Человек с железным посохом

К 70-й годовщине со дня кончины Иосифа Сталина

 

В 1903 году молодой, ещё только начинающий свою стезю служения русской литературе, поэт Александр Блок написал поразительное стихотворение, которое нельзя не назвать пророческим:

– Всё ли спокойно в народе?
– Нет. Император убит.
Кто-то о новой свободе
На площадях говорит.

– Все ли готовы подняться?
– Нет. Каменеют и ждут.
Кто-то велел дожидаться.
Бродят и песни поют.

– Кто же поставлен у власти?
– Власти не хочет народ.
Дремлют гражданские страсти – 
Слышно, что кто-то идёт.

– Кто ж он, народный смиритель?
– Тёмен, и зол, и свиреп:
Инок у входа в обитель
Видел его – и ослеп.

Он к неизведанным безднам
Гонит людей, как стада…
Посохом гонит железным…
– Боже! Бежим от Суда!

Здесь поэтом с очевидностью кратко представлена картина будущей революции в России, причём, словно по пунктам всё разложено: разговоры о свободе, выливающиеся в противостояние на площадях («Кто-то о новой свободе на площадях говорит»), отрицание всякой власти, убийство императора, дух анархии («Власти не хочет народ»), что распространяется в народе, а после – предчувствие пришествия некоего человека с посохом железным, которым он будет гнать «стада» к какому-то неизведанному будущему. То есть поэт приходит к однозначному выводу: итогом всякой революции, всякой смуты и анархии будет установление диктатуры в стране, а диктатуру эту будет осуществлять некий «народный смиритель» (который «тёмен, и зол, и свиреп»!), что будет иметь силу и право «гнать людей, как стада». Такова диалектика революции. И эта диалектика с ужасающей точностью осуществилась с появлением в русской истории фигуры Иосифа Джугашвили. Мнения об этом человеке настолько безнадёжно противоречивы, настолько диаметрально противоположны, что в воспоминаниях его современников, что в трудах нынешних учёных, что я не буду здесь пытаться найти хоть малейший консенсус и вывести некое окончательное решение: величайший ли это злодей в истории человечества, или величайший гений, спаситель Отечества и благодетель всех людей. И то и другое мнение можно подкрепить фактами и свидетельствами, реальными историями и легендами – и всем этим оперируют как самые записные хулители, так и самые восторженные почитатели сей исторической фигуры. У каждого из них есть масса доказательств правоты именно их точки зрения. И потому мы до сих пор не пришли, да, видимо, и не придём никогда к окончательной правде – кто был этот человек: жестокий параноик или величайший ум? В этом смысле Иосиф Сталин (такой псевдоним он сам выбрал себе – и не случайно, о чём мы ещё поговорим) представляет собой фигуру исключительную в мировой истории человечества. Если к иным деятелям мировой истории можно достаточно точно поставить знак плюс или минус, оценивая количество зла или добра, принесённого этими деятелями обществу и миру, то к Сталину такие оценки не подходят, ибо он творил как величайшее зло, выражаемое в массовых казнях ни в чём не повинных людей, так сотворил и величайшее благо – сокрушив настоящую империю зла – мировой фашизм, который рвался к власти во всём мире и наверняка привёл бы к гибели всё человечество. И тут именно на коммунистического диктатора Сталина была возложена судьбой задача сокрушения этого мирового зла.
Конечно, найдутся знатоки истории, которые сразу заявят, что он совершил множество ошибок, готовя страну к войне, поверил Гитлеру и до последнего момента не приводил войска в боевую готовность, что и в дальнейших военных операциях он совершал ошибки и т. д. и т. п., но итог, итог всего известен всем – именно под его руководством как Верховного главнокомандующего война была закончена величайшей победой в истории человечества и в истории России, какой мы и до сих пор гордимся как величайшим историческим триумфом нашей Родины. Этого отрицать никто не может, даже самые яростные критики Сталина. Они пытаются его судить задним числом, вспоминая все его преступления против людей России, а преступления эти были – от них никуда не уйдёшь, но до конца своих дней Сталин тем не менее оставался победителем, в отличие от его противников, которые всё проиграли, а «победителей не судят» – как написала императрица Екатерина Великая поперёк требования неких законников, что хотели судить величайшего нашего полководца Суворова после одной из его побед за слишком большие жертвы, допущенные им в войсках при осуществлении этой победы. И вот именно поэтому сколько бы не обличали Сталина в многочисленных жестокостях его правления, а магнетизм его личности, оценка заслуг его в народе всё увеличивается, и всякий раз, как над нашей Родиной сгущаются тучи, в народе слышится вопль: «Сталин нужен, нужен Сталин!» – и разве это случайно? Сам Иосиф Сталин прекрасно понимал значимость своей личности и не зря говорил: «После моей смерти на мою могилу навалят много мусора... но ветер истории сметёт его». Проходят годы, десятилетия, мы, кажется, всё знаем о жестокостях его режима, а слова Сталина подтверждаются – эта личность всё также владеет умами общества и его популярность даже возрастает, и это непреложный факт! Вот исходя из этого факта и надо оценивать сего человека, человека с «железным посохом» и с соответствующим именем.

