Вести Нацбеста. Убитый вайб, или Классный фичер сервитутов с узуфруктами

Сергей Лебеденко. (Не)свобода. Рукопись 

"Либо решай по совести, но досиживай до пенсии судьёй-судейкой, 
либо... «господствующий класс»".
Из книги

 

Интересно то, что в постскриптуме романа всё практически разжёвано: вся сюжетная канва. Читатель того не знает. А жаль... 
Вообще опасная книга. В ментальном смысле опасная. 
Там всё напоминает Толкиена. Только на наш российский лад… (хотел сказать, «чудовищный» лад, — да не буду перебарщивать со спойлерами): «Вам в одиннадцать лет не пришло письмо из Хогвартса — так ходите теперь на весь мир обиженные». — Единственно что во взрослой жизни обижаться будет не на кого: в том урок. Только — на самого себя. 
И пользоваться придётся одним лишь правилом, которое наверняка спасёт вам и карьеру, и грядущее: «Просто не надо переходить дорогу Большим дядям!»

«Еще не всех в этой стране удалось запугать!»

Фраза из романа. Диковинная фраза в свете сегодняшних перипетий. Её произнесла одна девушка, у которой арестовали отца по надуманному обвинению. Связанному в реальности с пресловутым театральным делом «о хищениях»-2017. 
Книга — художественно переработанная документалка тех (и не только) событий: театрально-концертных — и вокруг них. 

Дам квинтэссенцию духа сего произведения на примере одного из эпизодов: 

«— …помнишь историю, как генерал СК приказал одного журналиста вывезти в лес за его расследование и закопать, если он не откажется от публикации?
Саша наморщила лоб, пытаясь где-то в тысячах просмотренных новостей за последние годы обнаружить ту самую единственную строчку, которая, встретившись в ленте, ужасает первые минут пять, пока её не сменит следующая.
— Ну...
— Так вот, этим журналистом был Васильич».
— Узнали фактуру?

[Кстати, журналистам, тем, кто в теме, — книга ляжет как сыр на масло: даже и в утилитарном смысле. Но не буду уточнять детали, ведь речь о широкой публике.]

То есть повествование привязано к конкретным людям. А вся книга выполнена в квазидокументальной форме — только с выдуманными именами, датами, персонами. Не выдуманы лишь протагонисты. И они просчитываются очень ясно.

С первых строк — профессионально отточенный репортёрский слог. К тому же автор — явно опытный юрист. Так и оказалось (погуглив) на самом деле. 
Сергей Лебеденко — известный судебный корреспондент. И пишет от своего лица, о себе. О трудовых буднях, происшествиях. В беллетристической обработке, конечно. 
Правда, ощущение, некое послевкусие осталось всё-таки газетно-репортёрское. Словно прочитал качественное расследование. Впрочем, это действительно так. 
Очерчена — изнутри и снаружи — будничная жизнь федерального судьи, выносящего далеко не будничные приговоры. За митинг, например. За то же «театральное» дело. Обернувшееся пшиком в натуре. Но которое сим отнюдь не утешительным «пшиком» поломало сразу несколько судеб. 
Сложные, порой неудобоваримо сложно-тягучие процессы. Стадии обвинения, защиты. Всё чётко-правильно. Процессуально выверено. Запротоколировано.
Внутренние метания женщины-судьи: домашние, бытовые. Нетривиально-семейные.
Внешние проблемы — рабочие, деловые. Процессы построены на ментовских обязаловках-«палках», всенепременно «положительных» отчётах. Будущих (долгожданных) премиях: все же люди. 
Где подследственный, пусть и тяжело больной раком, — всего лишь фишка в Крупной игре. Подобно казино. Только вместо заводного колеса рулетки — тайный движ судебной Управы с её неспокойными обитателями.
Лебеденко и себя выписал — в роли журналиста, также общественного защитника Руцкого. Выписал превосходно. По-корреспондентски отточено, повторюсь.

С другой стороны

Можно представить роман концентрированным дайджестом недавно утёкших инфо-волн: пять, семь лет назад. 
Можно вымолвить, автор элементарно пересказал — толково, грамотно — вскипевшую, выкипевшую жизнь (ведь теперь уже совсем иная) добротным газетным языком. С подставными фамилиями, через которые видны настоящие имена.
Пред взором проплывают в суете дней простые, и не совсем, люди. Судьи, их помощники. «Большие дяди»: президент, чинуши, митрополит. Соглашатели и откровенные утырки. Театрально-криминальные тяжбы-перипетии, ещё недавно нешуточно сотрясающие масс-медиа. 
Подоплёка обвинений в мошенничестве бизнесменов. Следаки, у которых забирают «хорошие» перспективные наработанные папочки. И которым предлагают подняться на делах подложных, бесчеловечных. Но — нужных кому-то «оттуда». Сверху. 
Показана встреча с «высшими силами» мира сего. Представляющими в нашей, точнее, «сочинённой» в кавычках фантомной стране — всеведущую Крышу. Нет, лучше эдак — КРЫШУУУУ-у-у-у-у-у, — слышится жуткий вой-завывание зазря убиенных, порченных Системой душ.
И короче говоря, чтобы стать частью этой Системы — надо… Всех предать. 

Адовый итог

Автор разговаривает с нами двумя голосами. 
Один голос — процессуальный. Как бы сверху. Другой — человеческий. С точки зрения «терпилы». 
Мы, в принципе, всё ведаем из газет, интернета-ютуба. Но — С. Лебеденко даёт приличного размера лупу — вглядеться в Ад поближе. 
И мы близко, вплотную видим фееричные пресечения фатумов газетных полос — как адептов многообразных слоёв жизни. 
Лицезрим, будто в призме причудливого калейдоскопа, — бескрайние пирамиды переплетений. Уходящие глубоко вниз, в генетическую память. И далеко вверх — в неизбывность. Неизвестность. 
Очень чёткие, вразумительные характеристики персонажей. Великолепное знание сторон конфликта — полицейских, розыскников, подозреваемых, адвокатуры. 
Ещё история любви затесалась, как назло. Хотя она чуть размягчает жестокость необходимых выводов. Сухие юридические главы (а они, увы, есть) очерчивая лирическими абзацами. 

Оперативная «вовремя»-книга. Рассказывающая о насущном. 
Одномоментно резко вдруг опоздавшая. Внезапно отставшая во времени. Настолько пронзительно сегодня мир становится… прошлым. 
Любопытно, что прочитав постскриптум, — где всё разжёвано для непонятливых: — книгу хочется открыть сначала. 
Странный феномен, не правда ли…

NB
 

5
1
Средняя оценка: 2.77143
Проголосовало: 35