«Какой пример храбрости, мужества, благочестия, терпения и твёрдости показала Россия!»

6 января 1813 года император Александр издал Высочайший манифест, сообщивший населению России об окончании Отечественной войны с Наполеоном. 

Дата 6 января (по новому стилю), формально правильная с точки зрения разницы между «старым», юлианским и «новым», григорианским календарями, не вполне точно передаёт главный смысл издания данного манифеста именно в указанный день.
По старому стилю, действующему в Российской империи в 1812 году, 25 декабря – это день одного из самых главных и светлых христианских праздников – Рождества Христова. 
Именно к Рождеству и было приурочено царское послание подданным, полное название которого звучит так: «Высочайший манифест, о принесении Господу Богу благодарения за освобождение России от нашествия неприятельского». 
Хронологически, окончательное изгнание французов произошло 11-ю днями раньше, когда у Ковно пограничную реку Неман форсировали жалкие остатки (не более 30 тысяч человек) из когда-то огромной 600-тысячной армии, гордо пересекшей Неман 12 июня того же года, в надежде нанести нашей стране смертельный удар. 
Но царь повременил с обнародованием своего Манифеста именно для того, чтобы огласить его на Рождество, для прочтения во всех храмах. Тем более что в традиции Православной Церкви этот праздник длится не один день, а целую неделю до его «отдания» накануне праздника Обрезания Господня и памяти святого Василия Великого, когда миряне встречают Старый Новый Год.
Соответственно, и составлен был Манифест так, чтобы быть понятным не только высшим сословиям, но и простому народу, вплоть до неграмотных крепостных крестьян. Местами он напоминает молитву, особенно два его последних абзаца:

«Итак, да познаем в великом деле сем промысел Божий. Повергнемся пред Святым его Престолом и, видя ясно руку его, покаравшую гордость и злочестие, вместо тщеславия и кичения о победах наших, научимся из сего великого и страшного примера быть кроткими и смиренными законов и воли исполнителями, не похожими на сих отпадших от веры осквернителей храмов Божиих, врагов наших, которых тела в несметном количестве валяются пищею псам и воронам!
Велик Господь наш Бог в милостях и во гневе своём! Пойдём благостью дел и чистотою чувств и помышлений наших, единственным ведущим к нему путём, в храм святости Его, и там, увенчанные от руки Его славою, возблагодарим за излитые на нас щедроты и припадём к Нему с тёплыми молитвами, да продлит милость Свою над нами, и прекратит брани и битвы, ниспошлёт к нам побед победу, желанный мир и тишину».

Впрочем, и по всему Манифесту видны довольно глубокие богословские параллели, библейские образы, прямые цитаты из псалмов, действительно весьма точно описывающие духовную суть свершённого с Божьей помощью и благодаря героизму русского народа и его воинства подвига, увенчавшегося грандиозной победой над «нашествием двунадесяти языков». 

В отечественной церковной практике традиция отмечать наиболее эпохальные победы русского оружия была не новой. В качестве примера можно привести «Службу благодарственную Богу, в Троице Святой славимому, о великой, Богом дарованной победе над шведами, содеянной под Полтавою в лето от воплощения Господня 1709-е», составленную одним из архиереев петровской эпохи, епископом Феофилактом (Лопатинским) вскоре после этой эпохальной победы.

Молитвенный стиль царского послания 1812 года почти исключал скрупулёзную статистику достижений русской армии. Хотя, конечно, наиболее важные цифры – свыше полумиллиона пришедших в Россию, а затем почти полностью разгромленных врагов, больше тысячи потерянных ими пушек –были упомянуты. 
Прямо не упоминаются и многие важнейшие стратегические моменты военной кампании, доселе широко известные не только выпускникам большинства военных академий мира, но и широкой общественности. Разве что говорится о знаменитых русских морозах, окончательно добивших армию «двунадесяти языков». 
Разумеется, сводить величайшую русскую победу лишь к низким температурам воздуха не приходится. Кутузов вчистую переиграл Бонапарта в стратегии, заставив растянуть его коммуникации, удлинить снабжение, рассеять вначале в разы превышающую русских по численности армию на отдельные гарнизоны в захваченных городах. И, наконец, сдать ему Москву, что за месяц превратило прежде грозную армию в банду мародёров.
Французы отступили из Москвы ещё в октябре, до наступления холодов. Но задумываться о заключении мира их предводитель начал намного раньше, пытаясь установить контакты с Петербургом на этот счёт через попавшего в плен раненным русского генерала Тучкова ещё после битвы под Смоленском.

Наибольший акцент в царском манифесте делался именно на духовно-патриотических моментах – сплочение всего русского общества в борьбе против оккупантов, готовность его представителей не щадить своей крови и самой жизни для полной победы над врагом во имя свободы и независимости своей Родины.
Кстати, Наполеон в 1812 году немало рассчитывал на всплеск украинского сепаратизма, вплоть до мощного антироссийского восстания по образцу постоянно русофобствовавших поляков, многие из которых добровольно вступили в армию корсиканца, даже образовав там отдельный корпус под командованием Понятовского. 
Но не вышло, жители малороссийских губерний – и дворяне, и простой люд проявили отменную лояльность к своей общей Родине и на посулы французско-польских провокаторов не поддались. Что ещё раз демонстрирует предельную лживость современной киевской пропаганды о «вековечной борьбе украинского народа против москальского ига». 

После войны со шведами при Петре I боевые действия непосредственно на российской территории практически не велись. Было немало славных кампаний с не менее славными победами – и с турками, и с рядом европейских государств, но они шли за границей. 
Ну а армия вплоть до реформ второй половины XIX века комплектовалась лишь из довольно ограниченного числа рекрутов. При этом остальные граждане (кроме офицеров-дворян) принимали участие в войнах разве что в роли налогоплательщиков. 
То ли дело 1812 год, когда война шла не столько за интересы, престиж и влияние России в мире, а уже за само её существование как независимого государства, непосредственно на российской территории и с участием небывало широких слоёв населения. Отчего и получила она также небывалое прежде имя войны Отечественной. 
Об этом духовном единении в Манифесте говорится так: 

«Какой пример храбрости, мужества, благочестия, терпения и твёрдости показала Россия! Вломившийся в грудь её враг всеми неслыханными средствами лютостей и неистовств не мог достигнуть до того, чтобы она хотя единожды о нанесенных ей от него глубоких ранах вздохнула. Казалось, с пролитием крови её умножался в ней дух мужества, с пожарами градов её воспалялась любовь к отечеству, с разрушением и поруганием храмов Божиих утверждалась в ней вера и возникало непримиримое мщение. Войско, Вельможи, Дворянство, Духовенство, купечество, народ, словом, все Государственные чины и состояния, не щадя имуществ своих, ни жизни, составили единую душу, душу вместе мужественную и благочестивую, только же пылающую любовь к отечеству, только любовью к Богу». 

Боевые действия русской армии даже после подписания Манифеста ещё продолжались, ввиду необходимости окончательного разгрома не вполне добитого агрессора. Но даже и вне контекста последующего «Зарубежного похода» Отечественная война 1812 года и сама по себе навсегда останется вдохновляющим примером для всех настоящих патриотов нашей Родины.

5
1
Средняя оценка: 2.82143
Проголосовало: 28