Введение погон в РККА – возвращение лучших воинских традиций страны

6 января 1943 года в Красной Армии было введено ношение погон. Данное решение было неизолированным, оно вкладывалось в общую линию руководства страны на использование всех лучших достижений и патриотического наследия предков. 

Указ Президиума Верховного Совета СССР «О введении новых знаков различия для личного состава Красной Армии» вышел 6 января 1943 года, соответствующий приказ Наркома Обороны (им тогда был сам Сталин) ушел в войска 15 января. Вскоре появились и приказы других военных ведомств – флота, НКВД и так далее.
Согласно документам, звания всех военнослужащих теперь должны были обозначаться на новом элементе их формы – погонах, а не петлицах, как ранее. Погоны различных родов войск и видов Вооруженных Сил могли отличаться по цвету, форме, материалу галуна (серебряный или золотой), эмблемам. Атрибутом каждого воинского звания стало количество просветов на погонах (для офицеров), количество и величина находящихся там звезд.
Например, лейтенанты имели 2 небольших звездочки на погоне с одним просветом, старшие лейтенанты – 3, капитаны – уже 4. Следующие по старшинству майоры носили всего одну (но уже больших размеров) звездочку на погоне с двумя просветами. 
К слову сказать, механического заимствования погон царской армии, в чем нередко обвиняли нововведение и отдельные «ура-патриоты», и критики Советской власти, в январе 1943 года не произошло. Знаки различия РККА хоть и действительно были несколько похожи на дореволюционные, но полностью им не соответствовали.
Да в общем, и не могли соответствовать, хотя бы в силу различия в званиях. Так, первым офицерским званием до революции было «прапорщик» (носивший одну звездочку на погонах) – этого звания в Красной Армии не было вообще. Одну звездочку на погонах носил младший лейтенант, о котором, наоборот, не слышали в царской армии.     
Лейтенанты при царе были лишь на флоте, в армии служили поручики (приблизительно соответствуя старшему лейтенанту РККА – тоже с тремя звездочками).
Капитанских чинов в царской армии было целых два – более низкий штабс-капитан, носивший 4 звездочки, и просто капитан, носивший чистый погон с одним просветом. В то время как капитаны что Красной, что Советской (с 1946 года) армии имели 4-зведочный погон.
Царский майор носил две звезды на погоне с двумя просветами (как советский подполковник), такой же подполковник – три звезды (как в СССР – полковник), полковник же имел тоже чистый погон с двумя просветами.
Так что различия в погонах между царской и Красной Армией были, и довольно значительными…

***

С другой стороны, конечно, вся эта вышеописанная разница была не столь уж важным моментом – ни в плане главных причин введения погон в РККА, ни в плане того, что это не было сделано раньше. 
Ведь дело заключалось не в конкретном виде погон, количестве просветов и звездочек на них, а в том, кто именно их носил! И главное – как эти «носители» относились и к солдатам, и к трудящимся страны в целом.
Дореволюционный офицерский корпус в этом отношении представлял собой главную опору эксплуататорской элиты Российской империи. Был «мозгом» армии, используемой (особенно в начале XX века) не столько для защиты от внешних врагов, сколько в качестве репрессивного аппарата подавления народных волнений. 
Численность полиции и жандармского корпуса была относительно невелика, а для подавления и восстаний Первой русской революции 1905-07 годов или в ходе, например, «Ленских событий» с расстрелом мирной рабочей демонстрации привлекались именно обычные воинские соединения.
Да и сам рядовой состав тогдашней армии, даже терминологически унижаемый официальным именованием «нижние чины», рассматривался офицерством без малейшего уважения. И хотя порка шпицрутенами (до 12 тысяч за раз – что мало отличалось от смертной казни) в XIX веке была наконец отменена, но зуботычины «служивым» при малейшем поводе со стороны «их благородий» были самым обычным делом. А на флоте особо лютовавших офицеров не без иронии даже называли в матросской среде «дантистами», намекая на их нездоровый интерес к «исследованию» кулаками зубов подчиненных.
Посему упреки в адрес пришедших к власти большевиков из-за того, что «они отменили в конце 1917 года ношение погон» довольно бессмысленны. Совнарком всего лишь зафиксировал в почти разложившейся еще при Керенском армии положение, не в последнюю очередь как раз и возникшее из-за вполне заслуженной ненависти тех самых «нижних чинов» к «господам офицерам», мнивших себя «белой костью» и воспринимавшихся солдатами в качестве не сколько «отцов-командиров», сколько жестоких угнетателей, которым революция, наконец, дала повод достойно отомстить.
Тем не менее, когда из-за вспыхнувшей в стране Гражданской войны Советской власти пришлось срочно и почти «с нуля» создавать Красную Армию, добрых две трети прежнего офицерского корпуса перешли туда на службу. 
И ничего – начали сносно служить, командовать красноармейцами, которые также начали им подчиняться отнюдь не в духе времен «керенщины», когда для начала наступления требовалась санкция Солдатского комитета, а то и общего собрания всей части! Потому что армия стала другой – и по составу, и, главное, по конечным целям – освобождению трудового народа от гнета эксплуататоров, интересы которых выражали и белогвардейцы, и интервенты.
Но все же погоны тогда бывшим царским офицерам, ставшим красными командирами, пришлось снять. Больно уж свежа была память у солдатской массы о «всем хорошем», что ей пришлось стерпеть от дореволюционного офицерства, да и воевать на фронтах Гражданской приходилось как раз с «золотопогонниками».

