Вера – дело живое: Лесковская летопись религиозной жизни России. Часть I

Часть I

Николай Семёнович Лесков (1831–1895) – писатель искренней и цельной религиозности – глубоко изучал религиозную жизнь России 1880-х–1890-х годов. Его занимали и поглощали вопросы веры. Христианство было центральной темой Лескова, и он исследовал огромное количество его проявлений. 
Ещё в начале творчества (рассказ «В тарантасе» – 1862) художник пересказал простонародное предание о том, отчего у людей нет единодушия в вере. Моисей («святой человек, которому Сам Бог из Своих рук дал заповеди») (1), увидев с высокой горы, насколько погрязло человечество в грехах, выронил скрижали: «рученьки-то у него и опустились, а плиты-то из них ёрзь, да и покатились: покатились и разбились <…> только кусочки одни стали» (2). Люди собрали эти кусочки, «а сложить никак не сложат <…> кто какой кусок держал, с тем и бежал. И бежали все в разные стороны» (3).
«Если бы вы захотели постичь душу России, вы должны были бы сначала понять её религиозную жизнь» (4), – справедливо отмечал исследователь лесковского творчества. Лесков был глубоко заинтересован широким разнообразием религиозной деятельности в Российской империи и за её пределами. Писатель числил себя среди людей, «следящих специально за религиозным движением» (5). Где бы ни жил Лесков, всюду он проявлял внимание к верующим: православным в России, протестантам, католикам – в Петербурге, Киеве и за границей, старообрядцам – в Риге и других местностях, штундистам – на Украине, членам других религиозных меньшинств. Ко всем проявлениям религиозной жизни писатель подходил с равной степенью внимания и заинтересованности. Для него не было ничего незначительного – всё взаимосвязано и отражает общее положение вещей. Лесков прилагал усилия к тому, чтобы христианский мир непредвзято смог бы взглянуть на любые религиозные течения, не испытывая непримиримой антипатии ни к одному из них. 

Официально писатель никогда не принадлежал ни к какому иному религиозному сообществу, кроме Русской Православной Церкви. С.Н. Дурылин полагал даже, что «Лесков едва ли не ближе всех подошёл к тайне русского Православия <…> Он творчески раскрыл многое в нём, создав художественную легенду Православия. Древние христиане, подвижники “Луга Духовного”, прологов и патериков, русские святые, архиереи, миссионеры, священники, нищие, странники, юродивые, православный народ – все вошли в эту легенду» (6).
В то же время писатель не мог не видеть тенденции, потенциально опасные для Православной Церкви. Еще до «оглушительных» «Мелочей архиерейской жизни» (1878) в отношении Лескова к официальной стороне Церкви имелись многочисленные критические моменты, начиная уже с первой повести «Засуха» (1862). Например, в хронике «Старые годы в селе Плодомасове» (1869) священник венчает насильственный брак, нарушает тайну исповеди. Этот тип шпиона – «священно-ябедника» встречается у Лескова и позднее: в повести «Смех и горе» (1870), обозрении «Дворянский бунт в Добрынском приходе» (1881), рассказе «Тупейный художник» (1883) и других произведениях. 
В обширной статье «Церковные интриганы» (1882) Лесков, опираясь на исторические документы, запечатлел тип митрополита-льстеца, попрошайки и вымогателя (7). В работе «Праздник невежд» (1882) писатель показал, что духовенство скорее поощряет суеверие и невежество, нежели противодействует им (8).

Однако было бы ошибочно считать эти и им подобные характеры и ситуации доказательством разочарования Лескова в Церкви. Так, православный священник Иоанн Степанович Беллюстин (1820–1890), с которым был знаком и дружен писатель (9), критически относился к церковной системе (10), что не мешало ему до последних дней оставаться православным. 
Лесков критиковал не идею Церкви, не её идеал, а её практику, отстоящую от идеала. Писатель, не испытывая враждебности к Церкви, призывал её к «самоочищению». 
Свое «диалектическое» и «диалогическое» отношение сам Лесков в письме к издателю ежедневной газеты «Новое время» А.С. Суворину выразил так: «Я стал думать ответственно, когда написал “Смех и горе”, и с тех пор остался в этом настроении – критическом и, по силам моим, незлобивом и снисходительном» (XI, 401–402) – (выделено мной. А. Н.-C.). 