Избирая себе псевдоним, Иосиф Джугашвили, выходец из маленького грузинского городка Гори, в то время российского владения в Закавказье, всё продумал и взвесил. Ведь он закончил семинарию в Тифлисе (именно закончил, успешно учился и прослушал весь курс и лишь на выпускные экзамены отказался являться, потому и не получил диплома священнослужителя – но он и не хотел уже быть таковым) и прекрасно разбирался в тонкостях языка – семинария давала основательное гуманитарное образование. Так он точно знал, что его природная фамилия Джугашвили только по окончанию «швили» является грузинской, а происходит на деле от осетинского слова «джуга», что имеет иранские корни и означает на староперсидском языке «перекалённое железо» – то же самое, что по-русски «дожога», или «пережога». Так называли излишне перекалённую железную заготовку, которая уже была не годна для дальнейшей обработки, так как она не гнулась, и её можно было только с трудом сломать. Такая «джуга» теряла всякую гибкость, всегда оставалась твёрдой. Вот отсюда и «Сталин» – человек из негнущегося железа. Таким образом, Сталин – это даже не псевдоним, а перевод на русский язык его природной фамилии. Правда, в юности молодой Иосиф любил подписываться другим именем – Сосело! Именно этот псевдоним он избрал себе как начинающий поэт. Учась в Тифлисе в семинарии, он часто захаживал в редакцию местной грузинской газеты «Иверия», где в 1895 году опубликовал шесть своих стихотворений, которые сразу привлекли внимание образованного грузинского общества. На русский язык они были переведены уже гораздо позднее, а сам Сталин не любил вспоминать о своих поэтических опытах и запрещал публиковать свои стихи на русском языке. Понятно почему: там были чувственные излияния юной души, например... к любовным страстям цветов...

Озябший розовый бутон
К фиалке голубой приник.
И тотчас ветром пробуждён
Очнулся ландыш – и поник.

И жаворонок в синь летел,
Звенел, взмывая к облакам.
А соловей рассветный пел
О неземной любви цветам.

(Перевод Л. Котюкова)

Согласитесь, эти строки как-то не подходили к образу «человека из стали». Но появилось у него уже тогда и иные строки, было даже одно провидческое стихотворение, где он точно предсказал свою участь...

Шёл он от дома к дому,
В двери чужие стучал.
Под старый дубовый пандури
Нехитрый напев звучал.

В напеве его и в песне,
Как солнечный луч, чиста,
Жила великая правда –
Божественная мечта.

Сердца, превращённые в камень,
Будил одинокий напев.
Дремавший в потёмках пламень
Взметался выше дерев.

Но люди, забывшие Бога,
Хранящие в сердце тьму,
Вместо вина отраву
Налили в чашу ему.

Сказали ему: «Будь проклят!
Чашу испей до дна!..
И песня твоя чужда нам,
И правда твоя не нужна!»

