Вести с Нацбеста: Апология ужаса, или Чертовщинка из СССР

Велин, Александр. Сердце Демидина. — Москва: Издательство АСТ, 2022. — 480 с. — (Городская проза). ISBN 978-5-17-146554-4

Интересный у меня проявляется последнюю пору астигматизм — в негативе восприятия современной прозы. (Вслед многочисленным победам в научно-публицистических баталиях, уж похвалюсь, хе-хе.) 

Думаешь поначалу — вот оно! Ждал чего-то подобного… И — дождался. В натуре.
Вот. Всё окей, всё идеально. Стиль. Смех. Стёб. Грёбаный насос — ну гениально же!
Но… стихает взбеленившаяся в увертюре пыль времён. Сияние бешено лукавых фраз начинает надоедать, тухнуть, сдуваться. Почему? Чем надоедать? 
А всем!

•    Во-первых, вторичностью. Знатоки поймут. «Первоходки», ясен пень, вспомнят булгаковскую нечисть.
•    Ангелами.
•    Врубелевскими Демонами.
•    Червями.
•    Мужеубивцами. Вынужденными в искупление каждые 30 лет рожать ребёнка.

Для просвещённых эрото-, кино- и книгоманов дам квинтэссенцию романа А. Велина его же цитатой:

«…пиджак, синие джинсы и карманные часы с цепочкой были одной из разновидностей гражданской одежды, по которой могли узнавать друг друга агенты КГБ».

Всё это в обрамлении персонажей Ершовского «Вия» с Куравлёвым. [Царства Небесного великому актёру. Впрочем, так же как и описываемой в романе жуткой тени Союза Советских Соцреспублик — в кагэбэшной паутине нравов, мнений и бардовских песен.]

Пару слов по текстуре

Сразу — бац! — прекрасная, в том числе юморная атмосфера авантюрно-плутовского романа. С пылу с жару — чудный советский эзоповый юмор. Клёвый. Звеняще-прозрачный: дзын-н-нь! — кастрюлей по баш… сковородке. 
Аллегорические финты — по диагонали всего повествования — ма́стерски завинченные: «Демидин раскрыл тетрадь и увидел две вклеенные фотографии. На верхней был запечатлён, очевидно, сам Суриков — парень с плоским, как крышка от кастрюли, лицом и чубом, торчащим из-под фуражки».
Короткие главки, — что вообще великолепно. Можно отвлечься и… поспать.
Меня и подобных мне представителей убывающего народонаселения той эпохи могут привлечь умелые авторские маркеры-зацепки типа:

•    Разведчиков-Штирлицев в большом количестве.
•    Кришнаитов. (Да, в Союзе была целая большая история с их приятием, гонением, притеснением.) 
•    Всевозможных языковых Школ, в том числе иврита. 
•    Школ спиритизма.
•    Секций каратэ.
•    Масонских прибежищ. (На фоне алых стягов с барабанами.)
•    Всевозможных подвалов и сходок «причастных». (И диссидентов до кучи.) 
•    Грушинских бардов, в конце концов.

Да, СССР был насыщен крамолой донельзя. 
И автор это гипертрофированно-аккуратно преподносит читателю как поддельный коньячный левак в модном статусном кабаке — с заполонившими эстрадный пятачок абсолютно бездарными исполнителями. Похожими на «наглых резиновых бесенят». 
Артисты-режиссёры-композиторы-певцы — все вовлечены в круговерть коммунистической апатии. Все были отравлены сладостной мечтой о том, что недостижимо блистает за проклятым железным занавесом. 
И за всем этим непотребством — внимательно и рьяно наблюдали наши героические герои с неприметной внешностью и скупым лицом. [Притом что вторая половина текста происходит в «благословенной», запруженной шпиками всех мастей, — Америке.]

Вывод

Книга — полный фарш, эрегированный концентрат социалистического диссидентства и левачества. Чисто советской сказочной мистики.
Собственно, горбачёвский период придаёт тексту особое умиление. В ореоле незлобивости. Будто предчувствуя-предвидя, что осталось недолго. 
Бесчинство невероятно смрадных демонов с «лунообразными личиками, дряблой бородкой» — тому порука.

Да и… Кстати.
Там гл. герой, — бравый кагэбэшник, — почему-то страшно кого-то напоминает.

NB
 

5
1
Средняя оценка: 3.02564
Проголосовало: 78