Путь к Рейхстагу Рахимжана Кошкарбаева

30 апреля 1945 года лейтенант Кошкарбаев и рядовой Булатов сумели подобраться к зданию Рейхстага и установить на нём красное знамя. Однако этот подвиг не сделал храбрецов Героями Советского Союза. 

Рахимжан Кошкарбаев родился 19 октября 1924 года в селе Тайтобе, что в те годы относилось к Киргизской АССР (сейчас – территория Казахстана). По национальности Кошкарбаев являлся казахом. Когда мальчишке было всего четыре года, умерла его мать. А спустя девять лет в его жизни произошла очередная трагедия – он лишился отца. В 1937 году мужчину репрессировали. После этого Рахимжана определили в детский дом. Парень окончил «семилетку», а продолжил учёбу в фабрично-заводском училище. 
Когда началась Великая Отечественная война Рахимжану было неполных семнадцать лет. И он захотел уйти на фронт добровольцем. Однако сделать это не получилось. В военкомате его поблагодарили за рвение и храбрость, но в армию не взяли из-за юного возраста. И предложили подождать какое-то время. 
Время Рахимжана подошло в конце лета 1942 года. Парня всё-таки взяли в армию. Его определили в стрелковый полк, который находился в Кокчетаве (сейчас – Кокшетау, Казахстан). Тот город превратился в учебный центр и полигон для молодых солдат из советских среднеазиатских республик. Там бойцы постигали премудрости военного ремесла. В Кокчетаве Рахимжан находился до лета 1943 года. Однако и после окончания занятий на фронт он не попал. Вместо этого парня определили в Тамбовское общекомандное пехотное училище, которое было эвакуировано во Фрунзе (сейчас – Бишкек, столица Кыргызстана). 
Осенью 1944 года Кошкарбаев окончил училище. И только после этого его отправили на фронт. Однако вступить в по-настоящему серьёзные бои Рахимжан смог только в 1945 году. Ему пришлось принять участие в освобождении Варшавы. Вот, что об этом вспоминал Кошкарбаев: «Мы вошли в горящий город. Впечатление было такое, будто оказались в аду. Обуглившиеся голые стены домов, чудовищные воронки. И груды сваленных прямо на улицах трупов. Даже старые солдаты, немало повидавшие на своем веку, были потрясены увиденным».
В середине апреля Кошкарбаев принял участие в ожесточённых сражениях на реке Одер в районе Гроенойдорфа. Рахимжан, возглавляя штурмовой взвод, сумел прорвать оборону противника на западном берегу реки. После чего красноармейцы подошли к каналу Фридландерштром. Однако с наскока взять немецкие позиции не получилось. Враг хорошо подготовился к обороне и остановил продвижение советских войск. 
Командование решило, что захватить стратегически важный плацдарм на западном берегу канала должен штурмовой взвод. У группы опытных бойцов шансов на успех было куда больше, нежели у простых пехотинцев. Ответственное задание было поручено Кошкарбаеву и его солдатам. Красноармейцы, несмотря на шквальный вражеский огонь, сумели добраться до противоположного берега. Затем закрепились на плацдарме и отбили несколько вражеских контратак. После чего туда прибыли и основные силы полка. Находясь под прикрытием артиллерии, взвод Кошкарбаева добрался до траншей противника. Началась ожесточённая рукопашная схватка. Советские бойцы смогли уничтожить несколько десятков вражеских солдат и офицеров, захватили три крупнокалиберных пулемётов. 
Спустя некоторое время взвод Кошкарбаева добрался до реки Шпрее. Противник сопротивлялся отчаянно, изо всех сил, но остановить продвижение советских частей уже было невозможно. Так, к концу апреля Рахимжан со своими бойцами подошёл к зданию Рейхстага. Только за несколько дней боёв красноармейцы уничтожили свыше двух сотен немецких солдат и офицеров, примерно столько же взяли в плен. Они захватили четырнадцать полевых орудий, а также почти три десятка крупнокалиберных пулемётов. 

