Котейки

От редакции

Известный писатель-сибиряк Владимир Максимов в цикле "Недетские истории" представляет свою модель, свой стиль общения с детьми, внуками. Некий «конспект» честных ответов на порой весьма взрослые, даже мировоззренческие вопросы. 

2020-й… В связи с неблагополучной эпидемиологической обстановкой, вызванной новой напастью наших дней — коронавирусом, и длящейся по всему миру уже второй год, каникулы после первой четверти, с учётом «очередной волны пандемии», почти во всех школах нашей необъятной Иркутской области продлили на неделю. Моего внука Костика, пошедшего в этом году в первый класс, такое решение местных властей, в отличие от его родителей — моего сына Дмитрия и его жены Светланы, — ничуть не огорчило.
Поскольку в школу он (да ещё в такую рань, когда так хорошо спится), надо сказать, ходил без особой охоты, ибо ничего нового и интересного, по его словам, для него там не было. А если учесть ещё и тот факт, что в телефонных СМС-сообщениях его учительницы младших классов, предназначенных для учеников или их родителей, она сама довольно часто делала элементарные грамматические ошибки, то это, впрочем, было и не удивительно. К тому же внук мой, отправляясь в первый класс, читать, писать и считать уже умел, отчего на уроках нестерпимо скучал.
В данной же ситуации с продлением каникул у родителей Костика возникали проблемы. Например, уходя на работу, они вынуждены были оставлять его дома до обеда одного. После часа дня, отработав полдня на авиазаводе и забрав затем по дороге из детского сада младшего сына Сашуню, домой возвращалась Костина мама — Света…
Сын, извиняясь, что отрывает меня, как он выразился, «от важных государственных дел», попросил хотя бы ненадолго навещать внука. 
— Мал он ещё, — добавил Дмитрий, глубоко вздохнув. — И оставлять его одного до обеда как-то страшновато. Да и ему самому наверняка сидеть в квартире в одиночестве тоже не очень-то весело будет. И мало ли что может случиться с ребёнком. Хотя он уже оставался на час-два один в безвыходных для нас ситуациях, но…
— Дима, — не дал договорить сыну, — конечно, я к вам приду и посижу с Костиком до прихода Светы. А может быть, мы с ним погуляем, а то, глядишь, и в кафе какоё-нибудь забредём, съедим там чего-нибудь вкусненького, — развернул я перед сыном свои приятные для меня самого от предстоящего общения с внуком планы.
— Ну, попробуй, — неуверенно отозвался сын, поблагодарив за готовность помочь им, отодвинув в сторону свои дела, которых у любого человека в любом возрасте всегда хватает. 
После звонка Димы, позавтракав на скорую руку, я отправился к внуку. Благо, что живём мы друг от друга недалеко, минутах в пятнадцати ходьбы от дома до дома, неспешным шагом. И ключи от квартиры сына у меня имеются.
По пути я зашёл в кондитерскую лавку «Жар Свежар», купив там четыре эклера. По штуке каждому члену их семьи.
Открыв дверь Диминой квартиры и войдя в прихожую, я громко, стараясь, чтобы это прозвучало празднично, проговорил:
— К вам явился Дед Мороз! Он подарки всем принёс!
Первыми на мой мажорный призыв откликнулись кошки, появившись, с небольшим интервалом, из разных комнат в прихожей. Сначала, словно понимая человеческую речь и уловив, что разговор идёт о подарках, из боковой комнаты стремительно выскочила серая подвижная гибкая молодая кошечка. Отличная охотница, что она доказала на даче нынешним летом. Переловив на нашем, да и соседних дачных участках невероятное количество мышей-полёвок. Имя ей, правда, так и не было придумано, поскольку Дмитрий, найдя кошку едва живую от холода на улице, принёс её домой в надежде отыскать для неё хорошего хозяина, ибо у них в доме уже имелся кот, и неизвестно было, как он примет новую жилицу. Однако «хорошего хозяина» за полгода звонков кому-то по телефону, расклеивания объявлений, поисков в Интернете — с фотографией кошки и немудрящим текстом под фото: «Отдадим в хорошие руки», найти так и не удалось. А потом уже им самим расставаться с кошкой не захотелось. Да и с рыжим котом Карасиком, или Бусей, как зовут его в семье сына, новая жилица вполне ладила, а ребятишки, как их родители, к ней привязались. Так и осталась она просто Кошихой, как, не особо мудрствуя, называли её с первых дней появления в доме. 
Вторым в прихожую степенно, важно вышагивая, выбрел тот самый рыжий кот Карасик, которого много лет назад, тоже на улице, совсем маленьким беспомощным котёнком, умещающимся на его ладони, правда, летом, а не зимой, тоже подобрал мой сын, неспособный пройти мимо беспомощного живого существа. Теперь же это стал взрослый, упитанный, довольный собой и своею жизнью кот… 

