Сергей Зайцев: сама жизнь и есть кино

Беседу с Сергеем Зайцевым ведёт журналист Людмила Обуховская.

Слова эти могли бы показаться излишне красивыми, отчасти даже лозунговыми, если бы не видела картин режиссёра, сценариста, продюсера, музыканта Сергея Зайцева, не слышала мнений о них и о нём самом его коллег. 

Сергей Леонидович – человек хорошо известный в литературных и театральных кругах и в широкой культурной среде. Личность притягательная, с широким кругозором, к тому же всегда готов к творческому общению. 

– Сергей, всё-таки жизнь начинается раньше, чем кино. Когда вы поняли, что именно оно – дело жизни?

– В ранней молодости так бы не сказал. Но уже давно жизнь и кинематограф слились воедино. Хотя и не сразу, сначала лет на десять в музыку занесло. Поучившись на духовом отделении, потом струнном училища имени Гнесиных, окончил эстрадно-джазовый факультет. После этого были курсы сценаристов при ВГИКе, где лекции нам читали выдающиеся мастера – Леонид Нехорошев, Одельша Агишев, Исай Кузнецов и многие другие. Кино для меня там началось, а спустя два с половиной года продолжил учиться кинематографу на режиссёрских курсах при РОСКОМКИНО, в мастерской игрового фильма Михаила Туманишвили и Владимира Акимова. Актёрское мастерство там вёл Игорь Иосифович Класс. Главным образом он учил нас, будущих режиссёров, не актёрствовать, а работать с актёрами, возился с нами, как воспитатель в детском саду. И для многих остался главным учителем.

– На кинофестивале «КрымДок» ваш фильм «Мой мастер Класс» получил два диплома – «За создание образа Мастера» и «За авторскую музыку». Принимая второй диплом, вы сказали, что он особенно дорог, потому что это оценка вашего композиторского дебюта. Не смогли подобрать музыку и взялись за новое дело?

– Новое только в кино. Как композитор и автор текстов я состою в Российском авторском обществе тридцать пять лет. Ещё в Гнесинке мы с однокурсником Алексеем Маркаряном начали писать песни и создали ансамбль. В разных составах он существовал долгое время. До сих пор в РАО приходят какие-то гонорары за наши песни, которые иногда где-то звучат. А с музыкой к фильму, что называется, не было бы счастья, да несчастье помогло. Долгое сидение дома в пандемию подвигло начать потихоньку писать. И в какой-то момент я понял: а ведь эта мелодия и есть лейтмотив нового фильма! Надо сказать, что учитель принял эту музыку всем сердцем, она ему очень нравилась. Кинематографических наград у меня хватает, но за музыку – первая. А первая – всегда очень дорогая.

– Какая это у вас по счёту картина?

– Да я их не считаю. Вообще серьёзно отношусь только к семи своим фильмам, и это седьмой.

– Почему так?

– Какие-то перерос, какие-то просто не получились. Не думаю, что есть режиссёр, который считает все свои картины удачными. А кроме того, у меня достаточно много продюсерских работ, около сорока.

– Вместе с «Мой мастер Класс» какие в «великолепной семёрке»?

– Дилогия об одном из лучших русских художников-авангардистов Андрее Поздееве из Красноярска – «Под знаком Поздеева» и «Чаша». Фильм «Порог сердца» о выдающемся исполнителе русских романсов Валерии Агафонове. Он умер в 43 года, так и не став артистом официальной советской эстрады. И, как это часто у нас водится, сразу после его ухода фирма «Мелодия» выпустила пять долгоиграющих дисков Агафонова. Ещё фильм «Репетиция», о руководителе Иркутского театра народной драмы – театра Русской Славы, как его называют, – режиссёре и замечательном авторе-исполнителе Михаиле Корневе. И две сугубо военные картины: «Погибли за Францию» и «Союзники. Верой и правдой!». Первая из них – о Русском экспедиционном корпусе, двух особых пехотных бригадах, которые во время Великой войны 1914–1918 годов сражались против немцев в Шампани. Это была практически неизвестная страница русской военной истории. Во всяком случае, основательно забытая. Надо сказать, что после нашей картины появилось ещё десятка полтора фильмов о русских солдатах и офицерах, спасавших Францию. Но мы были первыми. В картине «Союзники. Верой и правдой!» ветераны Второй мировой из разных стран вспоминают каждый свою войну. Сегодня почти никого из них уже нет на свете, ведь картине двенадцать лет. Но мы успели записать бесценные воспоминания. Я считаю фильмы «Погибли за Францию» и «Союзники» дилогией, потому что в обоих речь идёт о том, как выполнялись союзнические обязательства. Прежде всего – русскими. Обе картины были созданы в содружестве с продюсером Александром Смолко. Недавно мы с Александром Константиновичем закончили полуторачасовой фильм «Семья АЭРОФЛОТ», премьера которого прошла в дни празднования 100-летия Гражданской авиации. Но военная тема является для меня по-прежнему главной. 

