Иван Щеголихин: «Жить скучно, когда умирать не за что»

1 апреля исполнилось бы 95 лет замечательному казахстанскому русскому писателю Ивану Щеголихину.
Иногда спрашивают, какую книгу вы бы взяли с собой на необитаемый остров. Насчет острова не знаю, но в 90-е годы, уезжая в Канаду, я взяла с собой роман Щеголихина «Должностные лица». Через несколько лет моя мама, которая последовала за мной, взяла с собой тот же самый роман, и теперь у нас их два.
Чем вызван такой выбор? Тем, что это замечательный роман. Это энциклопедия казахстанской и советской жизни во всех смыслах – в описании отношений между людьми, в показе национальных характеров и роли каждого из них в «плавильном котле» (в Казахстане проживает более 80 народов). И это рассказ о преступлении и наказании. Не как у Достоевского, но тем не менее.

Мы родом из Алма-Аты, и, помню, нас впечатлило глубочайшее знание писателем жизни республики, всех ее тонкостей. И, кроме этого, в книге – захватывающий сюжет: это роман о знаменитом карагандинском меховом деле. В 70-е годы там накрыли группу «деловаров» – людей, которые наладили подпольный бизнес изготовления меховых изделий на продажу. В промышленных масштабах. И озолотились на этом. И делились с теми, кто в Политбюро.
Этот роман, на мой взгляд, стоит особняком в нашей литературе еще и потому, что он похож на произведения Артура Хейли – канадского писателя, подобно которому никто (насколько мне известно) не пишет. Хейли писал романы, в которых действие происходило в определенных профессиональных сферах, сферах экономики – «Отель» (фигурируют работники гостиничного хозяйства), «Детектив» (полиция), «Cильнодействующее лекарство» (врачи) и т.д. Соль его увлекательнейших романов в том, что он досконально знает сферу, о которой пишет. Можно подумать, что он работал и там, и там, да не по году... Но на самом деле для написания, например, «Отеля», он прочитал 27 книг о гостиницах... Так вот, у Щеголихина такое знание темы в романе «Должностные лица», что создается ощущение, будто он сам находился среди советских миллионеров, их любовниц, секретарш, телохранителей...

Из последних строчек романа понимаешь, что он, видимо, встречался с главным героем, которому удалось, в отличие от коллег, избежать расстрела, спрятаться в психбольнице. Отсюда и знание всех деталей происшедшего. Но это лишь догадки. Наверняка писатель листал и тома уголовного дела, и сотрудники КГБ нарассказывали – Щеголихина уважали, его ценил Назарбаев, так что доступ к информации, конечно, был. 
Однако мало собрать ВСЮ информацию, нужно еще и прогнать ее через сердце – чуткое и большое, опытное, что Щеголихин и сделал. Он не судит своих героев. И не хвалит. Они их понимает. В итоге их понимает и читатель. 
Роман, заканчивающийся расстрелами, полон, представьте себе, юмора. Первую, «безоблачную» часть читаешь, ухохатываясь. И понимаешь, что все эти забавные ситуации не придуманы, и комичные персонажи – тоже...
Со страниц «Должностных лиц» на тебя смотрит ЖИЗНЬ: смешная и страшная одновременно. Вот шутки, вот расстрел. Вот друзья, а вот они же – враги, которые топят друг друга. Вот была честная девушка-секретарша, а вот, поглядев на начальство, его богатую жизнь, ощутив приятность маленьких взяток, она уже продает себя, и Щеголихин пишет так, будто сам побывал в «шкуре» юной Сонечки, у которой аж «cоски твердеют» при виде красненьких десяточек. А вот телохранители – чеченцы со «cтудеными» глазами.

У Щеголихина несколько романов. В том числе «Дефицит» – о коррупции, и автобиографический – «Не жалею, не зову, не плачу».
В Алма-Ате улица названа именем этого писателя, Щеголихина в местных СМИ называют народным писателем республики. А что же мы в России? Не важно, где жил русский писатель, в Казахстане, как Щеголихин, или в Риге, как Пикуль. Он остается нашим достоянием и надо помнить, исследовать, переиздавать. То, о чем он писал и о чем говорил в интервью остается актуальным.
 

«Дают по ТВ информацию об ужасном преступлении, и тут же на телеэкране первым планом – адвокаты, жизнеутверждающе глаголят о правах, и сразу понятно, что преступник не будет наказан. Почему не появляются прокуроры? На телевидении нет прокурора, ему никто не платит. Он только мешает. А адвокатам платят, и сами адвокаты платят за свое появление на экране. Телеэкран уже один из способов защиты подсудимого и создания общественного мнения. И развала уголовного дела».

«Но можно ли называть нынешние выступления в Киеве революцией? Нет, это действует власть денег. И у них там не оппозиция, а хаппозиция. Смотреть тошно по ТВ на эти гламурные костюмчики и палаточки в Киеве на площади. Это не бомжи, не пролетариат, не крестьянство вышли добиваться справедливости. Это клан на клан, все оплачено. Всегда народ, любая религия боялись власти Молоха, власти денег. Но нас же прошлое ничему не учит».

Писатель умер в 2010 году, и так и не увидел всех «палаточек» и всей власти Молоха на Украине...

Читать романы Щеголихина не только интересно, но и приятно. Потому что в современной литературе часто отсутствует нравственная составляющая. Порой книгу пишут пусть и весьма способные, но психически нездоровые люди, или просто безнравственные. И читать вроде бы интересно, но ты все делишь надвое, понимая проблему автора и не испытываешь читательского удовольствия в полной мере. Поскольку испытать его можно только прильнув губами к чистому источнику. Литература ведь пошла от проповеди. По крайней мере на Руси. Из монастырей. От житий, поучений и т.д. В великой литературе невидимое поучение идет красной нитью. У Чехова посыл – не быть мещанами, у Достоевского – любить ближнего, у Толстого – трудиться. Конечно, каждый по-своему трактует что хотел сказать классик, но, думаю, никто не будет отрицать, что наша классическая литература имеет нравственный стержень. И даже Лев Николаевич, преданный анафеме, в рассказах и романах сеет доброе, вечное.

Так вот, Щеголихин тоже сеет. Читая его, ты беседуешь с сердечным, неравнодушным, искренним, пламенным человеком. Сказанное им – запоминается. Помню последнюю строчку «Должностных лиц». Главный герой сидит в психушке, куда его определили вместо того, чтобы расстрелять. Он потерял все. Жене не нужен, так как разбогатев, сменил ее на молодую любовницу, дети в обиде, друзей нет, коллег казнили. Ему тоскливо. И последняя строчка звучит так: «Жить скучно, когда умирать не за что».

5
1
Средняя оценка: 3.14724
Проголосовало: 163