***

Тем не менее всерьез относиться к тезису ряда либеральных комментаторов о том, что «введение погон в РККА было вызвано серьезным кризисом в руководстве войсками, граничащим с анархией» просто смешно. Ну о какой «анархии» вообще можно говорить, даже в тяжелые первые месяцы войны?
Да, Красная Армия постепенно отступала на восток страны, периодически терпя поражения и теряя множество бойцов убитыми и пленными, но ведь все равно смогла остановить врага, и уже с декабря 1941 года перейти в контрнаступление под Москвой! И если бы не обидные ошибки не самых лучших наших полководцев весной 42-го (в Крыму, под Харьковом, под Ленинградом), коренной перелом в Великой Отечественной мог бы наступить гораздо раньше 1943 года…
Особенно смешно читать о «параличе управления» в начале войны на фоне «грандиозных успехов» в те же годы наших будущих западных союзников. Катастрофический разгром польской армии за три недели, французской – за полтора месяца, капитуляция армий Дании, Бельгии, Норвегии за считанные дни (а то и часы), быстрая потеря американцами и англичанами в войне с Японией Филиппин, Сингапура, всей Юго-Восточной Азии…
Советские бойцы на этом фоне, по крайней мере, сражались до последней капли крови. И даже если попадали в плен, то после исчерпания всех ресурсов для сопротивления. 
А не как тот же британский гарнизон Сингапура, вооруженный до зубов и поднявший лапки вверх спустя несколько часов посла захвата японской армией водонасосной станции, снабжавшей город водой, и даже не попытавшийся ее отбить. 
Хотя принимавший британских парламентеров японский командующий едва скрывал за нарочитой грубостью свой страх. Ведь снарядов и патронов у его бойцов почти не осталось, и потомок самураев уже морально был готов сделать себе харакири, если бы британцы заартачились сдаваться… 