Поездка Лескова за границу в 1875 году явилась символической «границей» писательского пути, во многом определяющей дальнейшее направление его творческой и этико-философской эволюции, интеллектуального и религиозного лесковского поиска. 
Второе путешествие в Западную Европу было вызвано мощнейшим творческим кризисом «истомленного духом» писателя. Не «возрождали» и пасхальные дни: «Воистину Христос воскресе, уважаемый Иван Сергеевич! (X, 395), – начинал своё послание И.С. Аксакову Лесков, – <…> дошло до того, что я совсем опешил, утратил дух, смелость, веру в свои силы и всякую энергию. Душевное состояние моё самое мучительное (о другом я не говорю): печатать мне негде, на горизонте литературном я не вижу ничего, кроме партийной, или, лучше сказать, направленской лжи, которую я понял и служить ей не могу. Вот и всё! Что же впереди?.. Неужто уже конец?!» (X, 397). 
Автор «Соборян», «Запечатленного Ангела», «Очарованного странника», по собственному признанию, «пал духом и получил страшное недоверие к себе» (X, 396). Творческую драму усугубляла фигура издателя и редактора журнала «Русский вестник» М.Н. Каткова, чьё «видение» (X, 396) преследовало неотступно, мешало взлёту творческих сил. О работе с Катковым Лесков писал: «я оробеваю и путаюсь при всяком знаке недоверия и усиленных наблюдений за каждым моим словом. Это точно ошибает мне крылья, и я уже только дрыгаю, сам не зная зачем и как» (X, 396). 
Дух писателя «жаждет и алчет» (XI, 418) восстановления. Лескова поддерживает его всегдашняя внутренняя установка на веру, помогающая прийти к новым духовным и творческим достижениям. Глубокие переживания Лескова отражает его просьба в письме из-за границы к детям: «Думайте обо мне, молитесь за меня: Бог может услышать ваши молитвы и дать мне Свою помощь, которая столь нужна мне» (X, 408).
Заграничная поездка 1875 года (вдали от петербургских баталий) сделала возможным напряжённое обдумывание религиозных вопросов: «я с этим так усердно возился, что это меня уже утомило» (X, 412). Лесков «много, очень много прочёл» по вопросам церковности: «всласть начитался вещей, в Россию не допускаемых» (X, 411). Писатель имел также много встреч, важных для развития его религиозной позиции, и был готов к новым поискам истины в обстановке столкновения идей. Это в значительной степени ещё не изведанный аспект интеллектуального развития Лескова (11). 
Так, например, в письме П.К. Щебальскому от 29 июля (10 августа) 1875 года писатель упоминает: «имел свидание с молодым Невилем (12) и… поколебался в моих взглядах» (X, 411).
К объяснению причин того, почему Лесков перестаёт жечь «фимиам старым богам» (XI, 411) близко подходит Джеймс Макл. Исследователь замечает, что «Лесков требовал строго философского обоснования христианской религии, которое призвано защищать её от атак научной мысли. Эта защита не должна быть основана на мракобесии или презрении к достижениям науки» (13). 
И.С. Аксаков просил Лескова встретиться в Париже с иезуитом И.С. Гагариным, который, по слухам, являлся автором анонимного пасквиля, приведшего к дуэли Пушкина (14). Гагарин был интересен Лескову и как автор трудов о русском православном духовенстве. Писатель соглашался, что один из главных недостатков российского духовенства – подобострастные отношения с государственной властью: Церковь впала в «коснение», «задавленная государственностью» (X, 329). Однако он спорил с иезуитами по вопросу о русском монашестве; защищая Православие, утверждал, что святость жива в монастырях. 
Лесковские письма к Гагарину, опубликованные Уильямом Эджертоном в работе «Заграничная поездка Лескова 1875 г.», полемически развивают тему о том, как соотносятся православие и католицизм и в чём основные пункты различий. Лесков не может принять католических «гарантий» по вопросам, неподвластным человеческому разуму (15), а также католическую идею о возможности заработать Божье прощение покупкой индульгенций. В этом случае общение человека с Богом становится взаимоотношениями «кредитора и должника». В Православии же вера «осердечена» любовью к Богу и «невыразимым знанием», полученным в духе. Писатель указывает на обширный свод русских святых и праведных как наилучшее свидетельство высокой духовности, в которой находят опору православные.
Факт, что в религиозных спорах Лесков активно отстаивает Православие, является наилучшим ответом тем, кто считает, что с 1875 года он «решительно перемещается в сторону протестантизма» (16). Что касается западного религиозного духа, то по этому поводу Лесков высказался вполне определенно в работе «Карикатурный идеал» (1877): «не гоже нам искати веры в немцах» (X, 212). 
Знаменателен момент в лесковском очерке «Русское тайнобрачие» (1878), когда православный батюшка даёт надежду «грешной» женщине, напоминая, что он не католический священник, который мог бы её упрекнуть, и не протестантский пастор, который пришёл бы в ужас и отчаяние от её греха. 
