Война 08.08.08: к 15-й годовщине «первой СВО»

8 августа 2008 года с варварского обстрела грузинской артиллерией столицы Южной Осетии Цхинвала и лагеря российских миротворцев начался очередной виток боевых действий в этом неспокойном регионе и первая в постсоветской истории РФ полномасштабная операция российских войск против страны-агрессора, закончившееся ее принуждением к миру спустя всего пять дней…

Бои в Южной Осетии, как это ни печально, сами по себе не были чем-то уникальным. Ведь история грузино-осетинского противостояния только в новейшей истории насчитывала к этому моменту уже почти два десятилетия – с тех пор, как в уже довольно далеком 1989-м радикальные грузинские националисты начали проявлять насилие в отношении Юго-Осетинской автономной области в составе тогда еще Грузинской ССР. 
Причиной было желание осетинского народа жить в единой большой стране, защищавшей права всех проживающих в ней народов и не позволявшей национал-радикалам любых мастей самоутверждаться на унижении более малочисленных соседей другой национальности.
Увы, как раз для грузинских «нациков» другого способа самоутвердиться и не было. Особенно при сохранении выбранной ими политики «подальше от России, поближе к Западу». Конечно, выбранный курс гарантировал Грузии вместо вожделенного, но эфемерного «еврочленства» статус сырьевого придатка «единой Европы». Да и то очень избирательного – недаром после неоднократно вводимого эмбарго на поставки грузинской минералки и вина в Россию, эти товары никто и не думал покупать среди новых «друзей» Тбилиси.
Вот и оставалось «маленьким, но гордым» политиканам раздувать пламя межнациональной ненависти в надежде, что отравленные ею сограждане меньше будут замечать провальные последствия их правления. И уж в этом политиканы проявляли трогательное единство, несмотря на вражду, доходящую до настоящих боев между сторонниками.
В самом деле, ведь вполне полноценная Гражданская война началась в Грузии в сентябре 1991 года – еще до формальной ликвидации СССР! Когда местные «воры в законе» (они же «лидеры патриотических формирований» вроде «Мхедриони» и им подобных) резонно решили, что Советская Армия и Внутренние Войска уже вряд ли будут вмешиваться в беспорядки на улицах Тбилиси, и быстренько сместили первого «незалежного» президента Грузии, такого же, как и они, нациста, Звиада Гамсахурдиа. 
Ну а потом, чтобы добавить себе популярности в народе, предприняли попытку «ломать через колено» не желавших терпеть этот бандитский «беспредел» абхазов и осетин. Причем «беспредел» этот был такого размаха, что во избежание откровенного геноцида пришлось вмешаться уже российской армии, с июля 1992 года официально вошедшей в состав миротворческих сил в обоих регионах, согласно заключенным с тогдашними властями Тбилиси соглашениям.
Соглашения эти, кстати, формально не денонсировались, несмотря на смену грузинских президентов. Что, увы, не мешало ни экс-главе МИД СССР при Горбачеве Шеварднадзе, что «вынесшему» его из кресла в ходе «цветного мятежа» Саакашвили регулярно устраивать против Южной Осетии и Абхазии более или менее регулярные вооруженные провокации. 
Так, бои вблизи Цхинвала отмечались и в 1999, и в 2004 году. Последний раз аккурат вскоре после занятия американской марионеткой президентского дворца.
Разумеется, все провокации довольно быстро пресекались – и слаженными действиями российских миротворцев, и дипломатическими усилиями Москвы. Тем не менее, эти миротворческие усилия носили исключительно «локально-оборонительный характер».