(Перевод Л. Котюкова)

Это очень сильные стихи. Не хуже чем Блок, предрекший в 1903 году революцию, поэт Сосело в 1895 году предрёк свою смерть от отравы, поданной ему на вечеринке на его даче в начале марта 1953 года, когда после с ним случился роковой инсульт, и в течение суток к нему не приходила помощь... Я сторонник этой версии смерти великого диктатора – об этом разными исследователями написаны уже целые объёмистые труды. Но заметьте – певца, который «будил сердца людей», влекла «Божественная мечта» – а исполнил её в отношении людей этот человек, получивший духовное образование?.. Часто «человек из железа» уничтожал безжалостно тех, к кому шёл, чтобы принести им благо. Так случилось с русским крестьянством в «год великого перелома» – 1929-м, так случилось со многими представителями русской интеллигенции, писателями и поэтам в годы особенно сильных, практически повальных «чисток» 1937-38 гг. До сих пор нет вразумительных объяснений тех жестокостей, которые по инициативе Сталина, подмявшего уже под себя всю оппозицию внутри коммунистической партии, обрушились на русское крестьянство, когда под видом коллективизации и раскулачивания шло настоящее «раскрестьянивание» русского народа, который веками был народом-хлеборобом. Обычно объясняют это тем, что в 1927 году случился кризис хлебных заготовок, когда крестьяне стали меньше вывозить на продажу хлеба государству. Но ведь и коммунистическое государство к тому времени само всё время повышало и повышало продналог, налагаемый на крестьян, не давая им в равных объёмах промышленные изделия. Деньги обесценивались, крестьяне стали прятать хлеб, как во время гражданской войны. Тогда применялись продотряды, отнимавшие хлеб у крестьян силой, теперь сталинское руководство решило пойти на кардинальные меры – обобществить крестьянские наделы, создать колхозы и в принудительном порядке заставить эти колхозы давать и давать государству зерно, которое после продавалось за границу, а на полученную валюту закупались в развитых странах целые заводы и фабрики, нанимались специалисты, способные смонтировать эти заводы на советской земле, в общем шёл процесс ускоренной индустриализации страны. Правильно ли Сталиным был взят курс на индустриализацию СССР? – ответ может быть только один – это был единственно возможный путь выживания России перед всё усиливающейся и усиливающейся агрессивностью Запада. Но вот осуществлялся этот курс террористическими методами, путём поголовного раскрестьянивания, отъёма имущества у более или менее зажиточных крестьян – как кулаков, так и середняков, – насильственной высылки наиболее хозяйственных крестьянских семейств в Сибирь, на необжитые земли, где многие (а их были миллионы т. н. «спецпереселенцев»!) умерли голодной смертью... А оставшиеся «пролетарии села», как правило, работать не умели и не хотели, в стране разразился лютый голод, причём, именно в сельскохозяйственных чернозёмных районах, что вообще было странно и объясняется именно совершенно непродуманной, поистине людоедской политикой тогдашнего коммунистического руководства. Конечно, сам Сталин был умный человек, он видел перекосы в этом деле, написал знаменитую статью «Головокружение от успехов», где порицал излишне быстрые темпы насильственной коллективизации, что осуществляли местные парторганы и органы НКВД, которые торопились отчитаться о выполнении задания. Сталин пытался корректировать эти процессы, унять слишком ревностных слуг режима, но он сам оказался заложником своей политики. Раз начав эту "реконструкцию", как тогда говорили, страны, он не мог уже остановить этот процесс. Он должен был идти до конца. И через человеческие жизни, через сломанные судьбы миллионов простых русских людей процесс индустриализации шёл и набирал темпы. Помню рассказы свой бабушки Антонины Дмитриевны Нистратовой, как она, молодой девушкой, в разгар голодомора из ободранной до гола нищей рязанской деревни завербовавшись на «стройку социализма», на строительство Рыбинской ГЭС, ехала с целой группой своих сельчан. И это было ещё спасение! Ведь в деревне жители питались только тем, что ходили к местному спиртзаводу и собирали зерновой жмых от производства спирта – на производство водки хлеба не жалели! Неудивительно, что от такого питания деревня вымирала, а по дорогам в города валялись трупы, похожие на скелеты... Такова была цена, заплаченная русским народом за индустриализацию своей страны. Можно ли было руководству СССР поступить иначе?.. – у истории нет сослагательного наклонения. Потом стало легче, заработали колхозы, появился хлеб, перед Великой Отечественной войной заработала и сталинская промышленность, жить стало легче, страна крепла – и в этом была заслуга Сталина. Но память о жестокостях, несправедливостях режима по отношению к простым людям – она ведь осталась. Моя бабушка хорошо работала, получила специальность электромонтажника, во время войны работала в ЦАГИ, в авиационном центре в это время ремонтировались танки, пришедшие подбитыми с передовой, потом вернулось авиационное производство. Бабушка была героем труда, её награждали медалями, в том числе и за «Оборону Москвы», и за «Победу над Германией» с профилем самого... – это военные награды, а вручались на трудовом фронте – таков был труд! У ней была пачка грамот с золотым тиснёным изображением «отца всех народов», так вот, когда я, помню, в детстве нашёл эти грамоты, давно заброшенные, запылённые, в её шкафу – так бабушка взяла и... разорвала их в клочки, и выбросила на помойку!.. Это только кажется, что жестокость и несправедливость по отношению к простым людям можно закрыть наградами, поздним почётом и восхвалением заслуг... Нет, ничего не забывается, всё помнится в народе, и потому и к Сталину в простом русском народе всегда было отношение двоякое – с одной стороны, как к великому и мощному вождю, волевой фигуре, который смог провести страну сквозь невероятные испытания сурового времени, а с другой стороны, ему припомнили всё: голод начала 30-х годов, жестокую коллективизацию, политические репрессии 1937–38, знаменитую «ежовщину», в которой особенно пострадала наша интеллигенция, потом проигрыш начала Великой войны, неготовность Красной Армии к нападению в июне 1941 года – всё, всё припомнили Сталину... и однако...

