Потребление в СССР: экономика дефицита или будущее человечества?

Обвиняющие Советский Союз в вечных дефицитах и недостаточной производительности забывают о первичном смысле термина экономика – рачительное ведение домашнего хозяйства. Что ныне заменено безумным потребительством, ставящим под угрозу само будущее планеты…

Главной причиной того, что за многими товарами в СССР выстраивались очереди, было то, что цены на них устанавливались государством, а потому были намного гуманнее, чем те, что диктовались бы пресловутой невидимой рукой рынка. Тем более что многие такие цены ещё и в значительной мере дотировались из бюджета.
Например, сливочное масло, себестоимость которого в середине 80-х колебалась около 8 рублей за килограмм, в магазинах отпускалось втрое дешевле. А на что действительно способна «рука рынка», показали гайдаровские реформы, гордо именуемые авторами шоковой терапией. Когда, например, колбаса «Останкинская», стоившая ещё в 1990 году 2 рубля 90 копеек за килограмм, после 1 января 1992 года стала продаваться по 40 рублей. В результате, например, студенческой стипендии, ранее позволявшей покупать в месяц около 15 кг колбасы, после «торжества рынка» стало хватать от силы на один её батон.
Самое печальное, что это, ввиду отсутствия платёжеспособного спроса у резко обнищавшего населения, привело к абсолютному снижению потребления пищевых продуктов. Так, если в 1990-м, последнем относительно благополучном году существования СССР, потребление мяса и мясопродуктов на душу населения составляло 75 кг, то уже к середине 90-х оно снизилось на 20 кг. 
И это несмотря даже на гигантские объёмы закупаемых в США «ножек Буша» –относительно дешёвых куриных окорочков, которые не соответствовали даже самым либеральным советским ГОСТам. А на рубеже нулевых этот показатель упал до 45 кг и вновь догнал «времена отсталой советской экономики» только к 2015 году.

Весьма неплохо выглядят успехи СССР в производстве продуктов питания и на фоне основных развитых стран Запада. Даже в 2005 г. по мясу опережали действительно со значительным отрывом советский уровень 1990 г. лишь США – 119 кг на душу населения. Во Франции эта цифра составляла 96 кг, в Германии – 86, а Польша и Финляндия даже отставали со своими 67 кг и 72 кг соответственно.
Зато по молочной продукции лишь французы и немцы смогли превзойти СССР и то незначительно – 429 и 436 кг против 382, остальные безнадёжно отстали. Даже американцы в 2005-м произвели всего 270 кг молочной продукции на душу населения, поляки – 271 кг, финны – 249 кг.
А, может, потому и отставали по молоку и молокопродуктам от советского сельского хозяйства его конкуренты на Западе, что у нас эта продукция серьёзно дотировалась? И на то были причины – при сравнимой (или даже превосходящей) пищевой (в частности – белковой) ценности такой продукции в сравнении с мясом, её полезность была значительно выше! 
Желающие могут убедиться в этом сами, набрав в любом поисковике запрос вроде «вред красного мяса». Атеросклероз сосудов – главная причина инфарктов и инсультов, дающих свыше 2/3 смертности в развитых странах, происходит как раз из-за преобладания в рационе мяса и насыщенных жиров, что говорит само за себя.

В Советском Союзе о здоровье людей власть беспокоилась не только через систему здравоохранения, до сих пор не имеющую аналогов в мире. Борьба с тем же атеросклерозом шла и через способствование формированию наиболее сбалансированного рациона питания. 
И те критики советского прошлого, которые с пеной у рта возмущаются отсутствием «Докторской» колбасы по 2 руб. 90 коп. в любом гастрономе, просто не понимают описанной выше государственной стратегии в этом направлении. Конечно, по такой цене даже пенсионеры могли кушать эту колбасу по полкило в день. Но куда полезнее им (и даже людям помоложе) было добавлять в ежедневный рацион и овощи, и творог, и рыбу. 
В советских столовых, например, официально существовали «рыбные дни» – вторник и четверг, когда большинство блюд готовилось только из полезных морепродуктов. А потребление рыбы в 1990 г. составляло в СССР 22 кг на душу населения – вдвое больше, чем в США даже 15 лет спустя! 

Питались в СССР вполне на уровне самых развитых стран. Но и с удовлетворением других потребностей в советское время тоже было всё хорошо. Правда, при этом надо помнить, что речь идёт только о потребностях разумных. 
Тут стоит вспомнить, что сам термин «экономика» происходит от греческого слова «икономия», что можно перевести как «домостроительство», «ведение домашнего хозяйства». И во все времена основой такого ведения был рациональный подход к потреблению, рачительное отношение к материальным благам.
Так, ещё в Средние Века даже традиционно тяготеющие к прекрасному красавицы считали вполне нормальным появляться на балах в платьях, сшитых ещё для их бабушек, лишь бы они были нарядными и роскошными. 

