Платок для Марии, или Зачем Максим Горький приезжал в Пензу

Уже при жизни Алексея Максимовича Горького – писателя, публициста, основателя соцреализма и романтика, мечтавшего о «новых людях», – почитали «одним из крупнейших и оригинальнейших наших талантов», «европейски знаменитым» и даже «великим» и пять раз номинировали на Нобелевскую премию. А в СССР после А. С. Пушкина и Л. Н. Толстого он был самым издаваемым классиком русской литературы: за 1918¬–1986 годы общий тираж его книг составил 242 миллиона 621 тысячу экземпляров.
В 1904 году «буревестник революции» впервые побывал в губернской Пензе. Приезжал Максим Горький (лит. псевдоним писателя – прим. авт.) по «конспиративным делам» – договориться о получении паспорта для одного из «нелегальных товарищей» – и пробыл в столице сурского края всего лишь два дня. Однако Пенза, видимо, произвела на него впечатление. Не случайно Горький упоминает о ней в романе «Жизнь Клима Самгина» и некоторых рассказах («Проходимец», «Знахарки», «Женщина»…). А в 1935 году даже вступает в переписку с пензенскими пионерами, досадуя на них за «малограмотность» и «незнание русского языка»!

В гостях у художников

Остановился Алексей Максимович на улице Суворовской (ныне ул. Куйбышева) у Ивана Фёдоровича Блинова – секретаря земской управы. Посетил Пензенское художественное училище, открытое в 1898 году на средства бывшего генерал-губернатора Н. Д. Селиверстова. Оно располагалось в одном из красивейших в городе зданий, построенном по проекту петербургского инженера А. П. Максимова, и имело целью «образование живописцев, скульпторов и рисовальщиков». 


Пензенское художественное училище. Начало XX века

 
Сопровождаемый преподавателями и толпой учеников, Алексей Максимович с интересом осмотрел картинную галерею, классы и мастерские училища. Познакомился с его директором – академиком живописи Константином Аполлоновичем Савицким, «идеалистом», влюбленным в искусство и в своих даровитых «питомцев» – по большей части детей крестьян, солдат и прочей бедноты. Побывал в его мастерской, где уже стояли на подрамниках «главные холсты» художника, написанные в Пензе: «»Вести с родины», «Ответа жду», «Крутой спуск», «Гурт», особенно понравившийся Горькому. Не отказался московский гость и от угощения. Сохранилась фотография, сделанная сыном Константина Аполлоновича, Георгием. На ней запечатлен Алексей Максимович, сидящий за накрытым столом в квартире Савицких, располагавшейся на втором этаже здания, в окружении представителей пензенской интеллигенции. Среди присутствующих – письмоводитель училища М. Г. Тетюрев, сам Константин Аполлонович, поэт и земский деятель В. Н. Ладыженский, художник Н. К. Грандковский, И. Ф. Блинов. Справа на фото – радушная хозяйка Валерия Ипполитовна Савицкая. 


Горький в гостях у К.А. Савицкого. 1904 г. Фото из коллекции И. С. Шишкина

Говорили об искусстве, о деятельности Лермонтовского общества и библиотеки, носящей имя великого поэта. Всем хорошо запомнился «мягкий окающий голос и добрая улыбка на суровом лице, пытливый и внимательный взгляд» «буревестника революции». Носил он в ту пору «декоративный костюм собственного изобретения»: «черную косоворотку тонкого сукна, подпоясанную узким кожаным ремешком, суконные шаровары, высокие сапоги и романтическую широкополую шляпу, прикрывавшую волосы, спадавшие на уши». Таким писатель и предстал перед пензенскими художниками.

Платок для Марии?..

В гостях у Савицких Алексей Максимович изъявил желание «приобрести пензенский пуховый платок». Видимо, для Марии Федоровны Андреевой – любимой женщины, гражданской жены, друга и секретаря, знаменитой актрисы МХТ, той самой «М.Ф.», у которой, как писал Саша Чёрный, «Из взбитых сливок// нежный шарф…//Движенья сонно-благосклонны,// Глаза насмешливой мадонны// И голос мягче эха арф». Образованная дворянка, «чудесная златокудрая фея», нежная и изящная, «поэтичная и воздушная», Мария Андреева отличалась изысканным вкусом и пользовалась услугами самых дорогих модисток.


