«Отсечь любые намеки на русскость, а тем более советскость»

В Харькове сейчас не только роют окопы в центре города и устраивают всё новые блок-посты, а также чуть ли не минируют ул. Полтавский шлях, лихорадочно закрашивают нацистской символикой огромные муралы с портретами знаменитых харьковчан Валентины Гризодубовой и Леонида Быкова (оба в форме советских летчиков) и других, но и снова вдруг озаботились названиями улиц. Нацисты из спецподразделения «Kraken» полка специального назначения «Азов» опять снесли памятник маршалу Жукову, а «общественность», согласно с городским головой Тереховым, выдвинула русофобскую топонимическую инициативу с целью очередной раз переписать историю. 

О новой топонимической коллизии в городе на протяжении последних полутора месяцев внимательно рассказывал ТЛГ-канал «ХАРЬКОВ НАШ».

Итак, мэр Терехов (в прошлом не только заммэра Кернеса, но и креатура Авакова, смертельного врага Кернеса), прогулявшись (в бронежилете) среди высаживающих сверхактуальные цветы работников Зеленстроя (без бронежилетов), решил, что самое время объявить о грядущем «после победы» мегапереименовании харьковских улиц, площадей, районов, остановок и т.д. Переименовывать он намерен все, что связано с Россией, а заменять будет на имена «сегодняшних защитников Харькова».

Однако можно считать, что первые переименования в Харькове уже состоялись. Скоро их официально зафиксируют, а сейчас это называется «рекомендациями топонимической комиссии». Московский проспект станет пр. Героев Харькова, Московский район станет Салтовским, Белгородское шоссе — Харьковским, Белгородский спуск — Героев Спасателей. 

Впрочем, профессиональные патриоты на днях меняли на Московском проспекте таблички на «проспект Сковороды». Так что, возможно, это только первая серия, а возмущенная общественность количеством в три психопата поднимет очередную бучу. Потому что «Героев Харькова» — какое-то слишком неоднозначное название. Могут ведь — не дай бог — решить, что речь идет о настоящих героях Харькова, а не о тех, кого власти считают героями сегодня.

Когда пошла волна переименований после 2014 г., многие из них городская комиссия сделала компромиссными, выбирая в качестве новых названий абсолютно нейтральные (Юбилейный, Науки) или увековечивая память хотя бы имевших отношение к Харькову архитекторов, актеров, ученых. В самых сомнительных случаях от переименования вообще отказывались, и тогда вмешивалась областная администрация: так площадь Руднева была переименована в «майдан Героев небесной сотни». Тем не менее, даже при таком подходе городской топонимической комиссии было множество переименований, которые вызывали не просто нормальное бытовое раздражение (от того, что менялось что-то привычное), а глухую или острую ненависть у харьковчан, знавших город с рождения, — особенно когда на карте появлялись фамилии новоявленных «героев» майдана и АТО или замшелых психопатов-националистов типа Михновского (в 1904 г. пытавшегося взорвать памятник Пушкину, на который средства собирали все жители города). Несколько раз свидомиты меняли на Соборном спуске табличку на «узвiз гетьмана Мазепи», но неизменно к вечеру она бесследно исчезала. 

И в 2014-м переименования были откровенным насилием над харьковчанами. Были, конечно, те, кому это понравилось, но они оставались в меньшинстве. В подавляющем, как говорится. Грядущие переименования — продолжение того же насилия, только еще более откровенное. То, что Россия своими действиями дала формальный повод для этих переименований, — только прикрытие, переименовали бы и без этого (в Киеве же переименовали давно). И понятно, что теперь независимо от результата «слушаний» переименуют всё, что захотят, и так, как захотят. Поэтому для харьковчан, чье сознание осталось нетронутым невменяемой пропагандой военного времени, есть только один вариант: игнорировать обсуждение.

Комментаторы канала «ХАРЬКОВ НАШ» задают саркастический риторический вопрос харьковской обороне: а имена тех, кто сейчас занят внутренними обстрелами, каким улицам будут присваиваться — тем, С которых они стреляют, или тем, ПО которым они стреляют?

Аналитики канала убеждены, что теперь дерусификация будет осуществляться на официальном уровне по всей Украине: «С одной стороны, мы ни секунды не сомневаемся, что она началась бы и так. С другой стороны, теперь у украинской стороны есть мощная отмазка: русские же напали, так какие же могут теперь быть русские названия? Это лицемерная отмазка, но мощная, и в этом один из важных элементов информационного проигрыша РФ в ее спецоперации. Но харьковчан тут должно интересовать вот что: наш город будет все меньше нашим. Параллельно с разрушением его зданий и домов будут продолжать разрушать привычные настоящим харьковчанам наименования улиц и площадей. То, что в случае победы Украины русский язык в Харькове будет под буквальным запретом во всех публичных местах, тоже не вызывает сомнения. Украина будет в случае победы украинизировать Харьков всеми способами, уже ничего не выбирая». 

