Белгородская черта на линии огня

Эту статью нас побудили написать многочисленные обращения и звонки в соцсетях, поступившие от наших друзей из разных регионов России. Они искренне ужасаются: «Как вы умудряетесь выживать в Белгороде, всеми кинутом и всеми плюнутом?» Масла в огонь подливают всевозможные истеричные особы, покинувшие город при первых же серьёзных обстрелах и вещающие теперь из какого-нибудь Нижнего Новгорода, что «Белгород стирают с лица земли» и «власть ничего не делает». Что ж, им из своего прекрасного далёка, наверное, виднее.

Не упускают своего и работающие на Запад ципсошные каналы, разгоняя волны паники в интернете и утверждая, что Белгород «на 30 процентов превращён в руины». И вся эта «лапша» оседает на ушах доверчивых читателей и слушателей. Так что же в действительности сейчас происходит в Белгороде?
Как читатель уже догадался по взятому нами тону, всё не так страшно, как чёрт малюет. Однако сразу хотим оговориться, что современный Белгород — не для слабонервных. Именно по этой причине одна из наших знакомых зет-патриоток решила сразу после начала массированных обстрелов города перебраться в Волгоград и вдохновляться там видом грандиозной скульптуры «Родина-мать зовёт!» для написания новых патриотических стихов.


Белгородский губернатор В.Гладков. Всегда первый

Самые тяжёлые дни для Белгорода начались с 12 марта 2024 года. С этого дня и до конца месяца обстрелы города со стороны Украины продолжались ежедневно по несколько раз за день — от двух до пяти. В результате этих террористических актов погибло 26 человек и 160 получили ранения разной степени тяжести. Повреждены сотни машин. В десятках многоквартирных домов повыбивало стёкла и оконные рамы. Осколками посекло здания нескольких детских садов, школ, больниц, поликлиник, торговых центров и даже перинатального центра. Но мы сильно погрешим против истины, если скажем, что от обстрелов разрушена хотя бы одна сотая процента жилого и нежилого фонда Белгорода. 
Прекрасно отдаём отчёт, что для близких человека, ехавшего утром на работу из Сосновки в центр и сгоревшего заживо в своей машине от прямого попадания снаряда, или другого человека, мирно спавшего в своей квартире на втором этаже кирпичного дома по ул. Шаландина и погибшего в семь утра от залетевшего в его окно «вампира» — это чудовищная трагедия. Но будем объективны, для такого города как Белгород — это не те жертвы и разрушения, чтобы поддаваться такой масштабной панике.
А происходит вот что. Сейчас от некогда почти четырёхсоттысячного населения областного центра в городе, на наш взгляд, от силы осталась четвёртая его часть. Конечно, никто не знает, сколько точно, а наше мнение основывается на наблюдениях за вечерним светом в окнах домов и количеством пассажиров в общественном транспорте — сколько было и сколько стало. 
Ещё одним из критериев для нашей оценки численности городского населения явились магазины. В первые дни обстрелов во многих «Магнитах» и «Пятёрочках» действительно были полупустые полки, чем не преминули воспользоваться всё те же ципсошники, раструбив по своим проплаченным каналам, что в Белгороде грядёт «гуманитарная катастрофа».
Связано это было  с тем, что водители боялись везти ту же мясную продукцию из Губкина или молочную из Старого Оскола в Белгород, не говоря уж про товары, ввозимые к нам из других регионов. Из-за этого возник временный дефицит, но с ним быстро справились и сейчас полки магазинов забиты всякой всячиной пуще прежнего, но возникла другая проблема уже из-за оттока населения — некому брать. Особенно это чувствительно по отношению к скоропортящейся продукции.
Большинство из оставшихся в Белгороде жителей старается лишний раз, как раньше, на улицу не выходить. Никогда не знаешь, в какой час начнётся обстрел и где он тебя может застигнуть. Общественный транспорт при первых звуках сирены останавливается и высаживает пассажиров. Бывали случаи, когда ракетную опасность не отменяли на протяжении пяти часов. Автобусы стояли, несчастные пассажиры маялись на остановках, про такси помолчим. Все эти обстоятельства не располагают к прогулкам и поездкам по городу.


