Десятикратный кандидат в Герои

17 фашистских кораблей и подводную лодку потопил в первые годы Великой Отечественной войны подводник Петр Грищенко. Но его подвиг и сегодня не получил должной оценки...

Великую Отечественную войну Петр Денисович Грищенко встретил уже опытным моряком. Шел ему тридцать первый год, за плечами было военно-морское училище и академия, после окончания которой капитан 3 ранга был направлен на Балтику командиром подводного минного заградителя Л-3 «Фрунзевец». В первый же день войны лодка Грищенко несла дозор в море, а уже через четыре дня Петр Денисович получил приказание комбрига капитана 1 ранга Николая Египко выставить минные заграждения в районе Мемеля (Клайпеды). На установленных минах позже подорвался и затонул тральщик «Гюнтер». 
В районе Данцигской бухты Л-3 выставила минные заграждения, и на них впоследствии подорвались и затонули фашистские транспорты «Хенни», «Полукс» и «Эгерау». Согласитесь, тральщик и три транспорта – солидный вклад подводников «Фрунзевца» в первые месяцы войны в будущую победу. Однако основные события разыгрались в 1942 году.
В августе, выполняя боевую задачу, Л-3 заняла позицию в районе юго-западнее острова Борнхольм. Район очень важный для фашистов, так как здесь находились центр германского судостроения и система военно-морских баз Макленбургской, Любекской и Кильской бухт. И здесь у наших подводников неожиданно случилась беда: лопнула крышка цилиндра правого дизеля. Ее надо было менять, но это требовало ухода с позиции и часов шестнадцать рабочего времени.

Грищенко пошел на оправданный риск – положил минзаг на грунт. Когда температура крышки спала, подводники подручными средствами подняли трехсоткилограммовую махину. Работали очень тихо, чтобы не засекли «слухачи» фашистов. Когда работы уже подходили к концу, рядом с лодкой прогрохотала якорь-цепь. Гидроакустик старший матрос Жеведь доложил: «В бухту вошло полтора десятка вражеских миноносцев, сторожевиков и тральщиков». Работы продолжили, но крайне осторожно. Даже гирокомпас остановили, ботинки сняли с ног, чтобы не стучали по палубе. В страшном напряжении провели подводники полсуток, но себя не обнаружили и поставили две минные банки. На них позже подорвались четыре транспорта, шхуна и подводная лодка «U-446».
В этом же походе проверил Грищенко и силу торпедного оружия Л-3. 18 августа вахтенный командир обнаружил вражеский конвой: двенадцать транспортов шли в охранении миноносца, нескольких катеров и сторожевых кораблей. Грищенко принял решение атаковать самый большой транспорт и двумя торпедами его потопил. Фашисты два часа «фильтровали воду» в том квадрате, сбросили 38 глубинных бомб, но минзаг ушел.
За мужество и героизм командир и 15 членов экипажа были награждены орденом Ленина, еще 24 – орденом Красного Знамени. 15 – орденом Красной Звезды. «Ничего подобного, пишет ветеран-подводник капитан 1 ранга Геннадий Дрожжин, – в истории ни одной морской державы мира не существует: за один поход все без исключения члены экипажа корабля были награждены орденами (не медалями), среди которых почти треть высшей награды государства. Это достойно занесения в книгу рекордов Гиннеса».

– В 1976–1984 годах я служил командиром эскадры подводных лодок Балтийского флота, – рассказывал мне вице-адмирал в отставке Николай Хромов. – Петр Денисович неоднократно приезжал к нам в Лиепаю. Человек высокой интеллигентности и культуры, он был всегда подтянут и общителен. Но внешне выглядел несколько серьезным. Даже, можно сказать, сумрачным. Его выступления всегда отличались точностью изложения и любовью к сослуживцам. Особенно к экипажу Л-3. Нас удивляло, что многих он помнил по имени-отчеству, был точен в датах, цифрах, событиях... 
Профессионально и ярко рассказывает Петр Денисович в книгах «Схватка под водой» и «Соль службы» о самом драматичном, пятом, боевом походе подводной лодки в ноябре 1942 года.
Подводники без помех поставили мины в районе острова Уте. Кстати, на минах в этом районе подорвался и затонул фашистский транспорт «Гинденбург».
Потом подводная лодка поставила несколько минных банок в районе Мемеля – Либавы. Там впоследствии ушли на дно транспорты «Остланд», «Вольфрам», «Диршау». Здесь 13 ноября и был обнаружен идущий на юг конвой врага.
Условия для атаки были прекрасные, и Грищенко принял решение атаковать главную цель. Но вдруг опустился туман, видимость ухудшилась. Командир, однако, своего решения не изменил. На боевом курсе Л-3 неожиданно попала в самую середину конвоя. Шумы заглушили пеленг главной цели. Как атаковать? Всего на мгновение поднял Грищенко перископ, чтобы уточнить пеленг на цель. И на миг увидел надвигающийся борт вражеского корабля. И тут же таранный удар сорвал с подлодки оба перископа. Командир с разбитой головой упал на палубу рубки, а лодка резко ухнула вниз.
Лишь на глубине 42 метров удалось задержать падение. Ослепший «Фрунзевец» шел под водой пятьсот миль, пробивался через минное поле в Финском заливе и семьдесят три раза пересекал линии мин. Судьба благоволила к подводникам…
1 марта 1943 года, за несколько дней до перевода Петра Денисовича Грищенко в штаб флота, пришла весть: минзагу присвоено гвардейское звание.

В наградных реляциях фамилия командира, однако, умалчивалась. Казалось бы, что еще нужно: цифры – вот они, записанные как в наших документах, так и подтвержденные немецкими архивами. Но в нашей действительности факты – это еще не всегда упрямая вещь.
Видимо, припомнили Грищенко и арест за отказ после академии служить в Главном штабе ВМФ, и то, что запретил когда-то своему комиссару курить на мостике подводной лодки, чем вызвал его неадекватную реакцию. И еще многие мелочи, которые в сумме своей становились препоной к высшей оценке воинского труда подводника Балтики, вклад которого в Победу – 35.506 тонн. Или семнадцать транспортов и подводная лодка противника.
Многие годы ветераны войны и Балтийского флота пытались восстановить справедливость в отношении Александра Маринеско: наконец-то он стал посмертно Героем. Восторжествовала справедливость в отношении еще одного подводника Балтики – командира подводной лодки «Лембит» Алексея Матиясевича – посмертно присвоено ему звание Героя России. А документы Петра Грищенко, отправленные Военным советом Балтийского флота вместе с представлением на Матиясевича, в очередной раз затерялись где-то в московских коридорах власти. Бесследно исчезли и последующие представления. Профессор, действительный член Академии Военных наук ветеран-подводник контр-адмирал Г. Костев много лет назад писал, что Петр Денисович Грищенко «10 раз официально представлялся к званию Героя страны. А в ответ – молчание».
Петр Денисович Грищенко ушел из жизни в начале девяностых, ему уже сегодня ничего не нужно. И не для собственной корысти, а ради справедливости, для воспитания потомков хочу обратиться к Президенту России: кто более Грищенко достоин высшего в Отечестве звания?

5
1
Средняя оценка: 2.97959
Проголосовало: 98