Посмотрим конкретно. В марте с.г. харьковский журналист Филипп Дикань опубликовал в интернете открытое письмо с подписями персон, которые просят мэра Терехова избавить Харьков от русских и советских названий в качестве идеологической борьбы с российской агрессией. В частности, предлагают переименовать Пушкинскую (Пушкин — символ русского мира и вообще «уже зарубежный и не очень влиятельный поэт»), маршалов Бажанова (придумал «Катюши» и «Грады», которыми сегодня «уничтожают Харьков»), Конева, Малиновского («приказывали бомбить Харьков во время Второй мировой»). Цитируем в переводе (оригинал на украинском): «Надо отсечь любые даже намеки на русскость, а тем более советскость нашего города». 

Убрать намеки на русскость и советскость Харькова можно лишь в одном случае — если буквально убрать весь Харьков. «Думаем, — продолжают аналитики-очевидцы, — что те, кто действительно обстреливают и бомбят наш город (напомним, “Градами” с самого начала войны пользовалась лишь украинская сторона, тогда как российская из РСЗО применяла “Смерчи”; так что к Бажанову у харьковских украинских патриотов как раз претензий быть не должно), этим и руководствуются: стереть большую часть города с лица земли, обвинить в этом русских, и — пожалуйста, вот вам Харьков не русский и не советский. Но город никаким другим никогда не был. До советского периода был русским, потом советским. Украинским так и не стал, как ни старалась та самая интеллигенция». Скажем очевидное: «отсекать любые намеки на русскость и советскость» украинская сторона будет вне всяких сомнений. Интеллигенция в содружестве с СБУ, с Нацкорпусом и так далее — будут отсекать всеми силами и способами. И те харьковчане, которые не готовы «отсекаться» из-за своей русскости и советскости, будут ожидать поражения Киева в сегодняшней войне как единственного шанса на собственное спасение. 

Ниже приводим фрагменты этого весьма показательного письма «общественности» к мэру, идейно озаглавленного «Очистка топонимики Харькова от “русского мира”».

«Уважаемый Игорь Александрович! Понимаем, что сейчас тяжелые времена для Харькова и, возможно, решение вопроса, которое мы предлагаем рассмотреть, кажется в этот момент не совсем уместным, но учитывая, что сейчас идет не только война с боевыми действиями, но мощная информационная война, то это станет нашим идеологическим ответом врагу и будет совершенно уместно. Наглая российская агрессия окончательно доказала огромную пропасть между мировосприятием, фундаментальной сущностью украинцев и россиян, уничтожила последние малейшие надежды на возможность мирного соседства с российским государством и окончательно похоронила даже малейшую веру в “братство” украинского и российского народов. ... 

Все мы доказываем, что Харьков был, есть и будет украинским городом. Но надо идти дальше и отсечь любые даже намеки на русскость, а тем более советскость нашего города. Разрушая наш город, россияне пытаются стереть нашу историческую память, наши ценности. ... Точка невозврата пройдена. Да, Харьков обязательно отстроится, но город уже будет другим, не таким, как до войны, и тем насущнее встает задача избавиться от прошлого, которое связывало Харьков с Россией и советщиной. На карте современного Харькова остается несколько улиц, которые бы стоило, даже нужно переименовать, чтобы не связывать наш город с российскими оккупантами. Они уничтожают наш родной любимый город, потому городу нужно удалить, по крайней мере, главные ментальные связи со страной-агрессором. Во-первых, нужно переименовать Московский проспект, одну из самых длинных улиц Украины. … Во-вторых, можно вернуть первое название Пушкинской улицы, одной из центральных, которая с начала XIX века называлась Немецкая или Большая Немецкая. Конечно, имя Пушкина не имеет отношения к нынешней российской агрессии, но он — мощный символ русского мира, с одной стороны, а с другой, как поэт уже зарубежный не имеет такого влияния как раньше, его уже и в школах не изучают тщательно. К тому же он ни разу не был в Харькове, презрительно отозвался о нашем университете. Свое историческое название улица потеряла во время всероссийского почитания 100-летия поэта, новое название было спущено сверху, что имело очевидные признаки идеологической имперской акции. Немцы были третьей по численности нацией города, к 1917 году почти все мощные заводы Харькова были построены именно ими. Украина в ближайшее время вступит в ЕС, этот шаг будет нам полезен…»

Согласитесь, дивный заход с Пушкинской на Немецкую! С обоснованием, весьма показательным! Именно так поступили фашистские оккупанты, войдя в Харьков в октябре 1941 г.