Снаряд на "Спортивной". В домах выбиты стёкла

В результате Белгород стал напоминать типичный российский город четырёхлетней давности, когда было объявлено, что ковид не дремлет и надо всем сидеть на самоизоляции. Люди в основном выходят за продуктами в ближайший «Магнит» или кучкуются небольшими группками возле подъездов своих домов, чтобы подышать и обсудить последние события.
Нельзя сказать, что большая часть населения покинула Белгород, как говорится, «с концами». Многие жители города являются потомками выходцев из сельской местности Белгородской области и сейчас они отсиживаются в фамильных «имениях», рассчитывая вернуться обратно, как только всё «рассосётся».
Более состоятельные горожане решили удариться во внутренний туризм. Определив для себя маршруты турне по городам России, они теперь выкладывают в  соцсетях селфи на фоне достопримечательностей. Ведь в самом Белгороде в первые дни обстрелов позакрывалось почти всё за исключением «Магнитов» и «Пятёрочек». А многие банки не работают до сих пор, кроме головных офисов, что вызвало всплеск особой «любви» к ним у белгородцев.
Какие шаги в такой ситуации предприняла российская власть, которая, по мнению некоторых, «всех бросила»? Если говорить о военной составляющей, то приграничные земли Харьковской и Сумской области «перепахиваются» ФАБами, чтобы лишить вражеские РСЗО возможности в очередной высунуть свои жала. Но все понимают, что работа эта долгая и кропотливая.
В самом городе появилось очень много модульных укрытий из бетона. Причём не только на остановках, но и на перекрёстках, в парках, возле детских и спортивных площадок. И пусть они не спасут от прямого попадания снаряда, чего, будем надеяться, никогда и не произойдёт, но от шальных осколков защищают вполне надёжно. Недавно один такой модуль, установленный возле второй городской больницы, принял на себя целый град осколков и достойно выдержал испытание — стены посечены, но не пробиты. Россказни о том, что «перепуганные русские свиньи» превратили свои укрытия в «общественные туалеты» — не более чем геббельсовская ложь ципсошных каналов.
Но самое главное — в Белгороде появилась реальная система оповещения, предупреждающая о ракетной опасности. Тридцатого декабря минувшего года Белгород был буквально расстрелян из украинских РСЗО. Взрывы прогремели совершенно неожиданно для всех в центре города средь бела дня. А теперь сирена ракетной опасности срабатывает за 15 секунд до прилётов.
Люди, живущие в глубоком тылу России, быть может, только горько усмехнутся насчёт такой «оперативности». Но стоит иметь в виду, что Белгород находится всего лишь в 38 км от границы, она же — линия фронта. И не будем забывать слова из легендарной песни: «Не думай о секундах свысока...»
Остановимся немного подробней на этих жизненно важных секундах. Недавно мы шли по Южному парку, который, как и все общественные места города, был почти безлюдным. В полусотне метров левее от нас гуляла молодая пара с симпатичной белой дворнягой, а  навстречу нам, лихо размахивая руками, шли два здоровенных мужика «под мухой» — один высокий, другой широкий. Оба в чёрных кожанках-косухах — «привет из девяностых». Никто из нас и представить не мог, что через минуту мы все, такие разные, будем стоять в подвале близлежащей хрущёвки и тревожно прислушиваться к взрывам в небе и гадать по звукам, куда попало.

 

В пятнадцатисекундный «номартив СВО» уложились все, включая собаку. Более того, мужики на «весёлых ногах» добежали первыми до подъезда и, раскрыв нараспашку дверь в подвал, по-джентльменски сначала пропустили нас и молодую пару с собакой, когда в небе уже раздались первые взрывы.
А ещё пятнадцати секунд достаточно, чтобы среди ночи вскочить с кровати от воя сирены и добежать до туалета, но не для того, чтобы облегчиться, а чтобы укрыться там, где нет окон. По этой причине некоторые белгородцы перетаскивают диваны в коридор или ставят там на ночь раскладушки.
Все белгородцы помнят памятные кадры, попавшие в поле камер видеонаблюдения, когда женщина, выгуливавшая двух собак, недостаточно своевременно отреагировала на предупреждающую сирену, и через полминуты в двух метрах от неё упал снаряд. Из всех троих выжила только одна собака. Это мы к тому, что ни в коем случае нельзя пренебрегать этим пятнадцатисекундным даром.
Отсюда формируется адекватная сложившейся ситуации модель поведения у людей. Когда выходишь на улицу, глаз первым делом цепляется за наиболее удачные места укрытий, вроде маленьких магазинов, двери которых находятся на уровне первого этажа, а лестницы уводят в подвальные помещения. Мозг тем временем высчитывает время твоего передвижения от одного укрытия к другому — удастся ли своевременно покрыть расстояние, если вдруг снова завоет сирена?
Недавно одна пожилая женщина пожаловалась всем в «Пятёрочке», что уже целую неделю не выходила на улицу. Да, далеко не все из оставшейся в городе сотни тысяч жителей бесстрашные смельчаки. Особенно это касается стареньких бабушек, которым пятнадцати секунд ничтожно мало, чтобы добраться до укрытия.
Некоторые из оставшихся в городе жителей хотели бы уехать, но не могут, потому что не за что и некуда. Так мы обратили внимание на выбитые вместе со стёклами оконные рамы, лежащие на земле. Многие рамы оказались из полусгнившего дерева и, значит, вставлены они были очень давно, лет тридцать назад, что довольно красноречиво говорит об уровне достатка жителей этих многоэтажек. Но люди не теряют надежды поправить материальное положение, правда, очень маловероятным способом — даже при начавшихся систематических обстрелах города у окошка Гослото в гипермаркете «Линия» мы постоянно видим очередь в десять-пятнадцать человек. Блаженны верующие.

