людей вокруг, вынужденных страдать и от военных лишений, и от бомбежек, часто теряющих своих родных и близких, но при этом понимая, что иначе избавить Германию от чудовищного зла гитлеровского правления невозможно. 

***

И все же, нынешняя ситуация на Украине от немецкой восемь десятилетий назад отличается – увы, не в самую лучшую сторону. И «условные Штирлицы», и выросшие в Германии антифашисты, рискуя жизнью для победы над «коричневой чумой», точно знали – эта победа будет! Полной и всеобъемлющей. 
А после того, как поверженные нацисты униженно подпишут безоговорочную капитуляцию, они отправятся на скамью подсудимых международного суда. Откуда многие из них выйдут лишь для того, чтобы взойти на эшафот – для заслуженного ими ответа за свои чудовищные преступления.
Сейчас же ни малейшей ясности в перспективах территории, пока еще именующейся Украиной, увы, нет. Вместо этого на фоне объявленной борьбы за «денацификацию» бандеровского пока еще государства идут переговоры с его нацисткой же верхушкой. Деятели которой явно не боятся «нового Нюргберга», развязав в подконтрольных городах уже ничем не сдерживаемый террор против тех, кого подозревают в симпатиях к России. 
Да при таком раскладе в Киеве вскоре с легким сердцем могут согласиться даже и с требованием «русского языка в качестве второго государственного»! Все равно в «великой европейской державе» не останется тех, кто захотел бы на нем разговаривать…
Так что, несмотря на все уважение к «героям невидимого фронта» былых времен, Штирлицу было все-таки легче, чем нынешним украинским антифашистам…

5
1
Средняя оценка: 3.49333
Проголосовало: 150