Девушка, любившая Есенина

Был ясный вечер.
Мелкие снежинки, радостно танцуя в воздухе, опускались на землю, во тьме ночи бесцельно блуждали холодные ветра.
Скрипя по запорошенной дороге, с веселым смехом и держась за руки, шли двое молодых людей.
Девушка внезапно остановилась:
– Какие пушистые снежинки… 
Она раскрыла ладони, потом руку, на которую нежно опустились снежинки, приблизила к своему изящному носику и осторожно понюхала.
– Что ты делаешь? Разве у снега есть запах? – сказал молодой человек со спокойной улыбкой. 
– Конечно, есть! Мне нравится, как пахнет снег… Запах снега нравится мне больше, чем аромат цветов. 
Молодые посмотрели на небо.
– Прекрасная ночь... – с блаженством сказала девушка.
– Да, отличная ночь. Когда с вечера идет снег, то ночью вокруг становится очень красиво.
От радости девушка начала читать стихи:
И не нужно мне лучшей удачи,
Лишь забыться и слушать пургу,
Оттого что без этих чудачеств
Я прожить на земле не могу
.(1) 

Услышав эти стихи, у молодого человека испортилось настроение:
– Есенин...
– Кажется, что эти стихи написаны для этого момента, не так ли?
– Да...
– Разве человек может написать такие искренние, страстные стихи?
– Вот, написал же…
– Если бы я увидела обладателя этих искренних, страстных стихов, то исполнилась бы моя заветная мечта. Говорят, что он очень красивый. Когда он читает стихи, трепещут сердца людей... Однажды, когда он читал стихи, один человек даже упал без сознания. Я бы согласилась умереть, после того как послушаю, как Есенин читает стихи...
Юноша, склонив голову, погрузился в размышления.
– Что молчишь?
– Просто так...
– Что, обиделся?
 Молодой человек покачал головой. Спутница взяла его за руку и положила голову ему на плечо:
– Не обижайся на меня. Я люблю Есенина, но это не значит, что я могу бросить тебя. Мне нравятся только его стихи, а не сам он. Скажи, разве есть кто-нибудь, кто бы не любил поэтов? 
Молодой человек погладил выбившиеся из-под пухового платка волосы девушки и поцеловал ее раскрасневшуюся от холода щеку.
– Я знаю, что ты не бросишь меня, но сердце… чтоб его… ну ладно, не обращай внимания, ведь это тоже своего рода сумасшествие.
– Ты становишься мнительным. Что, не веришь мне?
– Я-то верю, но… смотри, снежинки падают тебе на лицо. 
Он смахнул руками снежинки, осевшие на ее черные как смоль волосы, темный пуховый платок, ладонью вытер ее красивое личико. 
– У тебя такая же невинная душа, как у поэтов. Милая моя, а знаешь ли ты... – он чуть склонил голову, снежинки, кружащиеся в невидимых потоках ветра, падали на его ресницы, брови и волосы. – Если ты... даже если бы ты выбрала Есенина, то я бы все равно... я бы не обиделся. Поверь, я не обижусь. Раз ты наизусть знаешь все его стихи, то, вероятно, и его сердце знаешь лучше, чем кто-либо другой.
– Ведь я говорила тебе...
– Пожалуйста, не перебивай меня, – мягко возразил молодой человек, прикладывая палец к ее губам. – Если бы сейчас Есенин попросил бы у тебя руку и сердце, ты бы согласилась, не раздумывая. Не отрицай, я это хорошо знаю. Я не упрекаю тебя и не обижаюсь. Я не могу обижаться... Мне важно твое счастье, твой радостный смех... Знаешь, это дает мне силы жить. Может быть, я пришел в этот мир только для того, чтобы увидеть твое счастье. Милая моя, раз ты не можешь быть вместе с Есениным... раз ты выбрала меня и осчастливила... то я осчастливлю тебя! Обещаю. Я сделаю тебя счастливой, даже если это будет стоить мне жизни!

