Над Белым домом безоблачное небо

К 30-летию государственного переворота в России.
Записки очевидца

«Семена, которые мы заронили в сознание тысяч и тысяч, уже нельзя полностью уничтожить. У них есть сила, и они могут подавить вас, но социальный процесс нельзя остановить ни силой, ни преступлением. История принадлежит нам, и её делают народы»
Эти слова произнёс президент Чили Сальвадор Альенде в последнем своём радиообращении к нации из президентского дворца «Ла-Монеда», перед самой своей гибелью от рук путчистов 11 сентября 1973 года. 50 лет назад... А пройдёт ровно 20 лет, и эти слова окажутся очень актуальными уже не в Латинской Америке, а в России. Всё очень похоже и даже символично, хотя если в Чили переворот против законно избранного президента совершила хунта генералов армии Чили, возглавляемая Аугусто Пиночетом, при активной поддержке спецслужб США, то в России 20 лет спустя переворот против государственной власти, которая по тогда действующей Конституции принадлежала отнюдь не президенту, а Съезду народных депутатов, совершила как раз хунта нечистоплотных политиков, тесно связанных с американскими государственными структурами, и возглавляемая президентом Ельциным, который давно уже не представлял интересы российского народа после того, как обманул всё население нашей страны, поставив большинство народа на грань выживания непродуманными и бесчеловечными «реформами», проводимыми правительствами Гайдара и Черномырдина по указке «чикагских мальчиков» – адептов «дикого рынка» из США.
Но зададимся вопросом: разве не Съезд народных депутатов привёл к власти Ельцина с целой когортой проамерикански настроенных политиканов, выдвинул, а после и поставил во главе исполнительной власти эту крайне одиозную фигуру прожжённого партократа, излиха нечистоплотного в моральном плане и со склонностью к алкоголизму, лгуна, заявлявшего, что он «ляжет на рельсы», но не допустит ограбления народа в ходе реформ, поднаторевшего в интригах в высшем слое партийной пирамиды власти бывшей КПСС? Разве депутаты Съезда не видели, кого они тянут, сначала в спикеры парламента, а после, в 1991 году, – и в президенты России?! А ведь перед глазами Съезда народных депутатов РСФСР стояла трагедия союзного парламента, утратившего власть в ходе «парада суверенитетов» союзных республик, а потом фактически прекратившего своё существование после провала попытки в августе 1991 года Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), последнего советского правительства, вырвать власть из рук окончательно себя скомпрометировавшего президента СССР Горбачёва, который к тому времени откровенно вёл дело к развалу и расчленению Союза Советских Социалистических Республик. Нет, все эти примеры стояли у них перед глазами, когда страшным ударом на народ России обрушился первый вал гайдаровской «реформы», с мгновенным взлётом цен в сотни, а то и тысячи раз, когда десятки миллионов наших сограждан в мгновение ока стали нищими, а многие умерли с голоду («Они умрут», – заявил Егор Гайдар, как вспоминает тогда бывший вице-премьером Михаил Полторанин, спросивший у «прораба» перестройки, что будет с бедняками и пенсионерами после этого «обвала цен»), тогда только в недрах российского Съезда начало созревать движение сопротивления этой пагубной, диктуемой американскими советниками политики. Сопротивление Съезда и Верховного Совета и вылилось в конечном итоге в то противостояние Ельцину и всей его проамериканской камарильи в сентябре – октябре 1993 года. 

Тогда, как я сейчас это помню, множество простых и разорённых «реформами» русских людей вышло на защиту Верховного Совета и Съезда народных депутатов, во главе которого стоял Руслан Хасбулатов, поддержанный вице-президентом Александром Руцким, вставшим в жестокую оппозицию к Ельцину. Но вся трагедия России в те дни заключалась в том, что в противоборство с проамериканским режимом вступили те политические деятели, что сами и привели Ельцина к власти, что непосредственно и разрушили Советский Союз, приняв ещё в июне 1990 года знаменитую и роковую Декларацию о «суверенитете» РСФСР, вычленив таким образом крупнейшую советскую республику, на которой, по сути, и держался Союз, из состава единого советского государства. После этого гибель СССР была неминуема и никакой ГКЧП здесь уже сделать ничего не мог. Приведу несколько выдержек из этого рокового для нашей страны документа.