 

Сейчас информационное пространство заполонили кадры с лицами счастливых белгородских детей, которых «чудом спасли из самого пекла». А люди, годящиеся им в родители, поснимали квартиры в Старом Осколе и Губкине и не нарадуются, что им удалось «вырваться из этого ада». А мы тем временем идём играть в футбол.
В Белгороде с конца марта установилась аномально тёплая майская погода, и мы выходим каждый день на спортивную площадку во дворе поиграть в мяч. Вчера к нам подошла группка любопытных десятилетних ребятишек, и мы быстро сговорились об условиях игры. Наблюдавший за нами житель нашего дома в спецовке, взявший на себя обязанности дворника, дал несколько дельных советов по технике владения мячом из арсенала легендарного Пеле. У всех на лицах играли добродушные спокойные улыбки, потому что это были настоящие белгородцы, любящие свой город.
А ещё мы видели, как семидесятилетние бабушки и дедушки из соседних дворов, вооружившись граблями и мусорными мешками, решили провести субботник. Им было больно видеть, с какими мучениями зелёные ростки первых цветов пробивались сквозь серый слой неубранной прошлогодней листвы. Они привели в порядок свои палисадники между двумя обстрелами в половине пятого и половине восьмого вечера. А уже утром распустились первые золотистые звёздочки нежных нарциссов. Таких чистых и светлых людей ничем не запугаешь. И чем они не пример для подражания молодёжи, привыкшей водить пальцем по стеклу своих смартфонов? Сейчас особенно важно, чтобы эта энергетика закалённых невзгодами людей передалась от старших к младшим, и тогда мы сможем устоять, как нация.
Трудно переоценить значение того, что последние три недели вершится в нашем городе. Пока держится Белгород, Россия может продолжать жить беспечно  — есть блины с икрой на Масленицу, устраивать народные гуляния, развлекаться на фестивалях и концертах, радоваться наступившей весне и строить планы на летние отпуска.
А тем временем беда уже на пороге России. В приграничном Грайворонском районе Белгородской области осталось всего полторы тысячи человек, что составляет всего пять процентов от прежней численности. А сами сёла Грайворонщины, включая город Грайворон, теперь напоминают сёла и города Донбасса. В Губкине и Старом Осколе, находящихся почти за двести километров от границы собираются проводить учения на случай ракетной опасности и устанавливать такие же модульные укрытия как в Белгороде.
Недавно в одном курском телеграм-канале кто-то из белгородцев написал в комментариях: «У вас Масленица, а у нас обстрелы». В ответ от некоторых комментаторов раздалось возмущённое шиканье: «А Курск здесь при чём?» Вот если Белгород эвакуируется в Курск, сам Курск переселится в Москву, а Москву передвинут куда-нибудь в Новосибирск, тогда все сразу станут «при чём».
Если сейчас разбежится Белгород, то натовцы, ведущие с Россией гибридную войну и, прикрываясь как щитом подневольным украинским населением, начнут массированно бить ракетами и дронами дальше вглубь России, постепенно сгоняя нас со своих земель и пуская вдогонку хаос, голод и эпидемии, как их предки это проделали с индейцами в Америке. 
Все мы с детства помним поучительную сказку о прутиках. Отец предложил своим сыновьям сломать по одному прутику, с чем каждый легко справился. Но когда глава семьи связал из прутьев большой веник и предложил всем сломать и его, то это никому не удалось. Вот так и нас, если будем стоять только каждый за себя, постигнет участь этих прутиков. Пора нам уже всем просыпаться от иллюзии «снов золотых», навеянных мирной и беспечной жизнью — Родина-мать зовёт!


Белгородское небо после работы ПВО

5
1
Средняя оценка: 4.69231
Проголосовало: 13