Всестороннее знакомство писателя с различными религиозными доктринами не подлежит сомнению. Широта диапазона его чтения поразительна. Он прочёл множество серьёзных книг по религии и философии лютеран, пресвитериан, кальвинистов, англиканцев, неортодоксальных католиков (17). Многих современных ему богословов, в том числе Роджера Холларда, Филиппа Шаафа, Фредерика Уильяма Фаррара, писатель упоминал неоднократно. Так, например, в «рассказе кстати» «Новозаветные евреи» (1885) Лесков пишет: «вышла в свет знаменитая книга Фаррара о Христе. Уезжая в Ригу, я, разумеется, запасся этим приятным сочинением и почти не расставался с ним» (18). Лесков хвалил их за широкую эрудицию и мужественные попытки установить философское обоснование веры; за глубокую убеждённость, что научное знание не может повредить религиозной вере. 
Много раз у Лескова с уважением произносится имя английского теософа Джона Буниана (Бэньяна) (1628–1688) (19). В бесподписной заметке журнала «Церковно-общественный вестник» «Новая назидательная книга» (20) писатель с одобрением говорит о выходе произведений Бэньяна в переводе Ю.Д. Засецкой, которая «обратилась к изданию нравственных книг <…> Это два известнейшие оригинальные сочинения Джона Буниана «Путешествие пилигрима» и «Духовная война» (John Bunyan: Pilgrim’s progress и Holy war)» (21). Пишет об этом Лесков и в статье «Сентиментальное благочестие» (22). 
Писатель обращается также к лекциям о том, как работать для людей и для Бога, моралиста Сэмюэла Смайлса (1812–1904), находя сходство с идеями Л.Н. Толстого (1828–1910): «Это же и у Смайльса (книга «Долг», то есть обязанности)» (XI, 376).
Менее чем за три года до кончины Лесков с энтузиазмом пишет о шотландском профессоре богословия Генри Друммонде (1851–1897) и настоятельно рекомендует его популярную проповедь: «Читал ли ты брошюру Генри Друммонда (перевод Долгова) “Самое великое в мире”? (23) – обращался писатель к приёмному сыну Б.М. Бубнову. – Советую прочитать и потом ещё и ещё раз прочитать. <…> Являются вещи превосходные и оживляющие» (XI, 515). С той же рекомендацией адресуется Лесков к Л.В. Ивановой: «Рекомендую Вам прекрасную книжку: “Самое великое в мире” Друмонда (с английского). Москва. 1892. 80 к.» (24). 
Нередко встречается у Лескова имя Эжена Берсье (1809–1898) – швейцарского богослова и проповедника. 21 июня 1879 года в письме М.Г. Пейкер писатель указывает на Берсье как на носителя «хорошей» веры (X, 464). В 1888 году жене Суворина «после случившегося <…> разговора о некоторых местах Св. Писания» Лесков посылает книгу Берсье (25), рекомендуя его как «отличного критика и знатока Библии, у которого можно встретить превосходные разъяснения» (XI, 401).
Писатель также не обошёл вниманием идеи Фредерика Уильяма Фаррара, настоятеля Вестминстера. С лесковской точки зрения, Фаррар, Невиль, Берсье (в противоположность сентиментальному Редстоку) представляют интеллектуальный подход к изучению Библии. Лескова, умеющего «мирить веру с рассудком» (XI, 11), привлекало их «сознательное» христианство. Писатель был заинтересован смелой полемикой этих теологов с Фейербахом и Ренаном по вопросу о природе христианина и Христа (26), по проблемам исторических и философских основ христианства; тогда как, например, лорд Редсток считал, что наука и религия не должны пересекаться, и не решался вступить в спор с авторами «Сущности христианства» и «Жизни Иисуса»
Обзор трудов Фаррара Лесков представил в работе «Сочинение Фаррара о христианстве» (1888), в которой горячо рекомендовал «многоучёного» английского богослова русским читателям (27).
Писатель привлекает внимание читающей публики и к книге Б. Чичерина «Наука и религия» (М., 1879), комментируя этот труд в ежедневной газете «Новое время». Лесков разделяет убеждение Чичерина в том, что разрыв между наукой и религией был вызван неверным пониманием того либо другого. Писатель резюмирует, что никакое исследование в этой сфере не может быть окончательным и претендовать на знание «истины в последней инстанции» (28).
Есть в художественном наследии писателя одно необычное для Лескова-беллетриста творение, а именно – составленный им «Изборник отеческих мнений о важности Священного Писания. Собрал и издал Н. Лесков» (1881). Совет «благочестивому читателю», открывающий «Изборник», – «Внимательно прочесть нижеследующие свидетельства и крепко запомнить их на случай всяких возражений от людей, ставящих иную мудрость выше святого слова Божия» (29). 
Таким образом, для Лескова важно укрепить в читателе «проблески разумения о смысле жизни» (ХI, 477) с тем, чтобы человек был стоек в своей христианской позиции – в перспективе возможной псевдонаучной и философской полемики в напряжённых условиях интенсивных споров о сущности и предназначении человека. 
От христианско-философских штудий Лесков обращается к практике множества религиозных движений, действующих в Рос¬сии, и уделяет им значительное и сочувственное внимание. Конец 1870-х-1880-е годы – период острого «религиозного возбуждения», «молитвенное время» (30), осмысленное и запечатленное Лесковым во всей полноте с исследовательской, почти академической точностью. 
Поразительна высокая интенсивность лесковских публикаций на темы религии. В течение десятилетия 1875–1885 годов едва ли не ежедневно появлялись очерки, статьи, заметки, посвящённые различным аспектам религиозной жизни: идеям, практике, истории и современности. Многие из этих произведений малоизвестны, другие почти полностью забыты. Важно актуализировать этот объёмный материал как лесковскую летопись «религиозного ренессанса» конца XIX столетия. 