«Декларация СНД РСФСР от 12.06.1990 N 22-1 "О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики". Первый Съезд народных депутатов РСФСР, – сознавая историческую ответственность за судьбу России (!), свидетельствуя уважение к суверенным правам всех народов, входящих в Союз Советских Социалистических Республик, выражая волю народов РСФСР (!), торжественно провозглашает государственный суверенитет Российской Советской Федеративной Социалистической Республики на всей ее территории и заявляет о решимости создать демократическое правовое государство в составе обновленного Союза ССР».
Ну как они создавали «обновлённый Союз ССР» всем известно, именно этот Съезд безвольно проштамповал позорный Беловежский сговор, трёх политиканов, не имевших никаких прав ликвидировать Союзное государство. После пышных и пустых слов, что они только о благе российского народа и думают, эти депутаты в своей Декларации заявили: «Для обеспечения политических, экономических и правовых гарантий суверенитета РСФСР устанавливается: полнота власти РСФСР при решении всех вопросов государственной и общественной жизни, за исключением тех, которые ею добровольно передаются в ведение Союза ССР; верховенство Конституции РСФСР и Законов РСФСР на всей территории РСФСР; действие актов Союза ССР, вступающих в противоречие с суверенными правами РСФСР, приостанавливается Республикой на своей территории... РСФСР сохраняет за собой право свободного выхода из СССР в порядке, устанавливаемом Союзным договором и основанным на нем законодательством... Съезд народных депутатов РСФСР подтверждает необходимость существенного расширения прав автономных республик, автономных областей, автономных округов, равно как краев и областей РСФСР (!)... На всей территории РСФСР устанавливается республиканское гражданство РСФСР. За каждым гражданином РСФСР сохраняется гражданство СССР. Граждане РСФСР за пределами Республики находятся под защитой и покровительством РСФСР... РСФСР гарантирует всем гражданам, политическим партиям, общественным организациям, массовым движениям и религиозным организациям, действующим в рамках Конституции РСФСР, равные правовые возможности участвовать в управлении государственными и общественными делами». 

Ну и так далее. И подписаны все эти велеречивые и насквозь лживые фразы были Председателем Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельциным. То есть тем самым деятелем, который и расстрелял свой Верховный Совет через три с небольшим года после принятия сей Декларации – в октябре 1993 года. Но произошло это именно потому, что не существовало уже больше Союза ССР, несмотря на все клятвенные обещания его сохранить, и ответственность за это несли на себе не только Ельцин, но и все депутаты этого Съезда, принявшие подобную Декларацию 12 июня 1990 года, фактически ликвидировавшую СССР. После принятия этой провокационной Декларации начался «парад суверенитетов» и других республик. Украинская ССР, кстати говоря, приняла свою Декларацию о суверенитете и создании своего «национального государства» только 16 июля 1990 года, то есть спустя больше месяца после наших депутатов. Так кто играл первую скрипку в развале Советского Союза?
