Ярко – но недолго: к 105-летию галичанской «державности»

Создать государство и умудриться потерять его через полгода – это надо уметь! Впрочем, если создавать «диктатуру титульной нации» для многонационального населения, такой финал вполне закономерен…

1 ноября 1918 года считается одной из многих дат образования так называемого «украинского государства» на территории Галиции. Почему одной из многих? Подобных «судьбоносных вех» в истории галичанской «великой державы» заметно больше даже числа календарных месяцев её недолгого существования. 
Создание Украинского Национального Совета (форума украинских депутатов парламента распадающейся на глазах Австро-Венгрии) произошло 18 октября 1918 г. Формальный Манифест этого самого Совета о провозглашении Украинской державности вышел 3 ноября. Провозглашение собственно Западно-Украинской Народной Республики (ЗУНР) состоялось 13 ноября. 

Но кровавые столкновения между сторонниками и противниками западно-украинской незалежности и ещё непровозглашённой державности во Львове и ряде других галицких городов начались 1 ноября 1918 года. Видимо, поэтому этот день и вошёл в историю как дата образования ЗУНР.
Строго говоря, сроком жизни этого новообразования должен считаться всего лишь один месяц, поскольку уже 1 декабря галицкие власти подписали договор об объединении с Украинской народной республикой. Единство новообразованной якобы «единой Украины» было достаточно эфемерным, поскольку каждая из её прежних частей сохранила собственную администрацию, лидера, армию. Но, главное, остались неизменны собственные и всё более расходящиеся интересы региональных элит, что в конце концов и привело к фактическому (а затем и юридическому) разделению ЗУНР и УНР. 
Реально галицкое государство просуществовало до середины лета 1919 г., когда поляки (чехи и румыны ещё раньше) стали контролировать подавляющее большинство территорий сей «западно-украинской державы».

Если даже бегло проанализировать украинские источники по тем событиям, бросается в глаза стремление объяснить безвременную кончину галичанской державности исключительно цепью роковых случайностей. Ну и, конечно, печальными просчётами её политических и военных деятелей, которые, если бы их избежали, наверняка обеспечили бы ЗУНР долгую и счастливую историю.
Так, например, чуть не главной причиной, приведшей к утрате галичанскими политиками провозглашённого столицей Львова, считается то, что «сечевые стрельцы», захватив все ключевые пункты в городе, не заняли железнодорожный вокзал, через который к восставшим против галичанской диктатуры полякам вскоре подошли подкрепления из Польши, что и решило споры о юрисдикции Львова.
Интересно, а если бы бравые «сечевики» взяли бы под свой контроль вокзал, то неужели политики Варшавы бесстрастно взирали бы на фактическую аннексию галицкими националистами города, в котором поляки составляли не менее 60% населения? 

Подходы галицких политиков 105-летней давности мало чем отличались от подходов, принятых в современной Украине, ведущим принципом которых является возвышение представителей «титульной нации» над «национальными меньшинствами». Неудивительно поэтому, что поляки взяли с собой «в чемодан и на вокзал» не только личные вещи, но и славный город Львов тоже? А чуть позже – и всю Галичину вместе с Волынью. 
Хотя Волынь Варшаве обеспечили даже не столько тамошние поляки (в этом регионе, входившем в состав Российской империи, их было не так уж много), сколько Петлюра, фактически предавший и продавший Западную Украину Пилсудскому в апреле 1920 года в обмен на обещание помощи против Советской власти. 
Но галицкая «держава» не сразу оказалась занятой польскими войсками. Несколько месяцев местное правительство пыталось изображать подобие государственной активности. Но шагов для смягчения межнациональных споров не было сделано. Справедливой земельной реформы также не было
Но дело даже не в этом. А в том, что политики-«западенцы» успели напринимать кучу актов по «укреплению национальной державности» типа внедрения в госучреждениях одного-единственного и обязательного для чиновников государственного языка (украинского, конечно же), то же и для школьного образования и т.д. В общем, почти то же самое, что и в современной Украине. 
Однако геополитическая обстановка вокруг нынешней «великой европейской державы» и ЗУНР всё же отличаются радикально. В то время как политики Киева проводили свои всё более радикальные эксперименты (по крайней мере до 2022 года) над «неистинными украинцами» практически в тепличных условиях, соседи Галичины 1918 года были куда решительнее в деле защиты своих соотечественников. Чехословакия заняла Закарпатье практически сразу, то же самое сделала Румыния в отношении Буковины – с ними руководство ЗУНР воевать даже не пыталось, куда ему было выдержать войну на три фронта, считая уже открытый польский.
С Польшей повоевать галичане успели, первоначально даже при некоторой поддержке Петлюры. Впрочем это лишь затянуло агонию галицкого государства. 
Парижем и Лондоном в качестве «смотрящего» за Восточной Европой (и побеждённой Германией с восточной стороны) была выбрана Польша. И брать в расчёт интересы теряющих и власть, и территории галицких националистов они не собирались, лишь разрешив им воевать «до последнего украинца» против Красной Армии. Тем более что фактическая потеря ЗУНР поначалу даже не привела к снятию с петлюровско-советского фронта её Галицкой армии. Потом, правда, её командиры и рядовые бойцы постепенно поняли, что воюют уже неизвестно за чьи интересы. А потому сначала они сдались белогвардейцам (их капитуляцию принял известный генерал Яков Слащёв), а затем, когда «звезда» белых закатилась (ещё до падения Крыма в ноябре 1920 г.), перешли на сторону Красной Армии, переименовавшись из прежней УГА в ЧУГА (Червона Украинская Галицкая Армия). 

Ещё более яркий пример политической шизофрении – это присяга Гитлеру вояк дивизии СС «Галичина» с одновременным позиционированием такой же по духу ОУН-УПА «воюющей с Германией» силой (при том, что в июле 1941 г. те же ОУНовцы не менее рьяно провозгласили восстановление Украинской Державы «в неразрывном союзе с любимым фюрером»). 
Только ведь вопросы государственного строительства одной грубой силой с опорой на национализм и дискриминацией «национальных меньшинств» не решаются. Правда, украинские так называемые «элиты», как 105 лет назад, так и ныне, понять сей непреложный факт неспособны в принципе.

5
1
Средняя оценка: 3.76667
Проголосовало: 30