А. М. Горький и М. Ф. Андреева

«Горький, мать и я пошли в квартиру пуховщиц-старообрядцев на Никольской улице (ныне дом № 18 по ул. К. Маркса – прим. авт.). Пуховщицы стали доставать платки из сундуков и показывать их Горькому», – вспоминал Георгий Савицкий. А платки были чудо как хороши! Мягкие, теплые, пушистые и настолько тонкие, что каждый из них можно было пропустить через узкое обручальное кольцо! Они отличались высочайшим качеством, и им неоднократно присуждались медали: в 1891 году – на всероссийской выставке в Петербурге, а в 1893-м и 1896-м – на всемирных выставках в США (в Чикаго и Атланте).
По одним сведениям, Алексей Максимович совершил покупку, по другим – нет. Быть может, цена показалась непомерно высокой и, хотя писатель в ту пору был далеко не бедным человеком, привычка не позволять себе излишеств все же взяла верх…

«Интересовался бытом старообрядцев»

По словам Г. К. Савицкого, во время своего визита в Пензу «Горький больше интересовался бытом старообрядцев, чем приобретением платка». С чем это связано, можно только предполагать.


Алексей Максимович Горький. Фото начала XX в. 

Не принявшие реформу патриарха Никона и стремившиеся к сохранению старой веры, еще с середины XVII века эти люди подвергались жестоким преследованиям, пыткам и гонениям. В пензенском крае одним из первых проявлений старообрядчества стало нашумевшее дело монаха Предтеченского Богородице-Одигитриевского мужского монастыря Варлаама – в миру дворянина Василия Саввича Левина (ок. 1680–1722). С 1701 года по воле отца он верой и правдой служил Отечеству. А в 1718-м, потрясённый смертным приговором царевичу Алексею и казнью его сторонников, вышел в отставку и, сблизившись с раскольниками, постригся в монахи. 19 марта 1722 года на Базарной площади в Пензе (ныне Соборная пл. – прим. авт.) Варлаам публично объявил Петра I антихристом. За хулу на царя он был схвачен, доставлен в Петербург, подвергнут пыткам и обезглавлен. Предтеченский монастырь, где «гнездился злодей», указанием Синода велено было «опустошить всеконечно», разобрать до основания, а братию и имущество перевести в Спасо-Преображенскую мужскую обитель.
С конца XVIII века центром старообрядчества в Поволжье стало село Поим Чембарского уезда (ныне Белинского района Пензенской области), где жили известные по всей России священнослужители и наставники общин (ныне здесь работает историко-архитектурный музей – прим. авт.). Они чтили иконы Николая Чудотворца, Спаса Нерукотворного, Казанской и Владимирской Богоматери. Имели прекрасные домашние библиотеки и постоянно учились «путем настойчивого самообразования», стремясь просветить свой ум истинами добра и справедливости. Возможно, именно этим и был вызван повышенный интерес Горького к представителям старой веры. Ведь сам Алексей Максимович систематического образования так и не получил. В три года он потерял отца, умершего от холеры, а через восемь лет – и мать, угасшую от чахотки. А в 11 лет, лишённый детства, отправился «в люди»: служил посыльным при магазине, буфетчиком на пароходе, помощником пекаря и иконописца…


Максим Горький. 1905 год

Босяк-самоучка, поражавший глубиной и энциклопедичностью своих познаний, Горький всю жизнь упорно занимался самообразованием: много и жадно читал, воспринимая книги как чудо. Известно, что во время пребывания на Капри он буквально сотнями выписывал их из России. Личная библиотека основоположника соцреализма насчитывала 12 тысяч томов! Что особенно приятно, среди них и сочинения тех, чьи имена тесно связаны с пензенским краем: М. Ю. Лермонтова, В. Г. Белинского, А. Н. Радищева, А. И. Куприна, В. А. Слепцова, И. М. Долгорукого, П. И. Замойского, А. Г. Малышкина… В собрании писателя хранилась (причём в 4 экземплярах) даже «Строельная книга города Пензы», изданная в 1898 году типографией Императорского Московского университета!

Ответ Горького пензенским пионерам

Главное место в жизни Алексея Максимовича занимало литературное творчество. Однако ежедневно по нескольку часов в своем плотном рабочем графике он выделял на просмотр корреспонденции и чтение рукописей, поступавших к нему «в несметном количестве». В них Горький не только делал пометки, но и красным карандашом с упорством усерднейшего корректора исправлял ошибки и расставлял пропущенные знаки препинания. Так же поступал он с книгами и газетами, после чего последние тотчас выбрасывал. На все письма, кроме самых нелепых, отвечал немедленно. 
Не оставил Алексей Максимович без внимания и восторженное послание наших юных земляков – учащихся 4 класса школы № 6 города Пензы. В октябре 1935 года в «Правде», а затем и в областной газете появился его ответ пензенским пионерам. «Стыдно ученикам 4-го класса писать так малограмотно, очень стыдно! И необходимо, чтобы вы, а также подобные вам бойкие неряхи и небрежники постыдились… неумения ясно выражать свои мысли и… незнания грамматики», – возмущался писатель. В то же время, щадя детское самолюбие, Алексей Максимович продолжал: «Ребята, я публикую ваше письмо в газетах, но не называю ваших имен потому, что не хочу, чтоб товарищи… жестоко осмеяли вас за… малограмотность».