Ведь только единое государство может осуществлять «суверенитет» над всей своей территорией, а если внутри единого государства заводятся некие «республики», провозглашающие свой собственный суверенитет и главенство своих законов над законами Союза, то такого Союзного государства существовать уже больше не может, это исключено. По сути, депутаты Съезда народных депутатов подписали себе смертный приговор, приняв эту Декларацию, но это стало понятно лишь к осени 93-го года. Разумеется, никакой ответственности перед своим народом эти политики нести и не думали, волю российского народа по сохранению Союза никто исполнять не собирался, а ведь таковая воля была ясно выражена на мартовском референдуме 1991 года. Вот всё это и многое другое и привело в конечном итоге к трагедии сентября – октября тридцатилетней давности. Эхо этого преступного и безумного «парада суверенитетов» отзывается сейчас сотнями тысяч убитых и искалеченных русских и украинских солдат и мирных жителей и России, и Украины, да и других «суверенных» республик бывшего СССР, по территории которого вот уже более тридцати лет гуляют волны междоусобных войн. Кто несёт за это ответственность? Кто понёс наказание за это преступление перед советским народом? Депутаты Съезда народных депутатов России хотя бы просидели в осаде без воды и света две недели в помещениях Белого дома (как расхоже называли здание Верховного Совета), а потом целый день 4 октября под разрывами танковых снарядов, но вышли оттуда живыми и здоровыми, выведенными бойцами группы «Альфа» из здания к вечеру того трагического дня. А вот простые советские люди разных национальностей, пришедшие защищать свой Верховный Совет и противостоять государственному перевороту Ельцина, погибли на баррикадах или на сожжённых этажах Белого дома, расстреляны на Краснопресненском стадионе. Кто вспомнит о них? 
Я могу лишь рассказать то, что видел и пережил сам, что и хочу сделать. У меня такое чувство, что я должен всё это рассказать, ведь время идёт, «мы теперь уходим понемногу», как сказал поэт, а кто вспомнит обо всём этом после нас? Новое время несёт и новые трагедии, и хотя мой рассказ может показаться и неполным и субъективным, но прибавлять к нему чужие мнения мне не хочется, за исключением только отдельных цитат из газет тех дней.

Итак, 21 сентября 1993 года был опубликован Указ президента Ельцина за № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в РФ». Указом этим распускался высший законодательный орган России Съезд народных депутатов (мавр сделал своё дело – ликвидировал Союз, – мавр может умереть), соответственно и Верховный Совет упразднялся, намечались выборы в Думу на декабрь того года. Это был акт преступный, антиконституционный, и дураку было понятно, что и Съезд, и Верховный Совет восстанут против этого. А возбуждённое общественное мнение ограбленного «реформами» населения тогда склонялось явно не в пользу президента. Потому тысячи людей с раннего утра того погожего дня стали стекаться на Краснопресненскую набережную к стенам Белого дома. К той площади с символическим названием «Площадь Свободной России», которую теперь так никто не называет, после расстрела парламента язык ни у кого не поворачивается так называть это место. Хотя официально название и существует на карте Москвы, но... оно не в ходу. Я тоже оказался тогда там, так как у меня за плечами было и Останкино июня 1992 года, разгром пикетов анпиловцев, осаждавших «империю лжи», и поход колонн демонстрантов к центру Москвы, остановленный ОМОНом на Рижской площади, когда полдня мы там сидели на голом асфальте, ожидая, что вот сейчас нас начнут бить бойцы в касках и со щитами, но тогда до этого дело не дошло. 
Был ещё май 1993 года, был разгром по приказу мэра Лужкова первомайской демонстрации на проспекте Гагарина, там уже были первые жертвы. Но Первого Мая я там не был, а вот 9 мая, праздник Победы в том году, фактически уже запрещённый проамериканским режимом, мне запомнился, там я был и до сих пор этим горжусь. Тогда я приехал на метро на площадь Маяковского и был не уверен, а состоится ли шествие и митинг в честь дня Победы, не устрашатся ли москвичи дубинок и слезоточивого газа лужковского ОМОНа? Не устрашились, на площади вокруг памятника поэту революции было море народа. Все волновались, было тревожно. И вот взобрался на грузовик «Урал» какой-то депутат и сообщил всем, что мы можем идти к центру, но властями Москвы согнан ОМОН и Спецназ, вооружённый до зубов, и если мы пойдём к центру, то только на собственный страх и риск – митинг и шествие строжайше запрещены властью. Жизнь и свободу никто нам не гарантировал. А мы пошли. Никого никакие страхи не испугали. Я помню