«В августе снова посыплются звёзды»

Талантливый поэт и прозаик Лидия Ивановна Терёхина (Дорошина) родом из не существующей ныне живописной деревеньки Тучковки, Иссинского района, Пензенской области, близ которой протекала извилистая, поросшая камышом речушка с забавным названием Костыляйка. Здесь её родителям-фронтовикам родственники помогли купить ветхую, крытую соломой, но просторную избу. И с малых лет вместе с ароматом душистых трав и цветов Лида с жадностию впитывала то, что зовётся у нас «русским духом», слушая живую, образную речь односельчан и участвуя в деревенских празднествах и гуляньях. Неслучайно свою первую повесть «Лучшая из лучших Фертляндия», удостоенную Всероссийской литературной премии, Лидия Ивановна посвятила землякам! Однако прежде появились стихи.

Сочинять их она начала «с незапамятных времён». А по окончании 6-го класса родители, заметив поэтическое дарование дочери, подарили ей толстую тетрадь в зелёном клеёнчатом переплёте, чтобы Лида записывала в неё свои первые литературные опыты. К окончанию 8 класса тетрадь уже была заполнена стихами – искренними, тонкими, живыми, причудливо-вдохновенными. О родной Тучковке – заповедной стране детства, где «с былью мешается небыль» и «бродят по лесу медведи, медведицы по небу», где «петухи-горнисты с зарёю трубят подъём» и где всё «такое чистое»… О «щедром августе», прячущем в «листьях, облепленных паутиной», «недоуменно» тлеющие орехи. О грустном «осеннем дожде над сонным городом». О звездопаде и первом юношеском выборе…

В 14 лет, поступив на художественно-графический факультет областного  педучилища, Лидия Терёхина пришла в литературное объединение «Надежда» при Пензенском отделении Союза писателей России. Ей несказанно повезло! Это был очень дружный, сплочённый творческий коллектив. Руководил им Яков Гаврилович Танин – замечательный поэт-фронтовик, работавший рентгенологом, которого любили все: и читатели, и пациенты. Среди её собратьев по перу оказался зареченский инженер Виктор Кельх, лесничий Фёдор Ракушин – оба впоследствии стали весьма уважаемыми мастерами стихосложения. Общение с этими талантливыми людьми для юной поэтессы не прошло даром: она «на них», как Пушкин на Карамзине, выросла – в профессиональном плане. А в их «литературных средах» («посиделках», как с теплотой называет их Лидия Ивановна) принимали участие такие авторитетные члены Союза писателей, как знаменитая собирательница пензенского фольклора  А. П. Анисимова; поэт, прозаик, фронтовик Н. И. Катков; писатель, переводчик, уполномоченный Литературного фонда СССР по области М. И. Вайнер; писатель, драматург, сценарист, участник Великой Отечественной войны А. С. Васильев!..
По их совместной с «надеждинцами» рекомендации в конце мая 1967 года начинающую поэтессу пригласили в Саратовское книжное издательство для подготовки выхода в свет её тоненькой рукописи под названием «Семнадцатый звездопад». Но в училище шли выпускные экзамены – от поездки пришлось отказаться. И первая публикация Лидии Терёхиной состоялась лишь в 1974 году – после Всероссийского семинара молодых писателей –  в газете «Молодой ленинец». Пензенских поэтов обвинили тогда в «пастернаковщине», в «пристрастии» не к тем авторитетам – «шоколадному набору», как выразился один из столичных судей: Евтушенко, Рождественскому, Ахмадулиной, Вознесенскому. И «Надежда» распалась. А Л. И. Терёхина отправилась в «свободное плавание». Она стала реализовываться как художник, педагог, инженер, редактор. Публиковалась, к сожалению, редко – в основном писала «в стол». В 1998 году Лидию Ивановну пригласили работать в учебно-методический отдел педагогического университета, затем предложили возглавить редакционно-издательский отдел, а в 2004 году – позвали в «Суру», где около 15 лет она заведовала отделом поэзии и продолжала писать.

