Квинтэссенция русофобии: о шведской политике и поэзии

Министр обороны Швеции Пол Йонсон призвал Украину готовиться к войне на истощение. Он пообещал, что Стокгольм поднимет расходы на оборону до 2% ВВП и (цитата) «не оставит Украину на её долгом пути».

Итак, западными союзниками Украине уготован долгий и кровавый путь в никуда. По замыслу минобороны Швеции, похороны должны стать ежедневной рутиной украинского бытийственного пейзажа. С каждым годом очередное поколение украинцев, достигших необходимых для мобилизации 18 лет, должно коллективно укладываться в могилы в интересах шведского государства.

Швеция вполне предсказуемо поддержала киевский режим в войне против России. Неоднократно получая по зубам от России в прошлом (из шестнадцати войн против русских шведы пятнадцать раз уходили несолоно хлебавши, а первый крестовый поход шведов против Руси датируется 1142 годом), Швеция всегда выступает союзницей того государства, которое работает на ослабление России. Как только Вашингтон на роль такого государства назначил Украину, шведско-украинское партнёрство перешло в фазу роста.

Русофобия давно является частью шведской политической культуры. Отец шведской поэзии, «шведский Пушкин» Эсайас Тегнер (1782-1846) через всю жизнь пронёс ненависть к России. Обида за нанесённые Россией поражения шведским захватническим амбициям превратили Тегнера, пользовавшегося славой гуманиста, в законченного русофоба. В поэме «Аксель» о герое, сражающемся во славу шведской короны на Украине в войске Карла XII, Тегнер так изобразил Петра I: «Под зубом яд, и раздвоённым шипит и свищет языком».

А вот бой с русскими: «Вот пышут сёла, всюду стоны, плач детский, вопли матерей. Бегут испуганные жёны от русских ружей и мечей». Русские у Тегнера – всегда дикие варвары, зато шведы – благородные воины, способные с плохим оружием в руках обратить в позорное бегство сотни русских солдат.

«Давно далёкие походы всю обезлюдели страну. О горе! Собрал час невзгоды с детьми лишь старцев на войну». Но даже шведские дети и старики гонят отвратительных русских прочь: «Строй русских с горстью безоружной вступить не хочет в близкий спор… Внезапным ужасом объяты, бегут уж русские с холмов. Отсекли якорей канаты и вдаль плывут от берегов».

Раз сценарий русофобский, то русские обязаны совершить в конце что-то подлое. И Тегнер придумывает смерть от рук русских солдат Марии, возлюбленной Акселя. Мария – украинка, полюбившая доблестного шведа, и вступившая в шведское войско.

Громовые победы русского оружия над шведской армией, считавшейся непобедимой (в шведских войсках даже не было сигнала к отступлению, шведы считали, что всегда будут только наступать), неприятно удивили многих европейцев. Англичанин Байрон посвятил гнусному изменнику и развратнику гетману Мазепе целую поэму.

Тегнер плевал в Россию произведениями «Боевая песнь сконского ополчения, «Карл XII», «Швеция». Шведские художники изображали неудавшихся завоевателей России благородными отцами, рассказывающими в кругу семьи у очага детям о своих подвигах в далёкой славянской стране. Таковы картины Бенгдта Норденберга («Ветераны», «Старый каролин, рассказывающий о походах в Великой Северной войне»), Густафа Седерстрёма («Шведские солдаты перед битвой», «Возвращение домой тела Карла XII») и др.

Литературная критика признаёт: Тегнер никогда бы не сделался народным поэтом, если бы не писал о превосходстве шведского народа и шведского государства над русскими и Россией. 

Взойти на литературный Олимп с помощью ненависти – такое в Европе вполне возможно. Невозможно представить, чтобы в России русского поэта любили за то, что он проклинал какой-нибудь определённый народ. Стихотворения Тегнера в России переводились неоднократно. Россия стояла выше этнических предрассудков и мелких исторических обид – удела жалких неудачников.

С вступлением Швеции в НАТО в Стокгольме не исключают увеличения шведской военной помощи режиму Зеленского. Для Стокгольма, который мнит себя Акселем из поэмы Тегнера, Зеленский что-то вроде Марии. С одним исключением: если с Зеленским что-то случится, шведские политики рыдать за ним, как Аксель за Марией, не станут. Поэзия поэзией, а в политике действует холодный расчёт.

 

Художник: А. Кившенко.

5
1
Средняя оценка: 2.98837
Проголосовало: 86