волнующееся море людей во всю Тверскую, шествие заняло всю проезжую часть, вились красные флаги. Колонна шла с разрывами, я помню, как за мной шли курды и били в свои барабаны. Заглядывая в переулки, идущие от Тверской в разные стороны, я видел этот самый спецназ с грузовиками и бронемашинами, весь в зелёной броне, в касках, с оружием и огромными металлическими щитами. Но никто из них не тронулся с места, видимо, команда не поступила. Власти смешались и куда-то исчезли. Когда мы дошли до Кремля и демонстрация заполнила всю Манежную площадь, тогда ещё не застроенную торговым центром, то стал ясен масштаб шествия, ведь Манежная площадь вмещала до миллиона человек! И президентская власть струсила, Кремль выглядел брошенным и пустым, говорят, Ельцин лежал где-то в Барвихе с сердечным приступом, Лужков испарился. Вход на Красную площадь был свободен, и мы прошли по ней, ещё и там был митинг. Есть сведения, что уже на май месяц хунта Ельцина собиралась устроить разгон Верховного Совета, но вот та грандиозная манифестация сорвала эти планы и возвратила нам праздник Победы, кстати говоря! Да, так было в мае, но Верховный Совет не воспользовался ситуацией и не объявил импичмент Ельцину, а это можно было тогда сделать. Но, как я уже говорил, в самом Верховном Совете сидели бывшие ельцинисты, там царила неуверенность и разлад. Воспользовавшись этим, всё лето Ельцин готовился к перевороту, ездил по гвардейским танковым дивизиям, посещал дивизию внутренних войск им. Дзержинского, тогда она ещё существовала, примерял краповый берет военнослужащего внутренних войск, раздавал деньги и обещания офицерам. Руководство Верховного Совета не воспользовалось ситуацией и не сплотило все патриотические силы вокруг себя, а Ельцин, получив добро из Вашингтона, подготовился к перевороту и наступил день 21 сентября...

Накануне вечером уже по телевидению был зачитан приказ новоявленного Пиночета: «Постановляю: прервать осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций Съездом народных депутатов Российской Федерации и Верховным Советом Российской Федерации. Руководствоваться указами Президента и постановлениями Правительства Российской Федерации». Это наглое заявление полностью противоречило действующей статье 121-6 тогдашней Конституции Российской Федерации: «Полномочия Президента Российской Федерации не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства Российской Федерации, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти, в противном случае они прекращаются немедленно». При всей критике действий Верховного Совета нельзя не признать, что реакция его на государственный переворот, осуществляемый командой, а теперь уже в полном смысле – хунтой Ельцина, могла быть только однозначной: «В связи с грубейшим нарушением Президентом Российской Федерации Ельциным Б.Н. Конституции Российской Федерации – России, выразившимся в издании им Указа № 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", приостанавливающего деятельность законно избранных органов государственной власти, Верховный Совет Российской Федерации постановляет: в соответствии со статьёй 121-6 Конституции Российской Федерации – России полномочия Президента Российской Федерации Ельцина Б.Н. прекращаются с 20 часов 00 минут 21 сентября 1993 года». Так российская власть в лице Президента с одной стороны, и Верховного Совета с другой – фактически отменили друг друга! Страна начала скатываться к анархии и состоянию гражданской войны...

Ну в что делал ваш покорный слуга в это время? Что я мог делать тогда – строил баррикаду на Краснопресненской набережной, ибо с раннего утра уже был у стен Белого дома, где с ночи бушевал народный митинг. У меня в руках пожелтевшие газеты тех дней: вот «Российская газета» – тогда издание Верховного Совета. Указ Ельцина напечатан полностью, он очень велеречивый, наполненный презрением к тем людям, депутатам Съезда, которые всего два года тому назад привели его к власти, защитили «его величество» в стенах этого самого Дома Советов от происков ГКЧП. Совсем по идеологу фашизма Ницше: «Доброе дело не остаётся безнаказанным…» Вот карикатура на Ельцина на первой полосе газеты: президент бросает Конституцию РФ в руку нищему бомжу, просящему подаяния... Вот Постановления Верховного Совета – об отрешении Ельцина от власти, о созыве чрезвычайного десятого Съезда народных депутатов, который собрался, но не в полном объёме, многим депутатам адепты Ельцина не дали возможность добраться до столицы. Вот Постановление о назначении Александра Руцкого и. о. Президента и заявление самого Руцкого о вступлении в должность. Два царя в России... А ведь дом разделённый не устоит, как гласит Библия... 