Увы, с бурным развитием научно-технического прогресса навязывание совершенно безумного потребительства за гранью расточительности и откровенного мотовства стало альфой и омегой рыночной экономики. Цифры пресловутого роста ВВП обрели практически религиозное значение – по ним судят и об эффективности тех или иных политиков, и страны в целом. А реклама делает всё, чтобы заставить потребителя купить ненужный ему товар за деньги, которых у него нет, то есть в кредит.
И мало кто при этом задумывается, а так ли уж нужны все эти товары и услуги, которые этот самый ВВП и формируют? Какой практический смысл имеют дресс-коды многих фирм и даже международных организаций, требующие от сотрудников приходить на работу каждый день в новом костюме или платье? 
Но сотни туалетов в гардеробах – это ещё полбеды. Хуже, если становится модно каждые несколько лет покупать новую машину, отправляя старую на свалку. При том, что полностью переработать в исходное сырьё такие машины чаще всего даже и не пытаются, дешевле будет сделать новую с нуля. 
А ведь для выплавки одной тонны стали требуется только воды 7 тонн, помимо огромного количества электроэнергии. А в автопроме задействовано ещё и немало других важных производств – химическое, электротехническое и прочее, недаром считается, что одно место на автозаводах даёт работу 5-7 работникам других отраслей. Потому падение спроса на новые автомобили и воспринимается в рамках рыночной экономики как настоящее стихийное бедствие.

Но вот как при таком раскладе быть с экологией, с безумной тратой невосполнимых ресурсов земных недр, загрязнением окружающей среды, даже если вдруг удастся решить проблему электроэнергии с помощью пока больше прожектов «зелёной энергетики»?
Увы, в рамках рыночной экономики эта проблема обычными рыночными методами нерешаема в принципе. Из-за чего, собственно, западные элиты и начали исподволь готовить большинство сограждан к принудительному аскетизму. 
С одной стороны, искусственно обрушивая и производство, и потребление с помощью принудительных мер карантина в связи с гигантски преувеличенной опасностью эпидемии коронавируса. С другой, – раздавая оставшемуся без работы населению подачки, чтобы их хватило на потребление минимума хлеба и зрелищ, как это практиковали древнеримские олигархи в отношении бедных, но свободных граждан Рима. 
Правда, римские императоры как-то не додумались до современных мер по резкому снижению рождаемости в виде настойчивого продвижения «планирования семьи», всевозможных трансгендеров, ЛГБТ и прочих извращений…

В СССР подобных проблем не существовало. Советская экономика полностью обеспечивала не только пристойный уровень питания населения, но и все остальные его потребности. Да, приличные брюки или туфли тогда стоили около 40 рублей (при начальной зарплате учителя-врача-инженера в 110-140), рубашка – вдвое дешевле. Но такие вещи не на один год покупались, а требовать от сотрудника новую одежду каждый день в советских учреждениях как-то не додумались. 
И зарплаты среднеазиатских хлопкоробов тогда мало отличались от аналогичных в европейской части страны. А не так, как ныне наблюдается в текстильной промышленности от западных корпораций, фабрики которых большей частью расположены в странах уровня Бангладеш, где зарплата в 30 долларов в месяц для многих является пределом мечтаний.
И личные автомобили в Союзе тоже выпускались. Да, в 1990 году их было 59 на тысячу человек – почти вдесятеро меньше, чем в США.

Так ведь и советский общественный транспорт был гораздо дешевле американского. Пятачок за проезд в автобусе или метро, 4 копейки – в троллейбусе, и всего 3 копейки в трамвае – в сравнении с несколькими долларами за такой же билет в американских городах, если там вообще было что-то, кроме такси. 
При этом не факт, что личное авто в городе быстрее. Даже десять лет назад средняя скорость автотранспорта в Москве была чуть больше 20 км/час, что сравнимо со скоростью велосипедиста.

Например, в Нью-Йорке ещё в 70-е годы начали внедрять меры по ограничению въезда в города расплодившихся автомобилей, во избежание пробок и смога. Как бы то ни было, легковые автомобили в Советском Союзе выпускались и продавались по очень демократичной цене, начиная с 5,5 тысяч рублей за первую модель «Жигулей» ВАЗ 2101. Да, чтобы её купить, приходилось ждать в очереди до 5 лет. Ну так ведь никто не отменял вторичный рынок, на котором практически новенькое авто можно было без особого труда приобрести тысяч за 12.
Но, вообще, действительно немалые деньги в СССР нужны были лишь для таких же действительно избыточных желаний. Либо тогда, когда хотелось иметь то, чего нет у других, либо иметь это побыстрее. Удовлетворение базисных потребностей – в еде, одежде, жилье, образовании, медицине – стоило либо чисто символические деньги, либо обходилось полностью бесплатно.
Зато немалую долю своих экономических ресурсов Советский Союз мог вкладывать в непроизводственную сферу – фундаментальную науку, те же опередившие конкурентов космические исследования, культуру, помощь дружественным странам. 
А разумное планирование производства давало возможность сохранять рабочие места, давая всем желающим возможность трудиться на благо всего общества. Что в нынешних условиях нарастающего мирового экономического кризиса является лишь недостижимой мечтой в рамках догм так называемого свободного рынка.

 

Художник: А. Бычков.

5
1
Средняя оценка: 3.32895
Проголосовало: 76
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star