Председатель Союза писателей России Николай Иванов вручает С. Зайцеву Национальную премию Имперская  культура

– Тема нынче популярная, снимается много, но как-то уж больно однотипно. В документальных картинах видим в основном кинохронику, под которую изложены сухие факты, а ведь всегда интереснее судьба человека.

– Вы правы, судьба человека! Вот, чем можно заинтересовать, увлечь зрителя. А если ещё потратить время на поиски хроники, которую мало кто видел, а не использовать кочующие из фильма в фильм кадры, то, вероятно, может получиться произведение. Кроме того, нужно чувствовать современный киноязык. Тот, на котором сегодня говорит неигровой кинематограф. Он меняется каждые 7–10 лет. Есть, конечно, исключения, как «Обыкновенный фашизм» Михаила Ромма. Но это редкость. Впрочем, правды ради скажу, что и его изображения и монтаж несколько устарели. Причина бессмертия картины Ромма – в высшей степени блестяще рассказанной истории. 
Многие путают телевизионную документалистику и неигровое кино, которое не сделаешь, не включившись в эмоциональный поток героя. Наша студия не работает на конвейер. Мы сознательно и принципиально создаём эксклюзивный материал. Смеёмся и плачем вместе с нашими героями. Проживание судеб – нелегкая и непрерывная работа души.

– Вы создали киностудию?

– Да, киностудию «Русский путь». Ей 18 лет. Выпустили уже более пятидесяти неигровых кинолент. Среди наших героев в основном представители русской эмиграции, ведь мы работаем в структуре Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына. Это крупные учёные и деятели культуры, вынужденно покинувшие Отечество после октябрьского переворота 1917 года. Они сохранили верность Родине и в условиях беженской жизни сумели создать великие произведения, обогатившие сокровищницу мировой цивилизации. Многие из этих имён незаслуженно забыты, известны только профессионалам.

– Например?

– Назову лишь нескольких: великий химик Владимир Ипатьев, руководитель лучшего русскоязычного зарубежного хора планеты – хора Донских казаков Сергей Жаров, лауреат Нобелевской премии по экономике Василий Леонтьев, изобретатель видеомагнитофона Александр Понятов... Фильмы об этих людях входят в цикл «Русские в мировой культуре», который уже много лет демонстрируется общероссийским телеканалом «Культура». Кроме того, вот уже шестнадцать лет вместе с Домом русского зарубежья мы проводим Международный кинофестиваль «Русское зарубежье», тема которого – богатейшее наследие русской эмиграции, завещанное России.

   

На фестивале «Русское зарубежье»

– А ведь начинали вы с игрового кино?

– Пытался... Очень люблю Грина, поэтому написал сценарий по мотивам его малоизвестного рассказа «Змея». Это было дорогостоящее историческое кино, работа над которым пришлась на середину 90-х, когда я только-только получил диплом режиссёра. Я даже продал свои «Жигули», чтобы закончить съёмки, но всё равно не хватило. Фильм так и остался незавершённым. В то время дебютанту раздобыть средства на игровую картину было практически нереально, и я попробовал силы в другом жанре. Первую же работу – «Лики Отечества» – о судьбе моряков российского императорского флота в изгнании показали по всем ведущим телеканалам страны. Успех всегда окрыляет.

– Вы уже не один год возглавляете жюри конкурса студенческих и дебютных картин на Международном кинофоруме «Золотой Витязь». Почему именно этот конкурс выбрали?

