Достоин ли Евгений Онегин Татьяны Лариной

С первых дней прихода к широкому кругу читателей романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин» и вплоть до наших дней среди профессионалов и любителей русской словесности не утихают споры о главном герое этого произведения.
Какой всё же он персонаж? Положительный или отрицательный? Пушкин достаточно полно представил его читающей публике, но не дал однозначного ответа на этот вопрос. Впрочем, он и не ставил перед собой подобной задачи. Зато почитатели романа и профессиональные аналитики в последующие годы всласть поупражнялись в этом. 
После многолетних дискуссий, в конце концов, об Онегине сложилось стойкое мнение, что его нельзя назвать отрицательным героем, так как у него немало положительных качеств, что он, безусловно, сильная личность, выделяющаяся из серой массы своих современников. 
Но всё же Онегин далёк от идеала и того, чтобы быть примером подрастающему поколению. Он, что называется, из когорты так называемых «лишних людей», широко представленных как в русской, так и в мировой литературе. Он и в жизни себя не нашел, и понапрасну растрачивает свои силы и положительные качества, и от скуки совершает неблаговидные поступки. 
В общем, Онегин – тот человек, творческий потенциал которого вызывал у читателей определенные надежды на дальнейшее гармоничное развитие личности. Но не оправдал их. И первоначально показанный органичный и сильный его характер явно не выдерживает испытания временем и обстоятельствами. Особенно на фоне цельного и тоже достаточно сильного характера Татьяны Лариной. Она своими однозначно положительными чертами характера еще больше подчеркивает ущербность Онегина. В результате, он остается не у дел и как бы на обочине рассказанной Пушкиным истории, словно его же сказочная старуха у разбитого корыта. 
Примерно такой или подобный взгляд на личность Онегина десятилетиями внедряли в головы своих учеников в школах преподаватели русской словесности. И этот взгляд, в большинстве своем, оставался у них потом неизменным многие годы.

Однажды, в школьные годы, мне бросилась в глаза тема одного из предлагаемых в классе на уроке литературы вариантов сочинений по обсуждаемому нами роману: «Достоин ли Евгений Онегин Татьяны Лариной». И тогда мне захотелось высказать собственное мнение в защиту героя моего любимого произведения. 
Прежде всего, зададим себе вопрос: достаточно ли справедливо подобное название темы сочинения? Почему не наоборот? Достойна ли Татьяна Ларина Евгения Онегина? И в этой, на первый взгляд, некорректной аберрации темы на самом деле нет никакой крамолы. В качестве косвенного доказательства своего утверждения приведу название еще одной тогда же предложенной преподавателем темы сочинения: «Моё отношение к Евгению Онегину». Видимо, предполагалось неоднозначное, скорее, скептическое, но с положительным оттенком, отношение к этому литературному персонажу. Попробую подкрепить свою предпосылку примерами из романа. 
Попытаемся упростить задачу. Перед нами изображены, без сомнения, два сильных характера. Давайте поподробнее рассмотрим их. Причем, не с точки зрения человека их поколения, когда чистота помыслов и искренность поступков публично почитались в обществе превыше всего. 
И не с точки зрения нашего молодого современника, для которого многие поступки пушкинских, лермонтовских, тургеневских и многих других литературных героев далекого от нас XIX века, по меньшей мере, смешны и непонятны (если только он о них вообще когда-нибудь что-либо читал или слышал). Мы попробуем совместить оба эти взгляда. 

Итак, Онегин… Кто же он? Пушкин подробно описывает его воспитание и становление характера. 
Мы наблюдаем в начале романа взросление типичного представителя дворянства начала XIX века, знакомого нам по более ранним произведениям других авторов, – недоросля и барчука. 
Материальные невзгоды родителя обошли его стороной. Евгению с детства и позже, в юности, во всем потакали, кое-чему научили, затем своевременно и удачно ввели в общество, где, благодаря приятной наружности, некоторым поверхностным, но вполне достаточным для этого круга людей познаниям и природной легкости обхождения, он чувствовал себя как рыба в воде. 
Однако при одном и том же воспитании и образовании впоследствии, как говорится, могут получиться Цезари, а могут и Калигулы.
В самой натуре Онегина таится гремучая смесь из насаждаемого современным ему обществом безделья, материального благополучия, дающего обладателю оного право на независимость и возможность самообразования, и острого, критического ума, сильного, целеустремленного характера. 
Кстати, подобно Онегину, так же и в то же самое время росли и развивались многие в будущем выдающиеся люди. Я имею в виду, прежде всего, декабристов. Недаром Белинский предполагал, что если бы Пушкину довелось продолжить свой роман, то Онегин непременно отошел бы к декабристам. 
И один из самых ярких среди них – Михаил Лунин. Его биографией Пушкин будто наделил Онегина в романе. Кстати, бытовало мнение, что Лунин – один из прототипов Онегина. То же воспитание и жизненные коллизии (богатство, ранняя смерть отца и т.д.), такой же острый, критический и скептический ум. В ранней молодости он был таким же повесой, как Евгений Онегин. Читаем у Пушкина:
 

Как рано мог уж он тревожить 
Сердца прелестниц записных.
Когда ж хотелось уничтожить 
Ему соперников своих, 
Как он язвительно злословил!
Какие сети им готовил!