Сегодня Лидия Ивановна Терёхина (Дорошина) – признанный мастер пера, член СП России, автор 30 книг и 2–х дисков песен, редактор-составитель более 50 сборников стихов и прозы, лауреат трёх Губернаторских премий за достижения в области литературы и двух Всероссийских! А в 2019 году поэтессу наградили медалью «За заслуги перед городом Пензой»! Но Лидия Ивановна не почивает на лаврах. Она является литературным редактором журнала «Четверговая соль», руководит поэтическим клубом «Я сень», сочиняет стихи и прозу, которые «востребованы» не только в нашей стране, но и за рубежом! Потому что они о вечном: о любви к природе, к людям, к жизни, к родине... о красоте, которая спасёт мир! Потому что в них – неиссякаемая вера в то, что: 
Сырой волной накроет землю март,
протеплит солнце в небесах оконце,
и на суку ворона встрепенётся,
зелёный в иве закипит азарт,

и – алый – в сердце побежит по жилам,
и воскресит любовь и жажду жить…

И что «в августе снова посыплются звёзды»!


Лидия Ивановна Терёхина в Литературном музее г. Пензы

Невероятная работоспособность поэтессы и её творческая плодовитость поражают. Лидия Ивановна не ждёт вдохновения. Она пишет, как дышит – всегда и везде. Даже на больничной койке, где «простыни бессонницей измяты», где «терпкий запах спирта, йода, мяты». Её поэтический мир богат и многоцветен – это «храм веры, радостей, горестей, драм»:

Мне приснилось,
иль было, пока я спала?
От зарниц всполошилась
небесная мгла.

Заметалась в прогалах 
меж домов и ветвей,
на асфальт нашвыряла
обломки ветвей.

Под печальный и жёлтый
шум остатней листвы
мимо окон прошёл ты,
не подняв головы.

Заплутавшая птица
об окно стала биться.

На осколках стекла
распластавши крыла,
беспокойную ночь
пополам рассекла.

Порой кажется, что Лидия Ивановна мыслит поэтическими образами, оригинальными метафорами и ёмкими сравнениями, которые, гармонично сочетаясь меж собой, выливаются в чудесные стихотворные строки:

Ветки оголённых тополей
плещутся, как космы ламинарии.
Свет сквозь холодцовое желе
воздуха
            скользит с опаской пария.

Стайкой ивняковая «плотва»
сгрудилась в холодном, мутном омуте.
Скоро рек небесных рукава
снег укроет – знаю я по опыту.

– Что ты хочешь? Осень…– говорю
я сама себе, смежив ресницы. –
Засыпай с тоской по декабрю.
Лишь тогда опять Звезда родится.
А пока волхвы со всех сторон
назначают место новой встречи,
где родится Пастырь человечий,
благодатны лишь покой и сон. 

Её стихи как роса, умывшись которой, начинаешь смотреть на окружающее незамутнённым взглядом. Из повседневности исчезает казавшаяся неизбежной рутина. От серости и скуки не остаётся и следа. Всё вокруг преображается –  становится чище, ярче, живописнее: 

Распустили берёзы по ветру зелёные косы.
Серебристые кудри сушат ивы под солнцем весёлым.
На лугу в одуванчиках рыщут проворные осы
и устало гудят работящие дружные пчёлы.

Или:

Зреет мартовское утро,
стынет в озере вода.
В ней мерцает неприютно
одинокая звезда.

Некоторые из терёхинских стихов похожи на поэтические арабески – изысканные, замысловатые, причудливо-волшебные, призванные украсить наш мир, сделать его светлее и жизнерадостнее:

Как кружится голова!
Снова в небе – синева.
При дороге дерева
Заплетают кружева.

Блеск капели. Шорох тайн.
И волной – из края в край –
Налетевших птичьих стай
Звон, чириканье и грай:

Заливают рощу всклень
Песней новосёлы.
Лесовик торчит, как пень,
На сугробе квёлом.

А на тропке важный птах
Собирает ветки.
Зреет в ивовых кустах
Горький запах вербы.

Другие – напоминают нравственную проповедь:

Из земных вырываясь пут,
по обломкам любовных вех
мы к прозренью находим путь
сквозь предательства, ложь и смех.

Как голодной собаке – кость,
как бездомному – сень плаща,
изживать обиды и злость,
бесконечно других прощать –

Это нужно тебе, мой брат,
Божьей милостью человек…

Или:

Кончай носить рваные джинсы,
рядиться в чёрное,
красить волосы в ночь.
Тебе никто не сможет помочь,
даже если очень захочет.
<>
Стань сам себе друг
и научись жить.
Дыры в штанах зашить –
дело твоих рук.

Удивительно, но и те и другие  ведут нас к глубоким раздумьям, нравственной саморефлексии, переоценке ценностей и духовному прозрению. А значит, мы становимся мудрее и человечнее! И, главное, не перестаём верить, что если «дыры в штанах зашить», то «в августе снова посыплются звёзды»…

5
1
Средняя оценка: 3.95946
Проголосовало: 74