Сказав эти слова, он поцеловал раскрасневшиеся щеки девушки. Девушка обняла его. От тепла любви затрепетали сердца. Молодые, обнявшись, шли медленно по запорошенной дороге. 
– Тебе не холодно? – сказал молодой человек, заботясь о спутнице.
– Нет.
– Сегодня заметно похолодало. Но снег падает так красиво, что и холод не сильно чувствуется. 
– Точно сказал, – мило улыбнулась девушка. 
– Я очень люблю зиму. Знаешь, я всю жизнь мечтал превратиться в снежинку. Если бы превратился в снежинку... упал бы с неба и медленно опустился на землю... а потом... нет, этого не скажу.
– Почему? Скажи, пожалуйста!
– Если скажу, то будешь смеяться надо мной.
– Нет, нет. Не буду, честное слово! Скажи.
– Потом остался бы под твоими ногами…
Девушка невольно рассмеялась. Молодой человек не обиделся, наоборот, присоединился к ее хорошему настроению.
– Тогда... тогда я бы не ходила по заснеженной дороге.
 Молодой человек ласково потрогал носик курносенькой девушки. Оба довольно улыбнулись.
– Оглянись, – сказала девушка, задумчиво смотря по сторонам. – Все белое... белое... 
Она на мгновение закрыла глаза, потом вспомнила и прочитала:
– Снежная равнина, белая луна,
Саваном покрыта наша сторона…

– Ах, не читай эти стихи, они печалят меня. 
– Ладно... – Девушка немного помолчала, потом серьезно посмотрела на молодого человека: – Ты когда-нибудь пробовал писать стихи?
– Я не умею. Это мне не под силу.
– Почему? Писать стихи нетрудно. Быть поэтом, это значит воспевать просторы...
– У меня нет таланта воспевать просторы. Бог не дал мне такую силу. Это мой порок, моя вина...
– Не принижай себя так, ты... знаешь, если ты сам захочешь, то сможешь стать самым лучшим поэтом. Твое сердце такое же чистое, как вот эти снежинки. Ведь только этого достаточно, чтобы быть хорошим поэтом. Ах, если бы ты смог стать поэтом... я бы всю жизнь слушала только твои стихи... Если бы...

Молодой человек опустил голову и промолчал. Казалось, даже его молчание о чем-то говорило.
– Ты знаешь, – грустным голосом начал говорить молодой человек, – в нашей деревне жил один мужчина. Он не мог говорить, короче говоря, был немой. Он жил просто, как все. Но среди жителей деревни ему придумали прозвище Немой. Каждый раз, когда он слышал это слово, его сердце сжималось… Я ясно видел это по его глазам. Всякий раз, когда он слышал это слово, он прятал свои грустные глаза и притворялся более веселым, чем обычно. Он преодолел свою грусть смехом...
– Почему ты рассказываешь о не– Он умер.
– О Боже! Как?
– Его сердце не выдержало унижения людей. Он утопился в реке. 
– Бедненький…
– Если Бог создал его таким, в чем его вина? Такой тихий человек умер... Ведь он жил, как и все...
– Но правильно ли лишать себя жизни из-за сплетен?
– Когда без конца унижают, даже камень заговорит. А он был человеком, в конце концов. Но был таким человеком…
– Да-а... – девушка опустила голову.
– Мне знакома его боль. Я больше, чем кто-либо в нашей деревне, жалел его. Я до сих пор помню, как в его глазах блестели слезы, когда он их скрывал ладонями. Моему сердцу было больно видеть его… было очень больно. Тебе не знакома эта боль...

