Белое счастье

Снег, выпавший ночью, будто покрыл белым цветом весь мир. Кругом белым бело. Казалось, некий художник-волшебник вылил всю белую краску на землю. Знакомая картина. Но как же долго мне пришлось ждать этих мгновений. И тут мои мысли понесли меня в далекое детство...
...Помню, в те годы зима была настоящей – снежной. Что ни день то шел снег, укутав землю белым пушистым одеялом. При таком снегопаде любая возвышенность превращалась в снежный сугроб. Улицы наполнены веселым визгом и шумом детворы, которая играла в снежки, каталась на санках, на коньках. 
Обычные в те годы глиносоломенные крыши по колено покрывались снегом. А это означало, что нам предстоит очистить кровлю. Ох, как же мы не любили это занятие! Перекладывая друг на друга, мы всё же поднимались на крышу и не спускались пока не виднелась глиняная поверность. Порой сгребание снега занимало несколько часов. Однако игра стоила свеч. Потому что после выгребания самым радостным моментом было сползание с крыши на снежный сугроб, который достигал человеческого роста. Вот это занятие нам было действительно по душе. Особенно я очень любил прыгать с высоты. Те чувства, ощущения не описать словами. Вы только представьте: распрямив крылья, собрав всю силу, вы, словно птица, на мгновенье парите в воздухе. Нет-нет, те чувства, ощущения не передать словами. 
Для меня подобные манипуляции не представляли ничего сложного, однако брату это удавалось с трудом. Для него было проще подняться наверх по лестнице, и когда он видел мои прыжки, его глаза чуть не вылезали из глазниц. 
– В один прекрасный день неудачно приземлишься и переломаешь себе все ноги и руки, - ворчал брат. 
Но его замечания никак не действовали на меня. В те минуты мне казалось, что нет смелее и отважнее меня на этом свете. Бегом – по лестнице на крышу, прыжком – на снег. Ах, как же это было здорово!..
Своим любимым занятием мне приходилось заниматься в отсутствие отца. Я не хотел злить его, потому что знал, что мое баловство не понравится ему. Если бы он увидел меня прыгающим, то точно сам бы переломал мои ноги. Но в один день я очень пожалел об этом. 
Однажды рано утром кто-то дернул меня за руку.
– А ну, вставай, нужно сгрести снег на крыше, – услышал я голос брата. 
Было предельно понятно: брат отлынивает от работы и хочет опять переложить ее на меня. Однако на этот раз ему не удастся загрузить меня. До каких пор я буду делать всё вместо него?..
Переворачиваясь на другой бок, я натянул на себя одеяло и укрылся с головой. И уже не слышал ворчание и бормотание брата. 
– Вставай! Кому я говорю? – голос брата поднялся на один тон.
– Что? Почему только я? Вчера тоже я сгребал. Сегодня ведь ваша очередь. Идите, и делайте сами! – не унимался я. 
Однако брат то и дело дергал меня и что-то бормотал. Вдруг он сдернул с меня одеяло и уже начал кричать:
– Вставай! А то не сдобровать тебе! Последний раз повторяю, вставай уже! По-хорошему говорю…
Спорить с братом было бесполезно, и мне пришлось подняться с постели. Ибо спорить и тем более ругаться с ним у меня не было ни сил, ни желания. 

Было раннее утро. Казалось, вот-вот и небо посветлеет. Соседи расположились на крышах своих домов и дружно выгребали снег. А снега-то за ночь выпало немало.
Умывшись, я взял деревянную лопату и побежал на улицу. Быстро поднявшись по лестнице, оказался на крыше. И оттуда увидел, что ворота нашего дома отворились и кто-то вышел оттуда. Вытянув шею, увидел брата. Наверно, собрался в магазин за молоком. И только я взялся за работу, как перед глазами потемнело. 
– Скажи, акажон акажон* (братец – прим. переводчика *), – прямо под ушами прошипел кто-то. – А-а-акажо-о-он! А ну, повтори...
Ах, этот Сафар! Какой же он дурак! Как же я мог не заметить его? Он так сильно сжал мои глаза своими холодными и жесткими пальцами, что из них искры полетели. 
- Отпусти, кому говорю! – начал визжать я. 
- Скажи, акажо-о-он! Не слышу! – повторил Сафар. 
- Не скажу! – я был непреклонен. 
Я не собирался идти у него на поводу. Пусть делает, что хочет. Ведь я знал, что если сделаю это, то на долгое время стану объектом насмешек. Но и стоять в таком состоянии доставляло мне боль. Нужно было что-то придумать. И тут, взяв за рукоятку лопату, как врезал ему по плечу, что тот чуть не расплакался. 
- Ну, как тебе? Больно? То-то же! – выпалил я. 
- Да ну, тебя... – бормотал Сафар.
- Так тебе и надо, дурак! Будешь думать, прежде чем вот так пугать людей и шутить над ними, - серьезно сказал я. 
Долго не раздумывая, принялся за работу. А Сафар поднялся на свою крышу. Он был на год старше меня и учился в десятом классе. Слыл двоечником и сорванцом. Однако, душа у него была доброй и чистой. Он очень часто помогал мне выгребать снег. И жил через два забора от нас. 
И в этот раз Сафар, закончив свою работу, пришел мне на помощь. Мы вдвоем выгребли весь снег на крыше. 
– Теперь будем прыгать! – обрадовался я.
Выбросив лопату на землю, я подготовился к прыжку. 

А Сафар лишь улыбнулся в ответ. Он не боится высоты, как мой брат. Мы постоянно прыгаем вместе, но сегодня он не спешил этого делать. И тогда я понял, что перестарался с ударом. 
– Что с тобой? Тебе нездоровится? – усмехнулся я. 
В ответ Сафар лишь махнул рукой и ушел. В одно мгновенье я потерял равновесие и полетел вниз. Хорошо бы на снежный сугроб, ан нет, на бетонную дорожку под стеной. Так свалился, что рука осталась подо мной. Мне казалось, что ее попросту оторвало. От невыносимой боли стал отчаянно кричать. В этой суматохе я разглядел Сафара и других соседей, которые прибежали на помощь. Болевой шок сделал свое дело, и я потерял сознание. Очнулся только в травматологическом отделении больницы, что находилась на краю города. Моя рука была туго забинтована. Оказывается, я получил перелом локтя, множество ушибов, да и голова сильно болела. 
Как же дорого мне обошлась моя неосторожность! Больше месяца ходил с загипсованной рукой, будто в оковах. В одно мгновенье мое любимое занятие - прыжки в снег стали несбыточной мечтой. Ах, как досадно… 
А кто же выгребал снег на крыше всё это время, спросите вы? Да-да, брату ничего не оставалось, как до почти половины весны чистить снег во дворе, на крыше… 
Этой истории уже около сорока лет. Не осталось тех глиняных крыш, старых домов. Нынче зимой не видать снега на кровлях. Да и такой снежной зимы уже нет. 
Брат давно живет в другом доме со своей семьей, а Сафара уже больше десяти лет нет среди нас. Каждый раз, когда идет снег, я вспоминаю эту грустную историю и своего друга. На душе становится тепло и светло.
Этот долгожданный снег напомнил мне мое счастливое детство, незабываемые, необыкновенные чувства, ощущения далеко ушедших дней. Память о белом счастье...

 

Художник: Владимир Петров.

5
1
Средняя оценка: 3.15873
Проголосовало: 63