 

Примечания

1) Лесков Н.С. В тарантасе // Лесков Н.С. Полн. собр. соч.: В 30 т. Т. 1. М.: ТЕРРА, 1996. С. 141.
2) Там же.
3) Там же.
4) McLean Hugh. Nikolai Leskov. The Man and His Art. Harvard University Press. Cambridge, Massachusetts. 1977. P. 172.
5) Лесков Н.С. Два свинопаса // Новь. 1885. Т. 2. С. 302.
6) Дурылин С.Н. О религиозном творчестве Н.С. Лескова // Христианская мысль. Киев. 1916. № XI (ноябрь). С. 77.
7) См.: Лесков Н.С. Церковные интриганы // Исторический вестник. 1882. Май. С. 364 – 390.
8) Лесков Н.С. Праздник невежд // Исторический вестник. 1882. X. С. 221 – 223.
9) Письма Беллюстина к Лескову не сохранились, но есть свидетельства о содержании их переписки: обсуждение идей Отцов Церкви (прежде всего – Оригена), книг о религии, критический анализ современной церковной деятельности, движения редстокистов, которое Беллюстин назвал «шутовством». См.: Edgerton William B. Missing letters to Leskov // Slavic review. XXV. № 2. 1966. P. 120–132.
10) См.: Беллюстин И.С. Описание сельского духовенства. Париж, 1858.
11) См.: Шляпкин И.А. К биографии Н.С. Лескова // Русская старина. 1895. № 12. С. 205 – 215.
12) Уильям Эджертон считает, что писатель говорит о Луи Невиле, сыне швейцарского протестантского теолога Эрнеста Невиля, чьи работы знал Лесков. См.: Edgerton William B. The Intellectual Development of a Literary Nonconformist. Columbia University, 1954. P. 358–359. 
Джулиус Эрнест Невиль (1816 - 1909) - ученый богослов, философ, социальный реформатор – стал известен в России; его книги «Вечная жизнь» (М., 1862), «Вопрос о зле» (СПб., 1872) были переведены на русский язык.
Исследователь Джеймс Макл не уверен, с каким именно «молодым Невилем» встречался Лесков, хотя подтверждает факт, что второй сын Эрнеста Невиля Констан-Луи был моложе Лескова, говорил по-русски и был в Париже в 1875 г.  Другой «молодой Невиль» – Эдуард, кузен Эрнеста – известный археолог-египтолог и видный член Союза евангелистов. В 1887–1888 гг. он был вовлечен в полемику с синодом после того, как отправил государю письмо, в котором возражал против действий правительства относительно протестантов в балтийских областях.  Дж. Макл считает маловероятным, что одного из этих людей имел в виду Лесков, когда размышлял о важности Церкви. По предположению ученого, писатель имел встречу с самим Эрнестом Невилем, который, «конечно, не был «молод» по сравнению с Лесковым <…> «Молодой» – в том смысле, что он был сыном известного отца – Франка-Марка-Луи, министра по религиозным вопросам». См.: Muckle James Y. Nikolai Leskov and the «Spirit of Protestantism». Birmingham, 1978. Р. 101–102.
13) Muckle James Y. Nikolai Leskov and the «Spirit of Protestantism». Birmingham, 1978. Р. 59.
14) После знакомства с Гагариным Лесков уверился, что тот не имеет отношения к составлению анонимного письма, и реабилитировал его в статье «Иезуит Гагарин в деле Пушкина» // Исторический вестник. 1886. № 8. С. 269–273.
15) Edgerton William B.  Leskov’s Trip Abroad in 1875 (Four unpublished letters to I. S. Gagarin) // Indiana Slavic Studies. IV. The Hague; Paris. 1967. P. 88–89.
