Презумпция исторической виновности?

История Отечества – не пирог для порционной нарезки и не повод для волюнтаристских упражнений.

Amicus Plato, sed magis amica est veritas! (Платон мне друг, но истина дороже!), – говорили древние, уже тогда знавшие цену точному знанию и проверенным фактам. 
При всём личном уважении к подписавшему нижеследующий текст коллеге, считаю необходимым внести ясность и расставить точки над «i». Но сначала его цитата: «Подобная история произошла 22 июня 1941 года с нашим Западным особым военным кругом. Тогда немцы на данном направлении собрали силы в 10 раз превосходящие наши. Благодаря чему достаточно легко прорвались в тыл. А заход в незащищённый тыл с лихвой окупает все затраты и усилия на прорыв фронта. Главная угроза такого действия – обрезание передовых частей от снабжения, что при совмещении с ударом в лоб опрокидывает передовую группировку и приводит к катастрофическим последствиям, вплоть до сдачи в плен. Тогда в 1941 за 3 летних месяца войны в плен сдалось 600 000 советских солдат. Чего никогда не было до этого и никогда не будет после в русской армии». 

Сразу подчеркнем: заявление о том, что «в 1941 за 3 летних месяца войны в плен сдалось 600 000 советских солдат» является исторически недостоверным и документально ничем не подтвержденным. 
Единственным источником этой цифири является гитлеровская военная пропаганда, которая всеми способами превозносила до небес победы нацистского вермахта, и уже только в силу этого не может считаться даже относительно объективной. 
В то же время, никаких документальных сведений по этому поводу из советских источников в природе не существует. И, в принципе, таковых быть не может. Потому что в условиях боев в окружении у главного командования Красной армии не было никаких возможностей для того, чтобы не только точно, но даже приблизительно установить, сколько военнослужащих погибло в бою, а сколько попало в плен.
Люди, которые не изучали профессионально историю боевых действий начального периода Великой Отечественной войны и, к тому же, с конца 80-х годов и по сей день находятся под гипнозом яростной антисоветской пропаганды, легко принимают на веру любую ересь от фальсификаторов, фактически повторяющих тексты нацистской прессы образца 1941 года. 

Причем, редко кому из внимающих таким заказным «историкам новой волны» приходит в голову задать себе самые элементарные, так сказать, проверочные вопросы. Например, о том, каким образом Генеральный штаб Красной армии мог получить от сражавшихся в полном окружении дивизий, корпусов и армий хотя бы какие-нибудь сведения о количестве сдавшихся в плен? Да еще при полном отсутствии какой-либо связи со штабами окруженных войск и с учетом того, что в большинстве случаев эти штабы вместе со всеми документами были уничтожены в ходе боевых действий. 
Да и о каких документальных данных может идти речь, если воинская часть, ведущая бой в окружении, не имея никакой связи с внешним миром, могла полностью погибнуть (или, допустим, сдаться в плен) без всякого доклада вышестоящему командованию. Тогда ведь не было мобильных телефонов, да и радиостанции были не в каждом полку. 
Разумеется, нам и в голову не приходит отрицать тот факт, что в ходе боев 1941 года многие красноармейцы попали во вражеский плен. Но мы категорически против огульных обобщений. Тем более не подтвержденных ничем и никак, кроме пропагандистских роликов «Die Deutsche Wochenschau». Тем более что ведомство Йозефа Геббельса, которое выпускало этот киножурнал, не гнушалось любой ложью и трюками для того, чтобы выдать желаемое за действительное и «победить русских» средствами пропаганды раньше, чем в реальной жизни. 
Именно такими мотивами можно объяснить излюбленную гитлеровскими пропагандистами тему «бесконечных колонн русских пленных», которых в реальной действительности могли специально сгонять в одно место для таких постановочных съемок. 
Хотя и в этом случае ведомство Геббельса в ряде случаев работало довольно топорно. Потому что на таких фото- и кинокадрах пленные бойцы Красной армии выглядят совсем не так, как должны были бы выглядеть военнослужащие, сдавшиеся без боя неприятелю. Грязное, изорванное обмундирование, изможденные лица, многие ранены – все это явно указывает на то, что эти солдаты не были взяты в плен «тепленькими». Но оказывали врагу упорное и достаточно долгое сопротивление. И могли попасть в плен не раньше, чем у них кончились боеприпасы и еда. А это, согласитесь, совсем не то же самое, что нарисованное вышеуказанным автором дружное поднятие рук вверх сотнями тысяч советских солдат.  

Впрочем, чего еще ожидать от немецкой военной пропаганды, если даже сам начальник генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал Франц Гальдер был абсолютно уверен, что победил Россию всего за две недели. О чем неопровержимо свидетельствует сделанная им в дневнике запись от 3 июля 1941 года: 

«В целом теперь уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена. Я считаю правильным высказывание одного пленного командира корпуса о том, что восточнее Западной Двины и Днепра мы можем встретить сопротивление лишь отдельных групп, которые, принимая во внимание их численность, не смогут серьезно помешать наступлению германских войск. Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней…»

Чем на самом деле закончилась для Германии эта «блестящая виктория», вероятно, не все еще забыли. 
Кстати, ровно те же самые нацистские пропагандистские приемы в стиле «Ложь должна быть чудовищной, чтобы в нее поверили!» активно используются в наши дни нынешней американо-киевской машиной психологической войны, которая неустанно оповещает о «сотнях и тысячах сбитых российских ракет, самолетов, танков и миллионах убитых “орков”». 
Считаем необходимым напомнить о том, что у нас нет никакого ни морального, ни юридического права марать память наших погибших солдат, объявляя их всех сдавшимися в плен. Например, родной брат моего отца, воентехник второго ранга, пропал без вести вместе со всей своей дивизией в районе Бреста в первые дни войны. Почему я должен априори считать этого человека и его боевых товарищей массово сдавшимися в плен слабаками, а не героями, павшими в боях за Родину? Только лишь потому, что кому-то очень хочется внушить нам гитлеровские бредни о Советском Союзе как «колоссе на глиняных ногах»? 

Убежден, что наша прямая обязанность, как честных людей, состоит в том, чтобы считать каждого бойца и командира, по которому нет прямых доказательств его нахождения в плену, павшим в боях за Родину. 
Что же касается явных попыток автора противопоставить Русскую (царскую) армию Советской армии (фраза «… в плен сдалось 600 000 советских солдат. Чего никогда не было до этого и никогда не будет после в русской армии») то, во-первых, это целиком надуманное и притянутое за уши противопоставление, поскольку обе эти армии в разные исторические эпохи были армиями одного и того же государства – России. 
И, во-вторых, не следует забывать, что Российская императорская армия с треском проиграла Крымскую и Русско-японскую войну и полностью развалились в ходе Первой мировой войны. 
В то время, как Красная армия одержала величайшую в мировой истории военную Победу, наголову разгромив гитлеровский Третий рейх. И спасла все Человечество от нацистского порабощения. Такова правда истории, опровергнуть которую не дано никому. 

5
1
Средняя оценка: 3.13131
Проголосовало: 99