***

Фундаментальная подоплека «войны 08.08.08» со стороны Тбилиси мало отличалась от всех предыдущих попыток «идти воевать Южную Осетию». Широко разрекламированные реформы Саакашвили под диктовку Сороса и его структур реально привели к повышению уровня жизни разве что министров грузинского правительства (которым тот же Сорос официально (!) платил по 30 тысяч долларов в месяц во избежание коррупции), да «держиморд» прозападного режима – полицейских, зарплата которых подскочила вдесятеро.
Но вот такой объективный показатель, как размер ВВП по паритету покупательной способности на душу населения в Грузии отставал даже от Украины (где местные элиты тоже сделали все, чтобы угробить собственную экономику ориентацией на Запад) и Армении, тратившей огромные средства на Карабах. Сравнивать же его с российским, превосходящим тогда украинский втрое, как говорится, было даже не смешно.
При этом все «майданные» посулы образца «членства в ЕС» или хотя бы «безвизового режима» как были, так и оставались не больше, чем «дырками от бублика». 
Так что уже в 2007 году в Тбилиси прошли столь массовые митинги протеста оппозиции, что после жестокого разгона лишь одного из них в больницах с травмами разной степени тяжести оказалось свыше 3 тысяч демонстрантов! Это при общей численности населения чуть больше 3 миллионов человек, включая детей и стариков. 
Именно желание устроить «маленькую победоносную войну» для отвлечения внимания озлобленного нищетой населения страны и повышения своей популярности всплеском «ура-патриотизма» стало причиной агрессии против Южной Осетии. Хотя, скорее всего, на столь оптимистичный сценарий – полностью покончить с независимостью осетин, а, возможно, и абхазов – в Тбилиси особо и не рассчитывали. Однако делали все для себя возможное, чтобы его реализовать, начав вторжение аккурат перед Олимпиадой в Пекине, на открытие которой полетел и в то время премьер-министр РФ Путин. Надеясь хотя бы на временную задержку (если не полный паралич) необходимых для начала адекватного ответа России решений на высшем политическом уровне. 
Но, скорее всего, прозападные грузинские элиты рассчитывали на более реалистичный сценарий, исходя из прошлого опыта – военный ответ России, ограниченный рубежами непризнанной республики. Такой конфликт вполне можно было бы перевести в «хроническое противостояние» на манер (забегая вперед) так называемой АТО («антитеррористической», а на самом деле, карательной операции киевских нацистов по отношению к восставшему против бандеровской диктатуры народу Донбасса). 
Если разобраться, АТО дала режиму Порошенко немало «бонусов» – мобилизацию националистов, серьезную зачистку минимально реальной оппозиции, полувоенное положение с концентрацией в своих руках такой полноты власти, которая в обычных условиях президенту не светила.
То же самое было бы и в Грузии. Ну а со временем, глядишь, подвернулся бы какой-нибудь «Боинг». В уничтожении которого, конечно же, обвинили бы «российских оккупантов маленькой, но гордой Грузии, борющейся за свою независимость». С последующим введением против России коллективным Западом все более серьезных санкций, с попутным «отстегиванием» Тбилиси помощи, изрядная часть которой прилипала бы к загребущим ручонкам самых демократичных демократов американского разлива.

***

Как показали реальные события, данный сценарий сразу дал сбой. Главное – руководство Российской армии, благодаря хорошо поставленной разведке, отлично знало о грузинских планах. Секретом могла быть разве что дата «часа Х», который, впрочем, обычно и определяется высшим руководством той или иной страны непосредственно перед началом боевых действий – Грузия в этом смысле исключением не была.
Но тем не менее, планы боевого развертывания российских войск были разработаны заранее – необходимые подразделения были расположены вблизи российско-грузинской границы. Так что когда грузинская армия начала обстрел «Градами» столицы Южной Осетии и лагеря российских миротворцев в 5 минут после полуночи 8 августа, уже днем президент Медведев объявил о начале «операции по принуждению к миру», после чего начался полномасштабный ввод частей 58-й армии через Рокский тоннель на юго-осетинскую территорию.
Но главной ошибкой Саакашвили, конечно, была недооценка российской решимости. Между тем эта решимость после судьбоносного выступления Путина на Мюнхенской конференции по безопасности в Европе в феврале 2007 года, где российский лидер четко обозначил нежелание России мириться с «однополярным миром», превращаемым Вашингтоном в «пакс американа», значительно выросла.
А потому Москва не просто ограничилась минимальным отпором агрессору, но нанесла ему сокрушительное поражение, дабы надолго (а то и навсегда) отбить охоту к повторению подобного. Тем более что формальный повод к этому дали сами грузины, обстреляв российских солдат миротворческого батальона. 
Конечно, на такие инциденты порой закрывают глаза, как это случилось в 1995 году во время операции «Буря», когда хорваты, начавшие «этнические чистки» в Сербской краине, уничтожили посмевшей сопротивляться им, согласно имевшемуся мандату, батальон ООНвских миротворцев. 
Но в целом, для уважающей себя страны нападение на ее военнослужащих, законно находящихся в месте своей дислокации (согласно Сочинским соглашениям с Грузией от 1992 года) обычно расценивается в качестве полноценного casus belli – повода к войне. Тем более что в Южной Осетии к тому времени уже больше 200 тысяч жителей имели российские паспорта, а опасность для мирных граждан является не меньшим основанием для военного ответа со стороны их страны.

