Эпитафия иудам

Нынешний год ознаменовался просто повальной смертностью среди наиболее заметных фигур, виновных в гибели СССР. Апофеозом стала недавняя смерть Михаила Горбачева. Примечательно, что этот процесс пошел с началом СВО, давшей старт радикальной переоценке навязанных предателями-«перестроечниками» чуждых и разрушительных «ценностей».

Первый и последний президент Советского Союза Горбачев умер 30 августа около 22 часов в Центральной клинической больнице, где находился последние 2 года. Как предварительно сообщалось, «после тяжелой продолжительной болезни». Выражение «тяжелая продолжительная болезнь» часто выступает синонимом смерти от рака. В противоположность формулировке «скоропостижно скончался», что означало чаще всего инфаркт или инсульт.
Косвенно подтверждает догадку и информация от журналиста «Комсомольской правды» Александра Гамова, которому сам Горбачев несколько месяцев назад сообщил, что похудел на 40 кг и перенес 4 операции. 3 месяца назад мобильный телефон экс-политика перестал отвечать – видимо, из-за ухудшения состояния своего владельца.
Конечно, факт смерти в довольно-таки почтенном возрасте 92 лет сам по себе особого удивления не вызывает, гораздо большее число людей умирает куда более молодыми. С другой стороны, представители элиты, обладающие благодаря своим доходам и влиянию доступом к самым эффективным медицинским технологиям, нередко показывают выдающиеся примеры долгожительства.
Например, Уинстон Черчилль, умерший в 90 лет больше полувека назад (несмотря на значительный лишний вес и приверженность к гаванским сигарам!); президент Франции Франсуа Миттеран, успешно отработавший оба свои 7-летние президентские сроки с раком простаты; глава влиятельнейшего американского бизнес-клана Дэвид Рокфеллер, доживший до 102 лет…
Последний президент СССР на стеснительные условия жизни тоже не жаловался. В средствах он не был стеснен и после отставки. И не только за счет полученной в 1990 году Нобелевской премии мира или рекламных доходов, в принципе, довольно унизительных как для политика такого класса – вроде нашумевшей рекламы пиццы, видеоролик с которой до сих пор набирает немало просмотров.
Как признавался сам Михаил Сергеевич в интервью «Комсомольской правде», он был включен в американскую программу для бывших президентов.
Суть программы в том, что эти государственные деятели время от времени читают лекции, за которые получают «астрономические» даже по американским меркам гонорары в сотни тысяч долларов. Этакая изящная форма благодарности за оказанные в бытность во власти тем или иным лицам услуги, при том, что «на Западе коррупции нет!». 
Горбачевские гонорары были, правда, пониже, чем у многих его коллег-президентов – например, у Билла Клинтона с супругой, заработавших на подобных мероприятиях за 15 лет 153 млн долларов.  Но и 50-100 тысяч долларов за выступление – тоже неплохо, если ты не звезда эстрады, приглашенная на новогодний корпоратив богатой фирмы. И вообще, не зря же говорится: «не имей 100 рублей, а имей 100 друзей!». В подтверждение чего совсем недавно появилась информация о том, что группа друзей Горбачева якобы предложила похоронить его… в Лондоне! За свой счет, разумеется. Среди упомянутых друзей такие весьма небедные люди, как Ходорковский, Кох, Чубайс и многие другие бенефициары эпохи «лихих 90-х», в наступлении которых им следует благодарить именно горбачевские реформы. 
Так что, думается, с помощью чудес современных медицинских технологий Михаил Сергеевич смог бы протянуть еще немало – если не лет, то месяцев. Но, увы, даже самая передовая медицина может оказаться бессильной, если у пациента нет сил (или желания) бороться с болезнью. Даже без особой разницы, какой именно – «тяжелой, продолжительной» или «скоротечной».