16) McLean Hugh. Nikolai Leskov. The Man and His Art. Harvard University Press. Cambridge, Massachusetts. 1977. P. 90;  Muckle James Y. Nikolai Leskov and the «Spirit of Protestantism». Birmingham, 1978.
17) Книги западных теологов, заинтересовавшие Лескова, подробно исследует Джеймс Макл. См.: Muckle James Y. Nikolai Leskov and the «Spirit of Protestantism». Birmingham, 1978. Р. 95 – 109.
18) Лесков Н.С. Новозаветные евреи (рассказы кстати) // Новь. 1885. Т. 1–2. С. 73.
19) Любимые герои Лескова начитаны в истории религий и Церкви. Так, протопоп Савелий Туберозов – интеллектуал, читающий Джона Бэньяна, Лоуренса Стерна (оба автора любимы Лесковым).
20) На авторство Лескова указывает его сын.  В подшивке «Церковно-общественного вестника» за 1878 г. из библиотеки А.Н. Лескова, хранящейся в отделе редкой книги Орловского гос. литературного музея И.С. Тургенева, на обложке рукой Андрея Николаевича выписано все, что принадлежит в этом издании авторству его отца.
21) Лесков Н.С. Новая назидательная книга // Церковно-общественный вестник. 1878. № 40. 2 апреля. С. 5. 
Отмечая, что перевод «имеет некоторые недостатки, составляющие как бы отличительные, типические черты еще малоопытной дамской руки», Лесков называет и «приятные качества: тщательность в передаче мысли автора, легкость изложения и ту особенную, местами наивную теплоту, которую женщины умеют придавать переводам сочинений, пленяющих их сердца и производящих сильное впечатление на их ум и чувства» (С. 5).
22) См.: Лесков Н.С. Сентиментальное благочестие // Православное обозрение. 1876. № 3. С. 526–551.
23) В своей работе Генри Друммонд обращался к верующим с призывом: «Накормите голодного, оденьте раздетого, посетите больного. Благодарите Христа-Бога. Сегодня к нам ближе подступают всемирные нужды» (Друммонд Г. Самое великое в мире. М., 1892. С. 6).
24) Лесков Н.С.  Письмо Л.В. Ивановой 11 марта 1892 г. // Орловский гос. литературный музей И.С. Тургенева. Ф.2. Оф. № 4892. Ед. хр. 1. Л. 2.
25) Это могла быть одна из десятка работ Берсье, изданных в России до    1888 г.
26) В ответ Ренану Фаррар написал книгу «Жизнь Христа» (1874), которая была переведена на русский язык.
27) См.: Лесков Н.С. Сочинение Фаррара о христианстве (обзор) // Новое время. 1888. № 4334.
28) См.: Лесков Н.С.  Б. Чичерин «Наука и религия» (М., 1879). Обзор // Новое время. 1879. № 1306.
О проблеме соотношения науки и религии размышляли русские литераторы и ранее. Так, например, Батеньков полагал: «Науке нашего времени недостает благочестия. Она вышла бы из своей шаткости и противоречий, если бы признала Бога всему причиною» (Цит. по: Канунова Ф.З. Батеньков и религия // Культура Отечества: прошлое, настоящее, будущее. Вып. 2. Томск, 1994. С. 63).
29) Изборник отеческих мнений о важности Священного Писания. Собрал и издал Н. Лесков. СПб., 1881. С. 1.
30) Лесков Н.С. Чудеса и знамения. Наблюдения, опыты и заметки // Церковно-общественный вестник. 1878. № 28. С. 3.

5
1
Средняя оценка: 3.44231
Проголосовало: 52