Мы тогда всего этого не осознавали, мы просто хотели справедливости и правды. И потому строили баррикаду из обломков досок, каких-то ящиков, кусков арматуры – всего того хлама, что остался где-то на задворках Белого дома, видимо, ещё от событий 1991 года. Но тогда я не защищал Дом Советов, тогда я был на стороне ГКЧП, а вот теперь пришлось... Баррикада получилась неказистая, похожая на гребёнку – с торчащими по фронту железными прутьями арматуры. А другого оружия и не было! Все россказни тогдашних проельцинских СМИ о том, что у Белого дома всем желающим раздают автоматы – полная чушь. Я видел офицеров Российской армии, которые по доброй воле приходили защищать Верховный Совет, а им в качестве оружия выдавали... железные прутья всё той же арматуры!.. Как мы собирались защищать эту баррикаду – одному Богу известно. Она бы не продержалась и нескольких минут, если бы её атаковал президентский спецназ, вооружённый до зубов. Но спецназ в первый день не приехал, хотя его ждали, распространялись сообщения, что дивизия Дзержинского уже выходит из казарм, что она уже в дороге. 
В общем, все мы, баррикадники, собирались уже умирать, ведь ясно было, что никого не пожалеют... Но никто не уходил и в этом уже чувствовалась какая-то трагическая обречённость, ибо ведь все понимали, что в любой революции или государственном перевороте всё решает сила, быстрота, натиск, и в плен в таком случае никого не берут... Мне, помню, дали красную повязку дружинника и послали охранять баррикаду с фронта, со стороны набережной, распугивать праздных зевак, что толпами бродили вокруг. Я пытался урезонить зевак, чтобы они уходили, говоря, что здесь сейчас будет что-то вроде войны и лучше бы им поберечься. Но люди всё равно болтались вокруг с какими-то наивными улыбочками, не понимая, что наступают грозные времена и не многим удастся уцелеть... Если б мы знали тогда, что грозные времена будут длиться 30 лет и ситуация будет только ухудшаться, может быть, тогда все мы, всё население России, вышли бы к Дому Советов и прекратили это пагубное противостояние политиканов, президентов и депутатов, сказав им, что мы – русский народ – и не допустим разрушения своей страны из-за властных амбиций дельцов от политики!.. Увы, народ России приучен молчать. «Народ безмолвствует», – помните у Пушкина? Великий поэт понял – с этого начиналось Смутное время.
Ну а день 21 сентября закончился в общем мирно. К вечеру стало понятно, что никакого штурма не будет, войска к Дому Советов не подошли. Было опубликовано Заявление председателя Конституционного суда Зорькина, где осуждался указ Ельцина, но и предлагались конкретные меры по выходу из государственного кризиса: «Съезд народных депутатов Российской Федерации принимает решение об одновременных досрочных выборах как парламента, так и президента, для чего принимаются Закон о выборах и Закон об органах власти на переходный период. После чего Съезд прекращает свою деятельность, но за Верховным Советом сохраняются контрольные функции на переходный период, и он остаётся гарантом соблюдения законности при проведении выборов. Президент тоже сохраняет свои полномочия в отношении правительства». В общем, такое «соломоново решение», но единственно возможное тогда для поддержания хотя бы хрупкого мира в стране. Увы, стороны конфликта не стремились к умиротворению, каждая сторона желала полной победы, что и определило характер событий на следующие полмесяца. 
Однако тогда, к вечеру, всё это было неясно, родились надежды об умиротворении, я даже, помню, высказал мысль, что всё это закончится большой пьянкой ко всеобщему счастью! С этими благими мыслями я сдал свою красную повязку и поехал домой. Да, всё действительно закончилось «большой пьянкой» через две недели, только там в качестве вина подавали потоки русской крови...

5
1
Средняя оценка: 3.56667
Проголосовало: 30