Псевдофилософский пароход

Все помнят выходку Андрея Макаревича, раздраженного тем, что на исход некоторой части поющей, пляшущей и на театре представляющей богемы россияне ответили довольно беззлобно (если сравнить с тем, как могла бы ответить, скажем, гитлеровская Германия), но иронично.

Зато как богема вдохновилась! И вот уже Чулпан Хаматова, получив во время интервью ТВ Kultūrdeva недвусмысленное указание от журналистки Генриетты Верхоустинской отрабатывать свое проживание в Латвии: «…у вас столько поклонников, столько последователей, и у вас есть возможность высказывать и показывать, раскрывать им глаза. — Ну я же это уже сделала? Это надо делать каждый день? — В принципе, наверное, да», выступает в Риге на митинге со сцены с заявлением: «Я Россия!». Конечно, конечно. Верим-верим.

«Уехавшую от нас Россию» не смущают ни оскорбительные плакаты, ни выкрики. Ведь эта «больше не наша Россия» сохранила крепкие связи в либеральной тусовке. А поскольку тусовка русофобов распространяется на всю современную культуру — уехавшие не верят в полное отлучение от культурной жизни.

Чулпан Хаматова льет грязь на русских, пребывая на подъеме: «Золотая маска» вручила специальную премию спектаклю «Горбачев». А если без обиняков, то двум русофобам — Чулпан Хаматовой и Алвису Херманису, чье отношение к России не то что добрым, но даже и корректным не назовешь. Мария Ревякина, директор «Золотой маски», выдала приз Театру наций, где директором является она же. Хотя даже СТД РФ в лице своего председателя Александра Калягина просил этот спектакль не рассматривать. Однако М. Ревякина, похоже, решила: однова живем! И выдала специальную премию себе и своим любимцам.

Остались в России покровители и у писателей. У Бориса Акунина — аж два министра литературы, господа Сеславинский и Григорьев, серый кардинал современной литературы госпожа Шубина и другие господа, как верно выразился писатель и радиоведущий Дмитрий Конаныхин, «государственными деньгами закармливавшие тов. Акунина-Чхартишвили». Каковой тов. Акунин-Чхартишвили целую рацею выдал, специально для людей, по образу жизни и мыслей близких к крысам: «…из соображений гуманности хочу дать вам добрый совет: заранее занимайте места в шлюпках, крейсер «Москва» тонет. Капитан еще какое-то время будет орать в рупор, его помощники — суетиться, боцманы — матюгаться и  раздавать затрещины, но дело швах. Полундра! Это судно обречено». Далее сплошь предчувствие катастрофы и инструкции для желающих сбежать. Квинтэссенция чести и достоинства по-акунински: «Конечно, те, кто сильно замарался и крепко засветился, потонут вместе с капитаном. Но вам, обслуживающему персоналу второго и третьего эшелона, еще можно спастись, выйти если не сухими из воды, то по крайней мере мокрыми, но целехонькими».

Знать бы еще, имел ли ненавистник России в виду нашу с вами страну — или свою кормушку, из которой стартовал его сомнительный талант? Что именно называет он тонущим кораблем, радуясь, что удрал? Кстати, он и в литературу-то пришел не прямым путем. До пятой книги (!) брали Акунина плохо: «В какую редакцию ни зайдешь, везде валяется (чаще всего в мусорной корзине) какой-то Акунин...» — потом как по команде начался взлет акунинской популярности. Как будто кто-то пришел к выводу: этот тип будет нам полезен. С высказываниями о России в следующем роде: «Ваша огромная держава сегодня представляет главную опасность для цивилизации. Своими просторами, своим многочисленным, невежественным населением, своей неповоротливой и агрессивной государственной машиной… Миссия русского народа — взятие Царьграда и объединение славян? Ради чего? Ради того, чтобы Романовы снова диктовали свою волю Европе? Кошмарная перспектива!.. Россия таит в себе страшную угрозу для цивилизации. В ней бродят дикие, разрушительные силы, которые рано или поздно вырвутся наружу, и тогда миру не поздоровится. Это нестабильная, нелепая страна, впитавшая все худшее от Запада и от Востока. Россию необходимо поставить на место, укоротить ей руки». О чем сей автор всю жизнь и пишет — как России руки укорачивать.

Славный, подходящий псевдоним выбрал себе гражданин Чхартишвили — «акунин», «негодяй». Ему идет.