***

Простое ли совпадение в том, что именно нынешний год оказался максимально «урожайным» по количеству ушедших на тот свет лиц, несущих максимальную ответственность за гибель великой страны в 1991 году? 3 мая – умер подписант Беловежских соглашений от Белоруссии Станислав Шушкевич; спустя неделю – его коллега с Украины, Леонид Кравчук. 19 июня во время участия в работе одного из политических форумов в Баку скончался бывший госсекретарь, вице-премьер РФ и главный соратник Ельцина по «Беловежскому сговору» Геннадий Бурбулис. Еще можно упомянуть экс-главу МВД и государственной безопасности СССР Вадима Бакатина, приложившего немало усилий в поддержку антиконституционной ликвидации Советского Союза, умершего совсем недавно, 31 июля.
Не столь важно, кто и от чего скончался. Все смерти произошли на фоне известных событий.
Да, после ухода Ельцина, в России заговорили о патриотизме. Но мало публиковать к каждой годовщине распада СССР результаты соцопросов, согласно которым подавляющее большинство россиян сожалеют о распаде прежней общей и великой Родины. И даже возвращение советского гимна, пусть и с новым текстом, само по себе чем-то кардинальным в отказе от прежнего ельцинского курса не является. Особенно, если заклятые друзья с благословенного Запада продолжают все сильнее давить на Россию и санкциями, вводимыми за каждый чих (вроде обвинений в мифических отравлениях), и организацией вблизи ее границ цветных переворотов с прозрачным намерением организовать подобное и в Москве. 
Начало специальной военной операции против нацистского режима Киева стало рубиконом или точкой невозврата к прежней прозападно-соглашательской линии. Еще перед началом СВО Западу был поставлен Россией фактический ультиматум – не просто прекратить расширение НАТО на восток, но и вернуть блок в границы 1997 года. Украинское поле боя – лишь частный случай начавшегося глобального противостояния за возвращение утерянного благодаря Горбачеву и Ельцину государственного статуса. И теперь стране-наследнице СССР остаётся победить или умереть. Потому что надежды на хороший исход в случае подписания «похабного мира» более чем призрачны. Недаром в Праге, где в 1944 году под эгидой рейхсфюрера СС Гиммлера уже заседал «Комитет освобождения народов России» с предателем Власовым во главе, несколько недель назад собралось подобное же сборище, смаковавшее будущий неизбежный распад России на «незалежно-самостийные» княжества. 
Но тяжелые перспективы в случае проявления «слабины» понимают и в Москве. А потому и откровенно смеются над новыми западными санкциями, устроители которых все больше начинают напоминать «унтер-офицерскую вдову» из гоголевского «Ревизора» – ту, что «сама себя высекла». Достаточно вспомнить хотя бы 300 млрд. евро, срочно выделяемых ЕС на смягчение последствий энергетического кризиса, вызванного враждебными шагами в отношении российского газового транзита самими же еврочиновниками. 

***

Конечно, западная пропаганда (особенно в виде украинской уже откровенной геббельсовщины), старается сохранить хорошую мину при плохой игре, обещая неизбежный крах России. Но это, как и многое другое в деятельности Запада и его агентов в бывших союзных республиках, предназначено лишь на экспорт – с целью промывания мозгов тех, кому уготована роль пушечного мяса. Цель – если не победить, то хоть как-то ослабить Россию.
Но развалившие в свое время Союз повышенной внушаемостью не отличаются и способны вполне адекватно воспринимать как свои собственные поступки, так и складывающуюся вокруг объективную ситуацию.
Взять того же Кравчука. К вожделенной незалежности этот перекрасившийся секретарь ЦК КПУ призывал сограждан под лозунгом «Украина – это вторая Франция, осталось лишь выбороть суверенитет у проклятых москалей!». И даже лишившись еще в 1994 году своего поста, Леонид Макарович продолжал с гордостью играть почетную роль отца украинской государственности. Пусть с каждым годом его «великую европейскую державу» даже придворные пропагандисты сравнивали уже не с Францией, а лишь с Польшей, потом с Румынией и «падчерицей ЕС» Болгарией. 
При этом Кравчук уверял во всецелой поддержке европейского курса Украины Западом. В том числе, и военной, конечно, с оглядкой на которую Россия не посмеет приступить к адекватной защите интересов себя и своих союзников.
Вот только с началом СВО все эти надежды накрылись медным тазом. Совсем наивные украинцы, конечно, могут внимать обещаниям киевских пропагандистов а-ля Арестович относительно скорого разгрома москальских оккупантов, но, в общем, с западной поддержкой укро-нацистов все стало ясно уже после отказа НАТО выполнять их требования насчет закрытого неба. С последующим ввязыванием альянса сначала в воздушные, а потом и в наземные бои с российской армией. 
Для минимально думающих людей перспективы Украины после этого стали предельно ясны. И как должен чувствовать себя отец украинской государственности, понимая, что гибель его уродливого детища – вопрос времени? Один из политических предтеч Кравчука, печально известный гетман-предатель Мазепа, тоже смог прожить после позорного бегства на турецкую территорию с остатками шведкой армии, разбитой под Полтавой, меньше года. Хотя до этого отличался неплохим здоровьем. 
А Гитлер, застрелившийся в осажденном Берлине 30 апреля 1945 года, даже не стал дожидаться формального подписания капитуляции. Хотя ведомство Геббельса (который тоже покончил собой одновременно со своим шефом) еще с неделю продолжало уверять немцев в близкой победе воинства Рейха над большевистскими варварами. Но сами нацистские бонзы понимали истинное положение вещей, потому и не захотели видеть окончательный разгром Германии, крах всех своих надежд. 