Девушка задумалась. Ее задумчивый вид идеально подходил залитой лунным светом снежной ночи.
– Я… – нерешительно сказала она, глядя в глаза юноше. – Прости меня...
Молодой человек поправил пуховой платок своей спутницы, обнял ее и сказал:
– Конечно, я простил тебя. Как я могу я не простить тебя? Ведь ты мой самый красивый цветок в мире.
Мелкий, пушистый снег продолжал заполнять вечер. Молодые, медленно идя по заснеженной дороге, наткнулись на толпу людей, собравшихся перед величественным зданием, шумевших и толкающих друг друга.
Молодой человек и девушка, не понимая, в чем дело, некоторое время следили за людьми. Потом, толкаясь в толпе, приблизились к мужчине, лихорадочно раздающим людям билеты.
– Извините, что здесь происходит? – спросил молодой человек.
– Здесь сам Есенин будет читать свои стихи. Эти люди собрались, чтобы его послушать. 
Глаза девушки загорелись, и она невольно кивнула головой. Сложила руки и с счастливой улыбкой уставилась на своего спутника.
Молодой человек с грустной улыбкой взял сложенные руки девушки в свои руки, поцеловал их и посмотрел на кассира:
– Дайте нам два билета...
– Извините, товарищ. Билетов не осталось, вы опоздали на секунду. Я только что продал последний билет. 
Радость на лице девушки угасла, она вдруг побледнела. Вытерла слезы: 
– Ладно, обойдемся…
– Боже мой, почему ты так говоришь? – сказал молодой человек, вытирая ее мокрые ресницы. – Должен же быть выход... Подожди, я сейчас!
Он торопливо куда-то убежал. Через несколько минут вернулся с радостным лицом:
– Я нашел выход. Пойдем!
Они обошли здание. За зданием их встретил ухмыляющийся мужчина и указал на одностворчатую дверь. Они вошли и направились в зал, двери которого были широко открыты. Многотысячные места в зале все были заняты, и многие люди стоя слушали стихи. 
Благородный, звонкий и очень приятный голос эхом разносился по залу, привлекая внимание публики.
Молодые люди, немного растолкав толпу, присмотрели себе место, где было удобно. 
На большой сцене зала стоял Есенин в красивом сером костюме, с вьющимися белокурыми волосами, с горящими голубыми глазами и читал стихи с вдохновением, страстью. Он качал руками в соответствии с переполнявшими его сердце чувствами, и казалось, что в этот момент его душа оторвалась от земли и улетела в мир иной. 
Девушка... она совершенно очаровалась поэтом, с восторгом прижимала ладонь к подбородку и все больше погружалась в море безмолвных чувств, как возлюбленная, слушающая объяснение в любви.
Молодой человек... печально смотрел то на девушку, горящую страстью, то на поэта, читающего страстные стихи, и, склонив голову, молча сидел в тяжелых раздумьях.
– Руки милой – пара лебедей —
В золоте волос моих ныряют.
Все на этом свете из людей
Песнь любви поют и повторяют.

Слушатели с таявшими как воск сердцами, слушали молча. Глаза поэта излучали грусть, а его тело качалось, как его грустное стихотворение.
С окончанием стихотворения обрушился шквал аплодисментов, раздались восхищенные возгласы. Поэт поклонился, выражая свое уважение и любовь к зрителям.
– Товарищи, – начал говорить он, и все в зале замолчали. – Какие из моих стихотворений вы хотели бы послушать?
Поднялся гвалт, люди кричали со всех сторон:
– «Письмо к женщине»!
– «В Хороссане есть такие двери»!
– «Письмо к сестре»!
– «Безумное сердце»!
– «В хате»!
– Пожалуйста, прочитайте стихи о Шаганэ! – громче всех закричала девушка в пуховом платке...
Публика в зале разом обернулась на нее, потом начали одобрять ее выбор. Кажется, эта девушка угадала желание собравшихся поклонников.
Есенин улыбнулся девушке и ответил: «Хорошо». Он, прокашлявшись, изменил положение тела в соответствии с духом стихотворения.
– Это мое любимое стихотворение, – сказал он и начал читать:
Шаганэ ты моя, Шаганэ! 
Потому, что я с севера, что ли, 
Я готов рассказать тебе поле, 
Про волнистую рожь при луне. 
Шаганэ ты моя, Шаганэ…