– Я возглавлял жюри и других конкурсов – полнометражных документальных картин, короткометражных. Но в последнее время дебюты мне более интересны. Иногда случаются удивительные открытия. К слову, у нас самая разноформатная номинация: полнометражные игровые фильмы, короткий метр, неигровые работы различного хронометража, анимация. И я не первый год прошу оргкомитет кинофорума отделить студенческие работы от дебютных. Потому что в рамках одного конкурса никак не могут соревноваться курсовая работа ВГИКовца и, допустим, дебют в игровом полнометражном кино заслуженного документалиста. Бывают, конечно, исключения, когда студенческая работа показывает потенциал, перекрывающий способности мастера, снявшего высокобюджетную игровую ленту. Но, Вы понимаете, что это бывает крайне редко.

– И кого же вы для себя открыли?

– Многих. Юру Сысоева, например. Мы дали его короткометражному фильму «Спринт» диплом за яркий и увлекательный рассказ о жизни современной молодёжи и высокое профессиональное мастерство. Он очень талантливый.

– На «Золотом Витязе» вам, наверное, первому вручили Гран-при за документальный фильм, там ведь принято высшей наградой отмечать игровые ленты?

– В основном игровые. Но моя картина была не первая, а третья. Сначала был фильм Сергея Роженцева «Миротворцы» о войне в Чечне, затем Гран-при получила дилогия Никиты Михалкова «Мама» и «Отец», а потом уже мой фильм «Союзники. Верой и правдой!».

– Что у вас в творческом портфеле?

– Наполовину готов фильм о Гражданской войне в России. Пытаюсь сделать картину о Николае Степановиче Гумилёве. Пока не могу сказать, что получается. Хотелось бы и в игровом кино поработать. Как руководитель киностудии помогаю другим режиссёрам. Алексею Бурыкину, фильм которого об архитекторе Николае Краснове «Противно должности своей и присяге не поступать» был представлен пару лет тому назад на «КрымДоке», я предложил снять фильм к 150- летию генерала Деникина. Я знал дочь Деникина – Марину Антоновну, записывал с ней интервью ещё в 2000 году, которое так и не использовал. Отдал его Алексею, хотя когда-то очень хотел сделать фильм сам. Но всего не успеть.

– В Крыму только по делу бываете или и на отдыхе?

– Отдыха как такового у меня нет. Всё сопряжено с работой. Бываю у вас на съёмках, на фестивалях. В Крыму ещё в украинские времена показывал фильм «Союзники. Верой и правдой!». Кстати, с этой картиной я был в Кишинёве, в Таллине, Вильнюсе, Риге... Так стараюсь поддерживать русских, где они в этом нуждаются. Поездки дарят друзей. В Симферополе познакомился с талантливым фотохудожником Сергеем Стрельниковым, мы вместе принимали участие в передаче на местном телевидении и подружились. А позже Сергей работал в жюри кинофестиваля «Русское зарубежье», он постоянный член Комитета по вручению Медали имени Михаила Чехова, которой Дом русского зарубежья ежегодно награждает отечественных и зарубежных деятелей культуры за выдающиеся достижения в области кинематографии и театрального искусства. В Крыму мы познакомились с поэтом Константином Фроловым, встречаемся и в Симферополе, и в Москве. Константин не раз выступал на нашем кинофестивале. Крымская земля мне подарила дружбу с Анатолием Григорьевичем Стрижаком, морским офицером, казаком, воспитавшим одиннадцать детей.

– Недавно была учреждена новая российская премия в области неигрового кино, к которой Вы имеете прямое отношение. Расскажите, пожалуйста, о ней.

– Абсолютно новой премию «Золотая Свеча» назвать нельзя, так как выросла она из приза зрительских симпатий киноклуба "Русский путь" "Бронзовая Свеча", который вручался в течение 17 лет. Этим призом были награждены выдающиеся российские документалисты, в числе которых Борис Лизнёв, Наталья Гугуева, Татьяна Скабард, Владимир Эйснер, Андрей Осипов и другие. Фактически, эта награда стала национальной, поэтому учреждение её в статусе премии было продиктовано временем.

    

С призом Золотая свеча

– Что вам диктует выбор героя: интерес, актуальность темы?

– Любовь. С «холодным носом» ничего делать нельзя.
Всегда иду не от темы, а от героя, к которому магнитом тянет.

– Что для вас русский путь?

– Путь любви и правды.

– У героев своих чему учитесь?

– Многому. У русских офицеров, оказавшихся после Гражданской войны в эмиграции, был девиз: «Духа не угашать!» Думаю, мы все к этому должны стремиться.

5
1
Средняя оценка: 3.04918
Проголосовало: 61