Создание аргентинской расы

 Создание аргентинской расы

Задолго до бредовой затеи бесноватого Адольфа Гитлера о создании арийской расы, в далёкой Аргентине у некоторых медиков и политических деятелей этой страны возникла идея о создании аргентинской расы.
Среди них особо нужно отметить психиатра, психолога и философа Хосе Инхеньерос (1877–1925). В своих трудах, опубликованных в период с 1910 по 1915 год, он утверждал, что страны, где негры и индейцы составляют большинство населения, не в состоянии нормально развиваться и обречены на экономическое и социальное отставание.
Аргентина может стать одной из ведущих мировых держав в том случае, если все аборигены, проживающие на её территории, будут заменены на представителей белой расы, привезённых из Европы.
Индейцы и негры являются представителями низшей расы, которых необходимо убрать в целях создания высшей расы – белокожих аргентинцев.
Идеи Хосе Инхеньерос поддерживала большая группа медиков, в
числе которых были Хосе Рамос Мехия, Мануэль Фреско.
Свой вклад внесли и политические деятели страны.
Так в 1910 году в Аргентине был принят закон номер 7029, названный «Законом о Национальной защите», в котором прямо указывалось, что анархисты и коммунисты являются угрозой для чистоты будущей аргентинской расы.

Активное развитие идеи о создании аргентинской расы, состоящей из белых европейцев, продолжил молодой невролог и нейрохирург Рамон Каррильо, который в 1929 году, в возрасте 23 лет, с золотой медалью закончил медицинский факультет Университета Буэнос Айреса.
В своих первых теоретических трудах Рамон Каррильо высказал своё мнение о том, что все народы, населяющие Южную Америку, находятся в состоянии духовного упадка. Перед медиками и политическими деятелями Аргентины стоит важная задача спасти настоящую культуру этой страны от негативного влияния аборигенов и иммигрантов, «заражённых» левацкими идеями.
В 1930 году Каррильо получил грант Университета Буэнос Айреса для возможности углубления своих познаний в Европе.
В Голландии Каррильо научился современной технике лечения неврологических заболеваний. Во Франции, под руководством специалистов с мировым именем, изучал работу человеческого мозга.
1 октября 1932 года на Первом Международном Конгрессе Неврологии он познакомился с датским медиком Карлом Вернетом, известным своими достижениями в области облегчении состояния неизлечимых душевнобольных. Там же Каррильо принял предложение от представителей немецкого химического концерна Мерк в составе группы учёных начать разработку медикаментов против усталости. Каррильо отправился в Берлин. Однажды в столице Германии его пригласили на митинг, на котором выступил Адольф Гитлер. Каррильо был очарован руководителем нацистской партии. К полному восторгу молодого аргентинского медика ему удалось даже сфотографироваться с самим Гитлером!
В 1933 году Каррильо вернулся в Аргентину с солидным багажом полученных знаний и убеждённым сторонником национал-социализма. Теперь он был твёрдо уверен, что не только аборигены с леваками, но душевнобольные и гомосексуалисты являются помехой для создания аргентинской расы.
Каррильо установил тесные контакты с офицерами-националистами вооружённых сил Аргентины, которые помогли ему занять должность начальника отделения неврологии и нейрохирургии в Центральном военном госпитале.