Кто же эти милые люди, что за вырусь, столь радеющая об антирусской топонимике? Кто-то из подписантов именует себя «писательница», как Инна Роменская, однако о ее сочинениях никто не слышал. И вообще, с тех пор, как город после госпереворота 2014 г. покинули лучшие творческие деятели, разумеется, русскоязычные, уровень и характер культурного представительства в Харькове резко устремился к хуторянскому.

Среди подписантов назовем нескольких: бывший комсомольский функционер Людмила Рубаненко, ныне вице-президент ВПГО «Союз аудиторов Украины» и заслуженный экономист Украины; Борис Севастьянов, композитор, музыкант, в недавнем прошлом подававший надежды молодой русский поэт, а потом поведенный русофоб; начальница Северо-Восточного отдела межрегионального отдела Украинского института национальной (читай — нацистской) памяти Татьяна Узун; Наталья Цимбал, актриса театра и кино; Валентин Чебанов, ученый, член-корреспондент НАН Украины; Александр Швец, глава Харьковского пресс-клуба и др.

В этом списке есть фамилии и более известных в городе «русских» людей, что с оранжевого 2004 г. подписывали коллективные доносы на коллег и своих многолетних друзей, выступивших против русофобии и украинизации. В частности, среди подписантов — русскоязычный литератор Сергей Шелковый, член Национального союза писателей Украины, лауреат литературных премий, эпизодически публикующий материалы в московской (да-да!) «Литературной газете». 

Есть и подпись Игоря Лосиевского, доктора русской филологии, автора провинциальной монографии об А. Ахматовой, человека с польско-еврейскими корнями. Этот филолог не раз с удовольствием рассказывал, что когда к нему в свое время обратились из администрации президента Кучмы с инициативой назвать «Русским» Национальный университет им. Каразина (который Лосиевский окончил в советское время как Государственный университет им. Горького), эксперт ответил, что «не следует дразнить украинцев».

Почти все подписанты — творческо-образовательная интеллигенция, страшно далекая не только от народа, но и от здравого смысла, а в украинском случае и от нормального образования. Тут уместно вспомнить гениальный по остроумию парафраз убиенного укронацистами киевского историка и публициста Олеся Бузины: «При словах “украинская интеллигенция” моя рука тянется к мухобойке».

Таков нынче «интеллигентский» Харьков, исконно русский, весьма многонациональный город, основанный в 1654 г. указом Царя Московского Алексея Михайловича (Тишайшего).

Совершенно очевидно, — констатирует тот же канал «ХАРЬКОВ НАШ», что не только все российское, но и все русское на Украине в целом и в Харькове в частности будет ликвидироваться. Уже осуществленные переименования харьковских улиц и районов, названия которых были связаны с Москвой и Белгородом, — это только начало. Нет ни малейших сомнений, что среди анонсированных Тереховым дальнейших переименований будут и Пушкин, и Толстой, и Чехов, и абсолютно все, кто имел отношение к Великой Отечественной (потому что украинские власти отождествляют русское и советское). И, конечно, переименованиями не ограничатся: русский язык будет полностью изыматься из обращения. Многим кажется это маловероятным — «не запретят же разговаривать» — но зря: запретят. Этому поспособствуют те русскоязычные, которые с началом боевых действий резко перешли на украинский, чтобы их не приняли за «пророссийских» (да, такая логика). Они будут максимально активно продавливать запреты на использование русского языка в публичных местах — из других сфер он официально уже изгнан, осталось довести дело до логического завершения. 

Это началось, конечно, не сейчас, это давняя история, русское и советское выдавливали из публичного пространства очень давно, с девяностых годов, просто с разной интенсивностью. При Ющенко был всплеск активного выдавливания, потом временное затишье при Януковиче (спада не было, даже закон о региональных языках Кивалова-Колесниченко не положил конец выдавливанию, потому что был типичной полумерой). А с 2014 г. выдавливание стало системным и необратимым. Боевые действия попросту ускорили этот процесс, заодно сделав его безальтернативным даже для Харькова. Конечно, при условии, что Харьков останется украинским.

 

Художник: П. Егоров.

5
1
Средняя оценка: 3.33929
Проголосовало: 56