Летописец дней своих

Так называл себя крымский поэт-фронтовик Борис Серман, 110-летие которого отмечается 13 мая

В годы Великой Отечественной войны Борис Евгеньевич был военкором в дивизионных газетах, служил в армейской газете
«Сын Отечества». Участвовал в обороне Севастополя, Кавказа, боях за освобождение советских городов и сёл. Награждён боевыми орденами и медалями. Автор тридцати сборников стихов.
Знакомство с ним было подарком судьбы для многих земляков добродушного и весёлого в общении человека, становившегося железно принципиальным, когда речь шла о важном для него и для окружающих, которые приходили в гостеприимный дом не только послушать новые стихи, но и поделиться трудностями и заботами, зная, что он, имеющий вес в обществе, всегда поможет. 
Появившийся на свет в Минске, но живший с юных лет в Крыму, он писал: «С детских лет золотых,/ До сих пор незабытых,/ Был ты/ И будешь любим,/ Мой кипарисовый,/ Морем омытый/ В солнечной россыпи/ Крым!»
Он начал писать стихи в детском доме, куда попал, оставшись без родителей в гражданскую войну. Потом учился в пединституте на литературном факультете, а после окончания работал в Крымском радиокомитете редактором вещания детских передач. Тогда-то крымчане с ним и познакомились, ведь радио было в каждом доме, его слушали с утра до вечера. Быстро вошёл в писательский круг, где его называли «наш поэт». Друзья по аэроклубу, где он с увлечением занимался, совершая самостоятельные полёты, говорили о нём «наш авиатор». Он воевал за крымскую землю, мечтал видеть её цветущей, а её обитателей – счастливыми. Добровольцем ушёл на фронт рядовым, а вернулся орденоносным офицером. От Крыма до Вены прошёл с лейкой и блокнотом: «Газетчиком дивизионным/ Я полземли исколесил/ Шёл по дорогам обожжённым,/ Спал на снегу и грязь месил».
Опубликованные в красноармейской газете поэтические строки поэта-воина находили живой отклик у фронтовиков.

У погибшего пулемётчика Курлянда среди документов было найдено его стихотворение «Мы отомстим». Известный писатель Сергей Симонов сказал очень точные слова о военкоре Сермане: «Это настоящий солдат с журналистским блокнотом, человек большого личного мужества и настоящей, непоказной храбрости, воин, испытавший бок о бок с солдатами переднего края всё то, что им довелось вынести и пережить. Все мы, кто знал Сермана, очень любили этого маленького и худенького человека. Было в нём что-то напоминавшее Чарли Чаплина в его лучших картинах. Похожесть была в той доброй растерянной улыбке, которую мы так часто видели на его лице, и в том бесконечном обаянии доброты, душевности, дружеской распахнутости навстречу людям, какой этот человек обладал в необычайной степени». И таким поэт был всю жизнь 
Борис Серман стоял у истоков создания крымской писательской организации. Предшественником её было родившееся в 1946 году литобъединение, которым мы обязаны Петру Павленко, Сергею Сергееву-Ценскому, Константину Тренёву. Классики советской литературы собрали вокруг себя плеяду прозаиков и поэтов, молодых офицеров, вернувшихся с фронтов отгремевшей войны, среди которых были Александр Лесин, Николай Тарасенко, Алексей Малин, Виктор Карпенко и, конечно, Борис Серман. Их произведения вошли в сборник тех лет «Поэты Крыма». Духовным пристанищем юной писательской организации стал литературный альманах «Крым». На его страницах увидели свет лучшие произведения фронтовиков: Афанасия Красовского, Николая Криванчикова, Петра Карпеко и Бориса Сермана. Строгие московские критики признали альманах одним из лучших.
Но и став признанным поэтом, он не оставлял журналистского поприща. Вдохновенно трудился в редакции газеты «Красный Крым», поменявшей потом название на «Крымскую правду», в альманахе «Крым». Стараниями Бориса Евгеньевича главная газета Крыма стала «пристанищем» для поэтов и прозаиков, на её страницах они публиковали свои заветные произведения. Серман осуществил свою мечту – стал составителем поэтического сборника «Стихи на линии огня» крымских поэтов – участников Великой Отечественной войны. Весь гонорар авторы перечислили в Советский фонд защиты мира.
Он всю жизнь был верен воинскому братству. Много лет упорно добивался награждения участников легендарной обороны каменоломен под Керчью, среди которых было немало его однополчан. Сделал всё, что в состоянии сделать человек, писатель, чтобы мир узнал о воинской верности и доблести защитников подземного Аджимушкая. Почти 20 лет отдал бывший журналист делу первостепенной важности – расследованию этой трагедии. Результат – безымянные герои, погибшие в каменоломнях, обрели имена. Пьеса «Десятый круг» («Аджимушкай»), напечатанная в журнале «Театр», поставлена в Крыму и Киеве. Музыку к спектаклю написал выдающийся композитор современности крымчанин Алемдар Караманов. Борис Серман составил четыре сборника «В катакомбах Аджимушкая». Многие стихи вошли в альбом издательства «Изобразительное искусство», в котором представлены полотна заслуженного художника России Николая Бута, признавшегося, что часть их создана под влиянием стихов Сермана: «Ведут рассказ обугленные камни./ Солдатская земля./ Аджимушкай./ Легенда-быль, не умолкай/ веками./ Живым сердца и память/ обжигай». Много сил и времени отдал Борис Серман для восстановления доброй памяти о севастопольских подпольщиках, добился реабилитации имени крымского партизана Николая Спаи. Помог жене писателя Александра Грина Нине Николаевне, женщине с поистине трагической судьбой. Открыл для нас, вернул из забытья большого поэта России Григория Петникова.
Тёплая дружба связывала крымчанина со многие известными россиянами. Сохранились письма к нему Лилии Брик, Самуила Маршака, Константина Симонова, Евгения Долматовского, Натальи Кончаловской, Льва Озерова. Андрей Вознесенский назвал Сермана рыцарем поэзии. 
В писательской среде его называли «дядя Боря», любили и считались с его мнением. Он был открывателем и воспитателем молодых талантов, делился своим писательским опытом и радовался каждому дебюту земляков. 
Красной нитью через все его творчество проходит мысль: день встаёт для добра. Приносить людям добро, отстаивать его и воспевать – было главным в жизни и творчестве.
И далеко за восемьдесят он был по-юношески вдохновенным и деятельным. Таким и запомнился всем, кто знал поэта-воина, поэта-лирика.
С нами остались сборники его стихов и воспоминания об отважном, светлом, талантливом человеке. Его книги «Сердца моего дневник», «Спокойствие и непокой», «Письма пришли потом», «Однополчане юности моей» и другие с воспоминаниями о войне, лирическими строками о любви, раздумьями о жизни, о предназначении человека не закрыты в запасниках библиотек, они востребованы. Их не только читают, по ним студенты пишут курсовые работы. Его книгу «Человек остаётся» называют литературным памятником подвигу крымчан. Вошедшие в неё стихи стали текстовой основой оратории, прозвучавшей впервые в исполнении Крымского симфонического оркестра.
Нет сомнения, что и будущие поколения, вчитавшись в пламенные строки, написанные душой, почувствуют дыхание минувшей эпохи со всеми её страданиями и радостями, которые довелось пережить поколению, на долю которого выпали испытания Великой Отечественной войной, поколению победителей, освободителей.

5
1
Средняя оценка: 2.83333
Проголосовало: 96