В зале молчали. Девушка тоже молчала. Ее тело превратилось в ухо, она была опьянена мелодичными словами любви, а сердце ее таяло как воск. Она была довольна и счастлива от того, что исполнилось ее заветное желание и поэт удовлетворил ее просьбу. 
Молодой человек... смотрел то на девушку, то на поэта, который пел как соловей, завораживая всех в зале. Он некоторое время стоял, схватившись за грудь, его лицо исказилось, почему-то начал тревожиться. Потом посмотрел на спутницу, завороженно слушавшую стихи: 
 – Я подожду снаружи.
Молодой человек, больше не сказав ни слова, молча вышел... 
…Про волнистую рожь при луне
По кудрям ты моим догадайся.
Дорогая, шути, улыбайся,
Не буди только память во мне
Про волнистую рожь при луне.

Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Там, на севере, девушка тоже,
На тебя она страшно похожа,
Может, думает обо мне...
Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Раздались оглушительные аплодисменты. Со всех сторон слышалисб крики и возгласы. 
– Как прекрасно… – прошептала девушка.
...Ночь поэзии закончилась. Зрители, получившие большое впечатление, встали с места и начали расходиться. Большая группа поклонников поспешила получить автограф от известного поэта. Люди выражали поэту свое искреннее восхищение, задавали вопросы, а не совладавшие со своими чувствами поклонники обнимали и целовали его. Поэт всем отвечал искренней улыбкой и теплыми словами.
Девушка в пуховом платке... Как ни старалась, она не смогла подойти к поэту. Толпа людей, как живая стена, преградила пути сбывания ее мечт и надежд. Наконец, люди, опьяненные от наслаждения поэтической вечеринки, и Есенин, сияющий, как золотая монета среди толпы, вышли наружу. 
Тяжело ступая, вышла девушка в пуховом платке. Хотя она получила большое наслаждение от волшебного вечера, но была опечалена тем, что не смогла поговорить с поэтом с глазу на глаз. 
Она медленными шагами подошла к молодому человеку, закуривающему папиросу под сосной. Молодой человек швырнул сигарету в сторону и поспешил навстречу девушке.
– Ну, как, все было хорошо? – спросил он подавленным голосом.
– Хорошо! – ответила девушка, скрывая свою печаль.
– Тогда… хорошо.
Сияние сильного снегопада угнетало темноту ночи. 
– Ну что, пойдем? – спросил молодой человек.
– Давай еще немножко постоим, – попросила все еще не теряющая надежды девушка.
– Хорошо...
Вдруг девушка увидела Есенина с другой стороны здания, садившегося в легковой автомобиль с закрытым верхом. Большая группа людей провожала его, благодарила, махала руками на прощание...
– Я сейчас... – сказала девушка и, бросив своего спутника, побежала в сторону машины...
Молодой человек остался наедине с тяжелой, подобной ночной тьме тоской, отбрасывающей тень на его бледное лицо.
Девушка побежала за уже тронувшейся машиной и кричала вслед:
– Стой! Остановись! 
А машина не останавливалась, наоборот, ускорялась и, пробив снежную ночь, удалялась. 
– Есенин! Стой, остановись! – кричала девушка. – Остановись, Есенин! Я ждала тебя всю жизнь! С нетерпением ждала тебя! 
Машина стремительно мчалась, а девушка, не отставая, бежала за ней. Но сколько она ни бежала, машина все удалялась, а пуховой платок девушки давно упал с ее головы… 
Наконец, девушка поняла, что ей не догнать машину поэта, и с отчаянием остановилась. Она, стараясь отдышаться, следила за удаляющейся машиной. Из ее глаз начали капать слёзы. Машина исчезла, как ее надежда... Вдруг девушка, словно вспомнив о чем-то, с тревожным видом обернулась назад. 
У сосны, вдали чернеющей под тихим снегом, бросилась в глаза темная тень…

 

Примечания:
1. Стихи Сергея Есенина.

Перевод с узбекского Мухаббат Юлдашевой.

Художник: Д. Роуланд.

5
1
Средняя оценка: 3.73469
Проголосовало: 49