Когда Сталин провозгласил свой знаменитый тост за русский народ, сказав, что только такой народ мог стойко перенести все лишения, не прогнать руководство страны, а сплотиться вокруг него в годину великих испытаний и победить – это было понято людьми, тут Сталин нашёл дорожку к сердцу простого русского человека, тут и начала рождаться легенда о Сталине – как о истинном большом Хозяине страны, который неподсуден суду истории, который поднялся выше этого обычного нашего мирского суда, стал своего рода богом, на которого одного только и есть надежда. Справедлив ли такой взгляд на Сталина? Нет, конечно, но вот рассказывают такой случай: один раз Сталин отчитывал своего уж слишком расшалившегося сыночка Василия, а когда тот возразил, что он ведь всё-таки сын Сталина, намекая, что ему многое позволено, то Иосиф Виссарионович закричал в гневе: «Какого Сталина?! Ты думаешь, болван, что я – Сталин? Нет, вот Сталин!» И схватив со стола журнал «Огонёк», где на передней обложке во всю ширину был изображён некий импозантный господин в форме генералиссимуса, в сверкающем позолотой мундире со звёздами, орденами и золотыми погонами, с самодовольно улыбающимся моложавым чистым и свежим лицом, красавцем и героем – и стал тыкать этот портрет в лицо своему сыночку. «Вот Сталин, а не я!» И Василий вдруг увидел своего отца – старого больного человека, с изуродованным оспинами лицом, с огромными отёками под глазами, плохо владеющего одной рукой, изнурённого многочисленными болезнями... запутавшегося в интригах при своём дворе, когда партийные функционеры всех рангов явно – бодро рапортовали ему об огромный успехах и сплочённости всего народа вокруг фигуры великого вождя и их личной преданности Ему, а тайно нашёптывали друг на друга доносы и обвинения в измене и неправых деяниях. И следовали вспышки ярости державного старика – и летели головы бывших любимцев – и лишь самые подлые и изворотливые – Берии и Хрущёвы – всегда оставались на плаву, чтобы перегрызть друг другу глотку после ухода «вождя и учителя»... Так удивительно ли, что такая система привела к власти в конце концов «ласкового Мишу» и пьяницу Бориса с их прихлебателями, которые начали распродавать всё сталинское наследие и сколачивать свои криминальные капиталы. И народ застонал: «Сталин нужен, нужен Сталин!»
А Сталин 70 лет назад 5 марта 1953 года лежал уже мёртвый на своём диване на Кунцевской даче, и как писала его дочь Светлана: «Душа отлетела. Тело успокоилось, лицо побледнело и приняло свой знакомый облик; через несколько мгновений оно стало невозмутимым, спокойным и красивым. Все стояли, окаменев, в молчании, несколько минут, не знаю сколько, кажется, что долго».

 

Художник: А. Герасимов.

5
1
Средняя оценка: 2.98469
Проголосовало: 196