***

И «белорусский Кравчук», Станислав Шушкевич, отчего-то не смог перенести ковид лишь в мае нынешнего года, когда и заболеваемость, и смертность даже официально пошли на убыль. 
Может, потому что к разочарованию от поражения белорусского майдана прибавился уже и качественно новый фактор – реальное участие Минска в военном союзе с Россией? В рамках которого прозападный переворот в этой бывшей советской республике выглядит уже откровенной фантастикой. 
И, опять же, точкой невозврата в этом процессе стало начало специальной военной операции. Ну а раз последние надежды на прозападно-«змагарский» реванш рухнули, что же остается в качестве жизненного стержня одному из лидеров белорусского национализма и могильщика СССР? 

***

Даже высшая власть в сверхдержаве не была для Горбачева высшей ценностью. В противном случае он не сдал бы ее столь бездарно своим, не таким уж и выдающимся, конкурентам. 
Сдал он свою власть из боязни лишиться дутой популярности на Западе, славы нобелевского лауреата, статуса почетного гражданина Берлина и прочих прелестей, желанных и среди части современных российских элит. Потому Горбачев трусливо и сидел на даче в Форосе. А потом форосский якобы узник согласился на роль зиц-председателя разрушаемого Ельциным сотоварищи Советского Союза, придавая этому откровенному конституционному перевороту вид назревших реформ.
Хотя свою «нобелевку», звание «почетного немца», будущие доходы от рекламы и гонорары за «президентские лекции» в США Михаил Сергеевич и отработал на сто один процент, как любому ренегату, ему хотелось остаться в истории в качестве прежде всего мудрого реформатора, пусть и не понятого современниками. Ну, вроде того, как уже упоминавшийся выше генерал-предатель Власов заявлял о себе как об освободителем России от большевизма.
Но, опять же, начатая в России СВО не оставила камня на камне от этих иллюзий. С учетом откровенной враждебности Запада, его агенты влияния воспринимаются вражескими агентами безо всяких политкорректных кавычек. А в сухом остатке великой реформаторской деятельности Горбачева остается лишь откат тысячелетнего российского государства к границам где-то середины 17 века, вместе с катастрофической потерей позиций в экономике и на международной арене. 
Конечно, и самую нечистую совесть может облегчить искреннее покаяние, дающее человеку новый смысл жизни после разрыва с губительным прошлым. Вот только никто из персонажей, упоминавшихся в этой статье, покаяться в содеянном так и не удосужился. В отличии даже от Иуды, ставшего хрестоматийным примером предательства, который уже на следующий день после предательства возвратил полученные 30 сребреников, сказав, «согрешил я, предав кровь неповинную». 
Ничего подобного из уст что Шушкевича, что Кравчука, что Бурбулиса, что Бакатина, виновных в гибели великой страны и последовавших за этим неисчислимых бедствий для подавляющего большинства их сограждан, так и не прозвучало – до самой их смерти. Горбачев в этом смысле исключением не стал. 

5
1
Средняя оценка: 3.65341
Проголосовало: 176