Слабоумие и отвага – за счёт России?

Человеку вообще, а русскому – в особенности, свойственно верить в чудо. Это, в принципе, неплохое и безобидное качество, оно помогает жить, придаёт оптимизма, даёт опору в ситуациях, в которых объективно надеяться на хорошее нет никаких оснований. Но в новейшие времена вера в чудо неоднократно играла злую шутку с нашим народом. Начиная с «перестройки», когда люди поверили болтунам и демагогам, обещавшим неслыханное процветание, и фактически позволили разрушить нашу великую родину – СССР, вплоть до последних десятилетий, когда время от времени многие простодушные соотечественники в тех или иных казусах начинают усматривать признаки грядущего улучшения – какого-то «левого поворота», скорого наказания всех виновных в воровстве и коррупции, улучшения жизни всех трудящихся и прочих хороших и нужных вещей. И хотя жизнь уже неоднократно возвращала нас к реальности (порой весьма жёстко), мы продолжаем верить в чудо. Как только уходит с должности тот или иной одиозный персонаж, сразу же начинаются разговоры о «победе здоровых сил», о «развороте в сторону патриотизма», и происходит всплеск общественного воодушевления. Впоследствии зачастую оказывается, что «уволенный» персонаж плавно перемещается на сопоставимые, а то и более высокие позиции, а тот, кто пришёл на его место, очень быстро начинает вызывать в людях чувство стыда и обманутых надежд. Нет необходимости здесь приводить примеры, их достаточно на памяти у каждого. 

На протяжении долгого времени культурная общественность была озадачена деятельностью директора Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина М.Д. Лошак. При официальной государственной политике, направленной на утверждение патриотизма и традиционных ценностей, руководство музея проводило «ползучее» внедрение вырожденческих стандартов современной космополитической западной «культуры» (разумеется, под видом пропаганды «современного искусства»). В то время как государство с нарастающей силой декларировало необходимость духовного и эстетического воспитания народа в духе лучших культурных традиций, прямо здесь же, под боком у Кремля, при мощном и стабильном госфинансировании происходила деятельность, мягко говоря, не соответствующая актуальным государственным установкам. Всё это имело столь деловитые и наглые формы, что патриотически настроенная культурная общественность была вынуждена принять как данность, что ничего не изменится, потому что это по каким-то «высшим» причинам невозможно. Дама сидела на руководящем посту столь крепко и убедительно, что было стойкое ощущение: всё, что происходит в стране, её не касается. 
Однако началась Специальная военная операция, которая запустила процессы оздоровления в нашем государстве, в том числе, как многим казалось, и в сфере культуры. И вот, буквально на втором году СВО поступило известие: М.Д. Лошак покидает свою должность «по собственному желанию» (кто бы сомневался), и на место директора Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина назначается Е.С. Лихачёва. Очень многие неравнодушные граждане испытали в связи с этим событием прилив оптимизма, не всегда даже сдержанного: случилось чудо, активного «либерала» убрали с должности, сменив его, вероятно, более культурным, патриотически мыслящим человеком (иначе зачем огород городить, думали простодушные ценители культуры). Однако вскоре после судьбоносного события в СМИ появилось интервью (расшифровка видеоинтервью для программы RTVI «Хроники нового мира» опубликована в интернете) со свеженазначенным директором Пушкинского музея, которое урезонило энтузиастов, отрезвило оптимистов, вернуло с небес на землю мечтателей. 