А. М. Горький всегда хорошо относился к детям

Хочется верить, что урок писателя не прошел для нас даром и сегодняшние школьники (а также их сплошь и рядом дипломированные родители!) гораздо лучше знают наш «великий и могучий» русский язык.

Плакал «на виду у всех»

Покинув Пензу в 1904 году, А. М. Горький вернулся в Москву, вступил в РСДРП, был арестован и, освободившись, уехал за границу – в общей сложности на 18 лет. После Октябрьской революции, ужаснувшись ее кровавой жестокости, он опубликует «Несвоевременные мысли», где обвинит В. И. Ленина в беззаконии и терроре. В 1929 году побывает на Соловках, в лагере особого назначения, и после разговора с мальчиком, рассказавшим ему «всю правду» о пытках, которым подвергались заключенные, будет плакать «на виду у всех». А уехав, напишет очерк о гуманных условиях содержания в лагере «врагов народа» и о достижениях чекистов в деле их перевоспитания.
В 1931 году Алексей Максимович окончательно вернется в СССР. Его наградят орденом Ленина, изберут главой Союза советских писателей. Он создаст целый ряд журналов и книжных серий («Жизнь замечательных людей» – ЖЗЛ; «Библиотеку поэта» и др.), получит в дар роскошный особняк эмигрировавшего мецената и коллекционера С. П. Рябушинского (ныне музей А. М. Горького). Однако, несмотря на это, писатель будет настойчиво просить «вождя всех времен и народов» отпустить его за рубеж. Сталин, конечно, не отпустит.
В июне 1936-го на даче в Горках Алексей Максимович скончался от пневмонии. Урну с прахом писателя доставили на Красную площадь в Москве и торжественно поместили в нишу Кремлевской стены. Истинная причина смерти «буревестника революции», как и его 36-летнего сына Максима Пешкова двумя годами раньше, до сих пор остается загадкой.

«Нужно… ценить пророков в своем отечестве»

В начале XX века слава Горького перешагнула границы России: многие его произведения были переведены на 16 языков мира! К 1905 году пьесу «На дне» в Берлине сыграли 500 раз – успех невиданный для тех лет. 
На пензенской сцене Горький тоже не был чужим. В 1904 году, уже будучи профессиональным режиссером, в родной город приезжал В. Э. Мейерхольд со своим «Товариществом новой драмы» и поставил несколько его пьес. В советское время на сцене областного драмтеатра Алексея Максимовича тоже многократно «экранизировали». Так, в 1961 году Ю. Хмелецкий поставил спектакль «Дети солнца»; в 1967-м Ю. Гранатов – «Варваров»; в 1975 году В. Давыдов – «Зыковых»; в 1984-м Ю. Баронов вновь показал «Варваров»… Уже после перестройки, в 2000 году, «признанный мастер сцены Валерий Белякович с актерским составом, который многие называют золотым», представил на суд пензенских зрителей свою версию пьесы «На дне». Вора Ваську Пепла сыграл Антон Хатеев, правдолюбца Сатина – Евгений Бакалов, пропившего душу безымянного Актера – Сергей Казаков, Татьяна Карпекина перевоплотилась в добрую и чистую Наташу, а Василий Конопатин исполнил роль утешителя Луки. 
«Спектакль прожил всего лишь шесть показов и, к сожалению, умер, – сокрушался пензенский журналист П. Прохоренков. – Я видел его – до сих пор помню мурашки по телу, слезы и мысли о том, что живем мы в удивительной стране, которая постоянно курсирует по дну, и выхода нет из безысходности. Хотя… есть: нужно начать ценить пророков в своем отечестве».

Увековечили

В память о пребывании в 1904 году Максима Горького в городе на Суре на здании Пензенского художественного училища имени К. А. Савицкого установлена мемориальная доска.
Бывшая Рождественская улица губернского центра (известная под таким названием с 1782 года, что связано с церковью Рождества Христова, построенной на ней в 1771 году) с 1919 года стала носить имя Максима Горького. Позже улицы, названные в честь основоположника соцреализма, появились в Земетчине, Кузнецке, Никольске, Нижнем Ломове, Мокшане.


Бюст А. М. Горького в Пензе. 1978 год.

В 1978 году в сквере рядом с Фонтанной площадью был установлен гранитный бюст писателя.

 

Художник: Н. Богданов-Бельский.

5
1
Средняя оценка: 3.48864
Проголосовало: 88