***

Так что на самом деле основной причиной возвращения в Красную Армию погон было желание взять из прошлого опыта страны все действительно ценное. Иронизирующие над коммунистическим «весь мир насилья мы разрушим» и абсолютизирующие этот тезис до якобы «разрушения большевиками всего и вся, что только было до революции» отчего-то забывают о, например, речи Ленина на III съезде Комсомола. https://ru.wikisource.org/wiki/Задачи_союзов_молодёжи_(Ленин)
Там вождь революции, произнесший свое знаменитое «учиться, учиться и еще раз учиться», заодно уточнил и насчет важности учиться (и внедрять) все действительно ценное, что имеется в предшествующем опыте мировой культуры. 
«Перед вами задача строительства – и вы ее можете решить, только овладев всем современным знанием...», «Пролетарская культура не является выскочившей неизвестно откуда, не является выдумкой людей...» , «...Ошибочно думать так, что достаточно усвоить коммунистические лозунги, выводы коммунистической науки, не усвоив себе той суммы знаний, последствием которых является сам коммунизм», «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество», – вот только некоторые наиболее важные тезисы ленинской речи перед комсомольцами.
Естественно, такой обоснованный подход применялся в СССР и в военной сфере. Ведь в самих погонах, как уже говорилось выше, ничего плохого нет. Сам этот элемент формы военных появился при Петре I в качестве «держателя лямки» тяжелой гренадерской сумки с гранатами, и то только у рядовых бойцов-«гранатометчиков». А атрибутом старших офицеров и генералов окончательно стал лишь во второй половине XIX века. https://histrf.ru/read/articles/bolshie-chiem-znak-kak-i-pochiemu-v-rossii-viernulis-poghony
С учетом еще не остывших «теплых» чувств в Стране Советов к офицерам-белогвардейцам, до поры – до времени введение погон откладывалось. Зато в армейскую практику постепенно вводились многие другие, отлично зарекомендовавшие себя в дореволюционной практике, элементы. 
Так, в 1935 году в РККА были введены воинские звания – до этого ранг командира определялся лишь его должностью (например, комвзвода, комполка, комбриг, комдив). Но понятно, что немного нелогично называть тем же комбригом работника, например, Генштаба или завкафедрой военного ВУЗа, к командованию реальными армейскими бригадами не имеющими никакого отношения.
Или взять, например, слово «офицер», в довоенное время также чаще всего ассоциировавшееся в массовом сознании с царскими и белогвардейскими офицерами. Хотя, опять же, в этом термине, буквально означающем «официальное лицо», ничего криминального нет. Недаром в американской полиции все сплошь «офицеры», а действительно начальствующие звания начинаются от сержанта и выше. 
И время от времени упоминание о «красных офицерах» появлялось даже в документах Реввоенсовета. А в Приказе народного комиссара обороны СССР 1 мая 1942 года № 130 https://www.marxists.org/russkij/stalin/t15/t15_22.htm, среди прочего, говорилось:
«Все это говорит о том, что Красная Армия стала организованнее и сильнее, ее офицерские кадры закалились в боях, а ее генералы стали опытнее и прозорливее».
Тем не менее, вопреки расхожему утверждению, ни в Указе о введении погон в РККА, ни в Приказе наркома обороны на этот счет ничего не говорится. Это делалось постепенно и приобрело почти повсеместное распространение где-то с лета 1943 года.

***

Стоит отметить, что начавшаяся Великая Отечественная война потребовала от руководства страны дополнительных мер по патриотическому сплочению соотечественников. Не только тех, кто воевал на фронте или ковал будущую победу в тылу – даже и там отнюдь не все были коммунистами и комсомольцами.
Хватало и тех, кого уместнее всего назвать ленинским термином «попутчики» – относительно лояльно относящихся к новой власти, но, что называется, без особого задора. А были еще и те, кто остался на оккупированных территориях, где вовсю свирепствовала пропаганда гитлеровских оккупантов и их пособников-предателей, и миллионы эмигрантов, покинувших страну после поражения Белой армии.
Конечно, в Москве особо и не рассчитывали, что значительная доля белой эмиграции начнет подавать заявления о принятии в Красную Армию для общей борьбы с гитлеровцами (хотя и такие случаи в то время были не столь уж и редки). Но и просто сохранить дружественный нейтралитет к своей бывшей Родине, а не идти в услужение к фашистам, среди этой категории бывших соотечественников было очень важной задачей.
А потому перед лицом нового страшного врага часть прошлых разногласий эпохи Гражданской войны уже потеряли свою актуальность. Зато обретали актуальность патриотические идеи, прямо не связанные с коммунистическим учением, но имевшие огромное влияние на сознание граждан СССР.
Уже одно именование войны «Отечественной» было отсылом к Отечественной войне 1812 года, летом же 42-го в стране были учреждены полководческие ордена имени прославленных военачальников прошлого – Суворова, Кутузова, Александра Невского. И введение погон оказалось в том же ряду…

5
1
Средняя оценка: 2.8
Проголосовало: 40