Ну скажите, кто знаком с его биографией, чем не Лунин? В молодости – первый выдумщик, повеса и дуэлянт Петербурга, однажды не постеснявшийся прогарцевать голым на коне по улицам столицы, а в другой раз не побоявшийся вызвать на дуэль самого великого князя Михаила Павловича, родного брата императора Александра I. Не один десяток обольщенных жен плакали по нему, а их рогоносные мужья в бессильной злобе топали ногами. 
Лунин, так же как и Онегин в сожженной X главе романа, предпринял впоследствии длительное и необыкновенно богатое приключениями путешествие по Европе. 
И так же как у Онегина, у него была своя Татьяна. Только в жизни она звалась Марией Волконской. Да-да, та самая Маша Ермолова, в которую когда-то был влюблен сам Пушкин, которая впоследствии вышла замуж за друга Лунина, тоже будущего декабриста Сергея Волконского, и которую в ссылке, в Сибири продолжал безответно любить Лунин. Он сохранил эту любовь к ней и ее сыну до самой своей смерти. 
Да, если бы не развалили вдруг так трагически наше государство в 90-е годы XX века, не поменяй оно многие приоритеты и взгляды на судьбы своих героев прошлых лет, в настоящее время к могиле Лунина в далеком сибирском городке Акатуе, возможно, как говорится, не зарастала бы «народная тропа». Вот какой любопытный клубок из судеб вырисовывается на горизонте давно минувших лет. Но, собственно, это – тема для отдельной большой исследовательской работы. 
Итак, Онегин… Блестящий острый ум, образован, активен, прогрессивен. Правда, к моменту встречи с ним читателей он уже пресыщен дешевыми развлечениями и легкими любовными победами.
Но Онегин – не Обломов, который, также обладая живым критическим умом, от соприкосновения с действительностью опустился и увял. Нет,

Онегин был готов со мною
Увидеть чудные страны;
Но скоро были мы судьбою
На долгий срок разведены.

Онегин «читал Адама Смита и был великий эконом». В деревне он также старается не сидеть сиднем, обрастать мхом и отращивать брюшко, но пытается вначале действовать в активно прогрессивной манере: «ярем он барщины старинной оброком легким заменил». 
Интересно отметить, что зачастую общество, причем, как во времена Пушкина, так и в наше время, больше всего не терпит в человеке какие-либо отклонения от заведенного в нем некоего усредненного порядка. Такой человек служит как бы оскорблением ему, заставляя выныривать из многолетнего теплого болота и лишая такого приятного покоя. А уж чрезмерно большие амплитуды оно принимает просто за сумасшествие. 
Вначале об этом человеке идут пересуды, окружающее общество как бы подготавливается инициаторами будущего гонения изгоя. А заодно и предупреждается о том, чтобы не вступалось за этого несчастного, иначе с защитниками поступят точно так же, как и с ним. 
Так было в случае с Чацким из «Горя от ума» Грибоедова. То же самое произошло и с Онегиным: «все дружбу прекратили с ним… Сосед наш неуч; сумасбродит; он фармазон». Несть числа таких же примеров и в наше время – только переставить имена и даты. И получится тот еще современный образчик подобной коллизии. 
Да и по отношению к Татьяне Лариной, если разобраться, Онегин поступил в высшей степени благородно. Ведь куда бесчестней было бы, воспользовавшись ничем не замутненным чувством впервые полюбившейся неопытной девушки, дурачить ее, изображая любовь без ума, да еще, может, тайно овладеть ею, а затем скрыться в неведомых далях, навсегда опозорив Таню в глазах света. 
А что? Такие действия и с неопытными деревенскими девушками, и с представительницами высшего общества были отнюдь не редки со стороны светских барчуков. Будем справедливы, не обошли они стороной и самого автора нашего романа. 
Кстати, такой же кристальной честностью, как Онегин, отличался и Михаил Лунин. Имея возможность избежать личного присутствия на следствии и в суде над декабристами (причем, к тому времени уже категорически отойдя от их идеи революционного переворота и захвата власти), он посчитал для себя неприемлемым трусливо прятаться в Польше под защитой наместника России в Польше, брата императора, Михаила, и предпочел добровольно отдаться в руки следствия. 