Сразу необходимо сделать важную оговорку. Мы живём в демократическом, свободном государстве, и каждый человек имеет право на своё мнение по тому или иному вопросу, на свои оценки того или другого исторического персонажа, на свои политические и художественные предпочтения. Но, в то же время, законопослушный налогоплательщик имеет право рассчитывать, что мнения, высказываемые высокопоставленными чиновниками, будут вменяемыми; что их культурный уровень будет хотя бы не ниже среднего; что их мотивация будет хотя бы в какой-то степени продиктована интересами государства (а не только личными материальными). И само собой, крайне желательно, чтобы чиновник мыслил национальными категориями. Иначе он просто не сможет удовлетворительно исполнять свой служебный долг. После внимательного ознакомления с интервью Е.С. Лихачёвой у читателей возникли серьёзные вопросы по этим позициям. 
Такие высказывания (разумеется, грубо вырванные из контекста), как «“Слабоумие и отвага” – наш девиз», можно было бы списать на не очень удачную шутку. Но проблема в том, что дальнейшие откровения заставляют посмотреть на эту «шутку» совершенно серьёзно. 
Интервью пространное, насыщенное описанием разных мелких и крупных событий, дающее выпуклую, очень выразительную характеристику Е.С. Лихачёвой и как руководителю, и как человеку. Например, повествуя об истории с домом архитектора Мельникова и какими-то наследственными противоречиями с дочерью выдающегося деятеля отечественной культуры, она говорит с пугающей прямотой: «Мы создали музей, предложили ей пойти по пути исполнения завещания. Она не пошла. И дальше я её выгнала». Чиновница совершенно не понимает, что она выглядит в глазах аудитории смешно и нелепо. 
Отвечая на вопрос корреспондента о своём отношении к Сталину, Е.С. Лихачёва, говоря по-молодёжному, «жжёт»: «… я приверженец очень простой позиции: он сдох – всё, проехали». 
Здесь необходимо снова сделать важную оговорку. Как было сказано выше, в демократическом государстве каждый гражданин обладает правом иметь своё мнение по любому вопросу, если это мнение не вступает в противоречие с законом. Но чиновник, который по идее обязан выражать «среднеарифметическую» позицию граждан, не должен оскорблять инакомыслящих соотечественников, не должен выставлять самого себя психически нездоровым циничным хамом. Не должен, поскольку этим он дискредитирует государство, доверившее ему ответственный пост. В данном случае сказанное может быть истолковано именно таким образом. 

Вообще, в своём интервью Е.С. Лихачёва часто не то чтобы проговаривается, а, точнее будет сказать, пробалтывается. Судя по всему, у чиновницы словесное недержание, отягощённое тяжёлым комплексом неполноценности (к слову, можно и понять, и посочувствовать). И в процессе пробалтывания она сообщает о себе много любопытного. 
«…Секрет моего интереса к пропутинской организации очень прост – там платили, взяли трудовую книжку и платили…». 
Вот вам и «патриотическая» мотивация. Заплатили бы больше в другой организации, другой политической ориентации – пошла бы туда… 
«Еще Петр I был тоже довольно такой персонаж сомнительный… ». 
Это оставим без комментариев. 
«И для нас Сталин всегда был таким, я бы сказала, маркером, что ли… <…> Он для нас предмет поп-культуры, как Микки-Маус. Это Микки-Маус». 
Обратим внимание на последнюю цитату. Чиновница не использовала какой-то символический образ из отечественного культурного обихода, для неё популярная культура (массовая культура, культура большинства) – это Микки-Маус. Рабское, на уровне подсознания, пресмыкательство перед США настолько глубоко проникло в сущность, что человек даже не понимает, что он говорит.
После подобных откровений, а также расшаркиваний перед М. Лошак, все уверения в любви к России выглядят, сами понимаете, не очень убедительно. 
Если для человека Сталин «сдох», а Пётр Великий – «сомнительный персонаж», то что для этого человека Россия?..  

Трудно избавиться от чувства «испанского стыда», даже просто копируя эти цитаты. Уровень домохозяйки, получающей представление о мире не в результате образования и глубокой внутренней работы, а в готовом виде из телевизора. И здесь опять следует сделать важную оговорку. Никто не имеет ничего против домохозяйки, это важный и по-своему ответственный социальный статус, требующий своеобразных талантов и немалой сноровки. Проблема состоит в том, что домохозяйка не должна руководить музеем. Она должна варить суп и вести хозяйство, а в промежутках между этими важными занятиями она имеет возможность (если ей придёт охота) приватно, исключительно в домашних условиях, позируя перед зеркалом, самоутверждаться, походя через губу оскорбляя выдающихся государственных деятелей, а также «выгонять» всех, кто ей не нравится. Потому что от мнения домохозяйки не зависит ничего за пределами её узкого семейного круга. Но когда человек с подобным уровнем мышления приходит к руководству крупнейшего государственного музея – это становится очередной проблемой с долгосрочными последствиями. 

С одной стороны, сразу за подобным интервью должно было бы последовать изящное и ненавязчивое признание непроработанности данного кадрового решения, со всеми вытекающими отсюда последствиями. С другой – реальность такова, что сегодня такие назначения не являются проявлениями случайности, а полностью соответствуют сложившейся системе. Почему так? Рассуждая в данном направлении, можно зайти слишком далеко. Поэтому остановимся и предложим всем желающим самим прочитать интервью с новым директором Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина Е.С. Лихачёвой. По этому, в известном смысле, «документу эпохи» мы можем судить о том, что ждёт Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина в ближайшем будущем. И очень важно понять: система универсальна, чудес не ждите.

5
1
Средняя оценка: 3.19333
Проголосовало: 150