И вот пред лейтенантом Кошкарбаевым, командиром 1-го стрелкового взвода 3-й стрелковой роты 674-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии появилось здание Рейхстага. От советских позиций до «сердца» Третьего рейха было менее четырёхсот метров. Но та территория отлично простреливалась, поэтому пойти на штурм означало лишь одно – пожертвовать большим количеством солдат. Командование этого не хотело. Но и советское знамя необходимо было водрузить на Рейхстаг. 
Кошкарбаев впоследствии вспоминал: «Комбат Давыдов подвёл меня к окну. (Это ещё в «доме Гиммлера»). «Видишь, – говорит, – рейхстаг? Подбери нужных людей, будешь водружать флаг». И передал мне тёмный, довольно тяжёлый сверток – флаг, завернутый в чёрную бумагу.
С группой разведчиков я выскочил из окна. Вскоре нам пришлось всем залечь. Начался сильный огонь. Возле меня остался один боец. Это был Григорий Булатов. Он все спрашивал: «Что мы будем делать, товарищ лейтенант?» Мы лежали с ним возле рва, заполненного водой. «Давай поставим свои фамилии на флаге», – предложил я ему. И мы химическим карандашом, который у меня оказался в кармане, тут же под мостиком лежа, написали: «674 полк, 1 б-н». И вывели свои имена: «Л-т Кошкарбаев, кр-ц Булатов».
Мы тут пролежали до темноты. Потом началась артподготовка, и с первыми же выстрелами её мы подбежали к рейхстагу. Булатов поднял флаг».
Это был настоящий подвиг. Что подтвердил командный состав полка, который в мае подготовил необходимые документы для представления Кошкарбаева и Булатова к званию Героя Советского Союза. Нужные подписи поставили также командир 150-й стрелковой Идрицкой ордена Кутузова II степени дивизии генерал-майора Шатилов и командира 79-го стрелкового корпуса генерал-майора Перевёрткин. Однако официально Героями ни Кошкарбаев, ни Булатов не стали. Их наградили орденами Красного Знамени. Произошло это в июне 1945 года.

 

***

Как известно, знамя над Рейхстагом водрузили не только Кошкарбаев и Буланов. Это же сделали Михаил Егоров и Мелитон Кантария, которые, кстати, удостоились звания Героя Советского Союза с вручением медали «Золота Звезда». При этом, были и ещё смельчаки, сделавшие тоже самое. Но также не удостоились высшей награды.
Спустя годы, институт военной истории Министерства обороны Российской Федерации на официальный запрос о ситуации с Кошкарбаевым и Булатовым ответил так: «…в каждой из армий, наступающих на Берлин, готовилось по одному красному знамени для водружения над зданием Рейхстага. В 3-й ударной армии 22 апреля 1945 года было подготовлено девять таких знамён (по числу входящих в неё дивизий). Красные знамёна, флаги и флажки имелись во всех штурмовых группах, которые шли в бой с главной задачей – прорваться в Рейхстаг и установить их на здании. Всего над Рейхстагом было поднято около 40 флагов. В связи с этим, и по ряду других причин, вопрос о том, кто первым совершил этот подвиг, до сих пор остается дискуссионным». 
Есть предположение, что Кошкарбаев и Булатов не удостоились высшего знания по причине того, что их знамя не являлось «официальным», а было самодельным. Более того, сшито оно было из немецкой ткани. Однако точного ответа нет. А предположения можно строить какие угодно. 
Сам Кошкарбаев отнёсся к такому повороту событий спокойно, с достоинством. Естественно, у него была обида, но она не испортила фронтовику жизнь. После войны он вернулся в Казахстан, поселился в столице. 
Судьба же его фронтового товарища Григория Булатова сложилась гораздо трагичнее. Григорий Петрович так и не смог смириться с произошедшим. Он постоянно твердил о несправедливости, рассказывал о том, как он поднимал знамя над Рейхстагом. Однако ему не верили. В конце концов, ему и вовсе дали прозвище «Гришка-рейхстаг». Булатов несколько раз отправлялся за решётку из-за мелких преступлений. Начал много пить. Однажды за него даже вступился маршал Георгий Константинович Жуков, благодаря которому Булатова освободили досрочно. Жуков тогда написал Григорию Петровичу: «Гриша! Твои сапоги топтали крышу Рейхстага. Неужели они не могут растоптать бутылку?» Но справиться с проблемой у Булатова так и не получилось. 12 января 1973 года он отправил Кошкарбаеву письмо: «Вот как уже полгода я освободился из мест заключения. Жизнь моя не блещет, хвалиться нечем. Я ни на кого не надеюсь больше, когда были нужны – нам обещали. Хотя мы были молоды, нас легко было обмануть. Как получилось, тебе известно. Вот моя обида пожизненно».
А 19 апреля он покончил с собой. Григорию Петровичу на тот момент было 47 лет. Похоронили фронтовика на местном кладбище города Слодобской (Кировская область), где он и жил после войны. 
Что же касается Кошкарбаева, то спустя время он встал во главе гостиницы «Алма-Ата», написал две книги о своей военной молодости: Знамя Победы» и «Штурм: День 1410-й». Несколько раз Кошкарбаев избирался в Совет народных депутатов Советского района Алма-Аты. Затем удостоился званий «Почётный гражданин» сразу нескольких казахстанских городов. 
Не стало Кошкарбаева 10 августа 1988 года. А в 1999 году, уже после развала Советского Союза, Рахимжан Кошкарбаевич посмертно удостоился высшей награды Казахстана, став «Народным Героем». 

5
1
Средняя оценка: 4.33333
Проголосовало: 6