Писатели у нас вообще любят «наехать» на русскую культуру и историю. С такими друзьями, как говорится, и врагов не нужно. Денис Драгунский, старенький мажор, бесталанный сынок советского детского писателя, несмотря на прорву написанного, так и не ставший писателем сам, зато ставший политиканом, опять, как собака в кость, вцепился в Достоевского:

Не могут они простить Достоевскому, что он любил родину, а главное, был талантливым писателем, который никому не лизал сапоги! Так и будут носиться с попытками доказать, что Федор Михайлович был тайным «привластным» подхалимом, милитаристом, националистом, а главное, плохо писал. В психиатрии такое явление называется психологической проекцией. Случаем проекции деписа (так сокращенно называли детей писателей в советских санаториях, домах отдыха и проч.) Драгунского можно иллюстрировать медицинский определитель. Другие обвинители Достоевского, впрочем, не более оригинальны.

Актеры поживее будут, на покойников не нападают, а наоборот, желают живым россиянам стать покойными. Например, секретарь СТД Михаил Дурненков (вот уж подходящая фамилия) разошелся, оскорбляя не только патриотические, но и религиозные чувства россиян накануне светлой Пасхи.

Александр Калягин отреагировал устало: «Я просто не нахожу слов, чтобы выразить в полной мере все свое негодование высказыванием драматурга Михаила Дурненкова. Никакие аргументы здесь не нужны, цитировать его мне противно. Мне очень жаль, что он является членом Союза театральных деятелей Российской Федерации, более того, входит в секретариат. Думаю, что находиться в нашей организации он больше не может, и я уверен, что секретариат примет решение об его исключении из рядов театрального Союза». Будем надеяться, что и преподавателем школы-студии МХАТ и РГГУ М. Дурненков быть перестанет. А. Калягину можно только посочувствовать — у него таких истеричек обоего пола предостаточно. Актерская братия… И все строят из себя пассажиров Философского парохода.

Невзирая на то, что попытка симулировать научно-гуманитарную катастрофу, лишившую нас мыслителей, профессуры, писателей, философов, творцов, с треском провалилась, «уезжанты» стараются, изображают из себя цвет нации. Но даже если бы так оно и было, изменить обстоятельства отъезда не получится. Никто не высылал этих господ, не заставлял давать подписку о невозвращении под страхом смертной казни, не запугивал и не унижал. В эмиграцию их не отправляли — они в нее отправились. Разница только кажется незначительной. На деле она решающая.

Оставшихся, вот горе-то, может постигнуть отлучение от государственной службы. Но не наверняка, а опять-таки по собственному желанию — если они, конечно, вспомнят призыв спикера Госдумы Вячеслава Володина к возмущенным политикой страны: покиньте свои посты в госучреждениях. Однако штандарт идеи «стыдно быть русским», народная артистка России Лия Ахеджакова отказалась увольняться из московского театра «Современник», о чем и заявила NEWS.ru. Непозволительно мешать красивым душевным порывам записного русофоба!

Надеюсь, когда вся эта, как говорят сейчас, ахеджакающаяся творческая прослойка опомнится и перестанет оскорблять Россию и россиян, Бога и Отечество — она непременно обнаружит, что у нее ничего не осталось. И ее даже на митинги не зовут, дабы «клеветники России» постояли у сцены с оскорбительными плакатами. Ведь вся их публика, их зритель, слушатель, читатель — это мы. Те, кого они так бойко оскорбляют в ажиотаже единения с Западом (которому они тем более не нужны). Они обнаружат, что золотое время для творческого человека, когда ты уже не так молод, чтобы хотеть всего, но ничего не уметь — и не настолько стар, чтобы уметь многое, но не хотеть ничего — это время прошло. И всё, что от него осталось — истерические выступления на митингах, скандально-глупые интервью, отработка «приюта» в стане, выдавшей визу, снисходительность и равнодушие чужой публики. 

И у них не получится, как обещает Дима Быков, завязавший с русским языком, в ответ на вопрос «Что такое русский мир?» сказать своему ребенку: «Это твои папа и мама». Кот и курица из «Гадкого утенка», конечно, могут говорить: «Мы и свет!» и считать себя половиной всего света, притом лучшею его половиной — но для людей такое поведение смешно. Это не Россия вас потеряла, это вы потеряли Россию. Вот и подумайте, прежде чем отречься трижды: стоит ли ваша нынешняя истерика той цены, которую вы за нее заплатите?

Хотя многих зрители-читатели уже попросили не возвращаться. И даже в стихах.

Россия, из России уходя, 
Взяла лишь Пугачеву и Дудя. 
Земфиру, Галкина, и Нюшу, и Собчак 
И Урганта, и всех его собак. 

Андрей Вадимович, я верю — вам видней 
Что есть Россия и кому быть ей. 
Вы там отговорите деликатно 
Россию, что запросится обратно.

(Роман Шевель. «Пришла беда откуда не просили, уехала Россия из России»)

5
1
Средняя оценка: 4.25243
Проголосовало: 206