***

Так что ни «маленькой победоносной», ни хотя бы затяжной вялотекущей войны с какими-то «бонусами» для антироссийского режима у Тбилиси не получилось. Грузинская армия, несмотря на предыдущее «накачивание» американской (пусть и не самой современной) техникой и инструкторами, смогла сопротивляться бойцам российских сил всего лишь считанные дни. 
Прилетевший в Москву в качестве посредника президент Франции Саркози в телефонном разговоре с Саакашвили сказал, что удерживает российскую армию от продолжения наступления в ручном режиме, так что президенту Грузии срочно надо соглашаться на любые условия мира. Ведь на тот момент войска РФ находились уже всего в 40 км от Тбилиси.
Впрочем, грузинскую столицу тогда занимать не стали, хоть и могли бы без особого труда. Главным образом потому, что такой «подарочек» как Грузия России, как говорится, и даром был не нужен. 
В самом деле, если вспомнить историю еще Грузинской ССР, то она запомнилась разве что значительным уровнем коррупции (впрочем, сравнимой с коррупцией в других кавказских и среднеазиатских республиках) и уровнем потребления втрое выше официально производимого здесь ВВП. За счет «теневой экономики», всевозможных «цеховиков» и обильных дотаций из союзного бюджета. 
Что, тем не менее, отнюдь не мешало значительной части грузин стенать о «советской оккупации», мечтая о светлом (и, главное, богатом!) европейском будущем. Ну а как же иначе! В Европе, где Грузию ждут не дождутся, у всех е без исключения немецкие зарплаты, правда же?
Вместо этого российское руководство предпочло остановиться на варианте, отдаленно напоминающем то, что получило название «финляндизация». Не в полном соответствии с первоисточником, конечно, все-таки официальный и неофициальный контроль над грузинскими политиками, как это было с 1944 по 1991 гг. в Финляндии, после августовской войны Москвой не устанавливался.
На этот раз было вполне достаточно, что демократическим путем большинство населения Грузии проголосовало на выборах 2010 года против обанкротившегося режима Саакашвили, позволив создать парламентское большинство и правительство прежде оппозиционному блоку «Грузинская мечта», представлявшему собой партию более вменяемых и прагматичных бизнесменов. 
Сложно сказать, сыграло ли решающую роль в поражении Саакашвили и его сторонников бесславно продутая ими авантюра с нападением на Южную Осетию, но что роль эта была весомая, можно сказать уверенно. Да и вышеупомянутый прагматизм нынешнего руководства Грузии тоже в немалой степени зиждется на трезвой оценке ситуации. 
Ведь ни США, ни НАТО за «маленьких, но гордых», сбрендивших на агрессивном национализме и русофобии националистов воевать как не собирались, так и не собираются. А боевые действия против армии РФ, по боевым возможностям превышающей грузинскую не в разы, а на порядки, имеют всего один возможный сценарий – полный и быстрый разгром. Причем не факт, что в следующий раз он завершится столь же мягко, как в 2008 году, когда грузины потеряли лишь те регионы, которые и так уже реально не контролировали почти два десятилетия, с признанием их независимости Москвой и рядом других государства. 
Доказано августом 2008 года! 

5
1
Средняя оценка: 2.96667
Проголосовало: 30