В 1943 году Каррильо познакомился с молодым полковником Пероном Хуаном Доминго, одним из руководителей удавшегося военного переворота в стране. Они сразу же понравились друг другу. Ведь Перон и Каррильо являлись искренними поклонниками Гитлера и его идеи о создании арийской расы.
В 1946 году, когда Перон выиграл демократические выборы в Аргентине и стал президентом страны, он сразу вспомнил о своём хорошем знакомом Рамоне Каррильо и назначил того министром здравоохранения.
Кроме организации системы бесплатного медицинского обслуживания в Аргентине Перон поставил перед новым министром задачу: очистить общество от душевнобольных и гомосексуалистов.
Каррильо немедленно принялся за дело. Во всей стране началось активное строительство не только больниц общего профиля, но и специальных закрытых медицинских центров, куда помещались пациенты с психическими отклонениями.
Гомосексуализм в Аргентине был объявлен вне закона. Перон отдал распоряжение о заключении всех этих выявленных «извращенцев» в тюрьмы.
В стране началось активное создание аргентинской расы.
Если в Аргентине существовали медики-психиатры, которые знали, как обращаться с душевнобольными, то с гомосексуалистами дело обстояло сложнее. Тюрьмы были заполнены этими «извращенцами», но что делать с ними дальше, никто не знал.
Тогда Каррильо подсказал Перону, что его знакомый, датский врач Карл Вернет, по заданию Генриха Гиммлера проводил эксперименты над гомосексуалистами в концлагере Бухенвальд и добился положительных результатов.
– В настоящее время этот гений вынужден скрываться от союзников, которые его обвиняют в том, что он являлся офицером СС, проводил опыты над людьми в концлагере Бухенвальд, где отправлял своих пациентов в газовые камеры, – пояснил Каррильо.
– Разыскать Вернета и предложить ему работу по его специальности в Аргентине, – приказал Перон.
В 1947 году в Буэнос-Айрес сначала прибыла семья Вернета, а спустя несколько месяцев – и он сам.

После встречи с Пероном и Каррильо Вернету было выделено помещение и всё необходимое оборудование для лечения «извращенцев». Это были особые пациенты: юноши из богатых аргентинских семей, родители которых сами отдали своих сыновей– гомосексуалистов в специальную клинику бывшего штурмбаннфюрера СС Карла Вернета. Здесь им, как и узникам Бухенвальда, вшивали капсулы с «мужским гормоном» в паховую область, надеясь изменить сексуальную ориентацию. Увы время шло, а особых результатов не было.
Тем временем Каррильо купил себе обширное поместье в Южном пригороде Буэнос-Айресе, которое назвал виллой «Антарес». Здесь, кроме жилого дома, была построена клиника для проведения различных экспериментов над душевнобольными. В ней работал сам Каррильо с группой своих ассистентов. Недостатка в «человеческом материале» у исследователей не было. Душевнобольных регулярно доставляли из закрытых лечебниц Аргентины.
Президент Аргентины Хуан Доминго Перон был в курсе деятельности Каррильо и Вернета. Ему очень хотелось как можно быстрее создать «аргентинскую расу» без извращенцев и психов.
В 1955 году в результате государственного переворота Перон был смещён с поста президента страны и вынужден был бежать за границу.
В следующем году в возрасте пятидесяти лет скоропостижно скончался Рамон Каррильо, а Карл Вернет, согласно официальной информации, оставил свои опыты над гомосексуалистами и взялся за работу по изучению инфекционных заболеваний.
Бывший штурмбаннфюрер СС, проводивший опыты над людьми в Бухенвальде, а затем в Аргентине, умер в Буэнос-Айресе в 1965 году. 
С середины пятидесятых годов прошлого столетия уже никто не говорил о создании «аргентинской расы».
О нацистском преступнике Карле Вернете в Аргентине в наши дни никто не знает, а вот фамилии Рамона Каррильо, Хосе Рамос Мехия, Хосе Инхеньерос всегда на слуху. Ведь именами этих людей названы города, посёлки, проспекты и больницы.
Только вот если на улице спросить у случайного прохожего, что он о них конкретно знает, в ответ он молча пожмёт плечами.

 

Список литературы, которую использовал автор для написания данной статьи:

1. Peron y la raza argentina. Marcelo Damian Garcia. 1 ed. Ciudad Autonoma de Buenos Aires, Ediciones B, 2019.
2. Los cientificos nazis en la Argentina. De Napoli Carlos. Buenos Aires, Vergara, 2015.

5
1
Средняя оценка: 3.11765
Проголосовало: 102