А что же Татьяна Ларина? О ее характере в романе сказано меньше. Но, тем не менее, перед нами предстает такой же глубокий, незаурядный ум. Она – человек слова и долга. Однако такая неординарная личность, к сожалению, не получила глубокого образования. Кроме того, не будем забывать, что в то время женщинам вообще было чрезвычайно сложно по жизни конкурировать с мужчинами, а в России, с ее патриархальными обычаями и взглядами, особенно. 
Эх, если бы Татьяне с ее способностями да еще возможности Онегина! Может быть, тогда в России ее произведениями зачитывались бы точно так же, как зачитывались в Европе романами мадам де Сталь или Жорж Санд. Но, увы, не суждено…
В то же время она начитана, критически мыслит. И несмотря на то, что Татьяне вначале недостает практического опыта, склонность к самоанализу помогает ей быстро его приобрести и не повторять в дальнейшем единожды совершенных промахов. Это утверждение хорошо иллюстрирует пример, когда она не стала предаваться горю после неудачного объяснения с Онегиным, а пришла к нему в дом и попыталась по вещам и книгам разобраться, что он за человек. 
Итак, мы видим две сильные личности, которые тянутся друг к другу и, по логике поступков, должны быть вместе. К сожалению, вся трагедия ситуации заключается в том, что во временном развитии расцвет их чувств не совпал. 
В период знакомства и после первых встреч Татьяна, опьяненная обрушившейся на нее первой любовью, не смогла сдержать откровения своих чувств. И только благородство Онегина спасло эту чистую, пылкую девушку от позора. Поэтому она, вполне вероятно, не пополнила в русской литературе длинный список жертв, покинутых героинь, окончивших свою жизнь в реке, сумасшедшем доме или, в лучшем случае, в монастыре. 
В период последних их встреч Онегин, видимо, понял правомерность пословицы «что имеем – не храним, потеряем – плачем». 
Анализируя окончание романа, мне хотелось бы оспорить мнение Татьяны и последующих многих литературных критиков об Онегине. Не мог человек, хотя и несколько ветреный в молодости, но с таким богатым набором благородных черт характера, вдруг возбудить в голове Татьяны такие мысли:

…Зачем у Вас я на примете?
Не потому ль, что в высшем свете
Теперь являться я должна;
Что я богата и знатна…
…Не потому ль, что мой позор
Теперь бы всеми был замечен, 
И мог бы в обществе принесть
Вам соблазнительную честь?
…Как с Вашим сердцем и умом
Быть чувства мелкого рабом?

Вопрос в другом. Как могла сама Татьяна с ее природным глубоким, аналитическим умом принять за очередную мелкую интрижку теперь уже настоящую, но так поздно проснувшуюся любовь Онегина? Зачем ему это с его богатством и пресыщенностью любовными успехами? 
Ведь время и разлука очень часто меняет в характерах и отношениях людей все до неузнаваемости, как в детском калейдоскопе. И если раньше в характере молодой Тани Лариной, прежде всего, бросалась в глаза ее неопытность и наивность в жизненных вопросах. То теперь Онегин с изумлением обнаружил в ней Личность, Женщину с большой буквы. 
А уж коли Татьяна теперь окончательно и бесповоротно отвергнет Евгения, вот тогда-то и вправе мы будем поставить вопрос: достойна ли именно Татьяна Ларина любви Евгения Онегина? 
В противном случае, с ее гиперболизированным чувством долга, Татьяну, скорее всего, ожидает печальная судьба ее матери, которая, видимо, также была незаурядной личностью, также в молодости зачитывалась английскими романами, была безнадежно влюблена, но выдана замуж насильно за нелюбимого человека. А затем

…Рвалась и плакала сначала, 
С супругом чуть не развелась;
Потом хозяйством занялась, 
Привыкла и довольна стала.

Так что останемся все же оптимистами и будем надеяться на иной окончательный исход произведения. И хотя роман, вроде бы, заканчивается расставанием главных героев, мне все же кажется, что гениальный Пушкин оставляет нам эту надежду. 

Она ушла. Стоит Евгений.
Как будто громом поражен…
…И здесь героя моего 
В минуту злую для него, 
Читатель, мы теперь оставим
Надолго…

Обратите внимание на слово «надолго». Но навсегда ли? Ведь эти слова – далеко не синонимы. И зачем же тогда была написана неопубликованная и сожженная X глава романа и оставшиеся наброски продолжения романа Пушкиным в черновиках? И почему одно время Пушкин не исключал назвать свой роман «Татьяна Ларина»?!
А не хотел ли он сделать то, что создал впоследствии Некрасов в своей поэме «Русские женщины»? Ведь ни один другой поэт не соприкасался так близко с декабристами, как Пушкин, не считая, конечно, самих поэтов-декабристов. 
Вот целая череда вопросов, на которые нам, к сожалению, никогда не дано найти окончательного ответа. 
Я надеюсь, что они, в конце концов, все же будут вместе, эти два сильных, достойных друг друга человека – Евгений Онегин и Татьяна Ларина. Вдвоем они многое смогут совершить, вдвоем им будет намного легче. Ведь впереди их ожидает, по всей вероятности, очень много испытаний, трудностей, например, новая долгая разлука и возможная ссылка в Сибирь. Впрочем, этих перемен в своей судьбе наши герои, конечно, ещё не знают. Так пускай же они хотя бы сейчас будут счастливы!

 

Художник: Е.П. Самокиш-Судковская.

5
1
Средняя оценка: 3.01863
Проголосовало: 161