Последним из своей комнаты, оторвавшись, как я понял, от компьютера в прихожей, появился Костик. И по всему было видно, что он искренне рад моему приходу.
— А какие подарки? — спросил он, наблюдая за ласкающимися ко мне и ходящими кругами возле моих ног кошками, и тоже, как и я, погладил их обоих.
— Эклерчики твои любимые! — по-прежнему мажорно продолжил я. — Всем по одной штуке. Тебе, маме, Сашуньке, когда они приедут, и папе. Когда он вечером придёт с работы. Какой ты выберешь — с шоколадным, сливочным покрытием или классический?
— С шоколадом и классический, — ни на секунду не задумываясь, ответил Костик, рассматривая в прозрачной упаковке эклеры, которые я достал из бумажного пакета.
 — Тогда кому-то не достанется, — ответил я, направляясь в кухню. — Так что сам выбирай, кто из вашей семьи останется без сладкого.
— Ладно, — с явным сожалением ответил внук, — я съем классический.
— В следующий раз куплю эклеров побольше, — успокоил я его. — Или возьму профитролей. И ты, и твой отец, я знаю, их любите. 
В сопровождении котеек, неотрывно следующих за нами, будто почётный эскорт, мы с Костей прошли на кухню.
Я положил ему в блюдце эклер. Остальные убрал в холодильник.
— Ты где его будешь есть? Здесь или в своей комнате? — спросил внука.
— В своей комнате. Я там на компе играю, — ответил он.
— Интересная игра? — для порядка поинтересовался я.
— Да, интересная, — ответил внук не очень, впрочем, охотно. Зная, что я не одобряю его долгого сидения за компьютером. Всегда стараясь отвлечь на какие-нибудь другие дела. 
— Стрелялки небось? — уточнил я.
— Ну да, — так же нехотя ответил Костик. — Я пойду? — продолжил он, словно чувствуя какую-то вину передо мной, забирая со стола блюдце с эклером.
— Иди, — суховато ответил я. — А я пока с котейками поиграю. Ведь кошки — это те же тигры, только маленькие, относящиеся, как и тигры, к одному семейству — кошачьих. И маленьких тигрят так и называют — котята. А кошкам, как и тиграм, нужно бегать, за кем-то охотиться. — Я сделал небольшую паузу и уже назидательно продолжил: — Кроме всего прочего активный образ жизни продлевает жизнь…
В большой комнате я стал катать по полу, а точнее, по ковру, бросая его так, чтобы он быстро катился, совсем небольшой, меньше мяча для большого тенниса, мячик. А коты с удовольствием носились за ним. Правда, поймать этого «зверька», быстро удирающего от них, чаше всего удавалось всё же Кошихе. Карасик был тяжеловат. И вскоре эта детская беготня ему, похоже, наскучила. А может быть, он просто устал, ведь ему, в отличие от его двухгодовалой подружки, было больше десяти лет. И он улёгся, свернувшись клубком, на мягкую подстилку на диване, выбрав то место, куда добирался яркий солнечный свет.

Я, продолжая игру, привязал теперь на нитку какую-то скомканную бумажку и стал дразнить ею неутомимую Кошиху, которой эта забава явно нравилась. 
Она грациозно подпрыгивала, пытаясь прямо в воздухе схватить «добычу» передними лапами, когда я из-под самого её носа поддёргивал бумажку вверх. Стремительно выскакивала, нападая на неё из-за дивана. И даже несколько раз перескочила через Карасика, когда бумажка оказывалась в непосредственной близости от него.
На наш весёлый шум (на что я в глубине души надеялся) пришёл Костик, и мы продолжили играть уже вместе с ним. А точнее, я просто наблюдал, как они оба — Костик со смехом, а Кошиха с азартом и показной свирепостью, носятся по комнате. А потом как-то незаметно мы с внуком переключились на футбол, гоняя почти настоящий футбольный мяч по самой большой комнате в их квартире по мягкому ковру, лежащему на полу и забивая друг другу голы между ножек стульев, поставленных в противоположных концах комнаты.
Внук, конечно, выиграл у меня во всех, не менее чем двадцати таймах.
Он по-прежнему весело смеялся, забивая мне очередной гол между ножек стула. А я притворно охал, что опять пропустил мяч, радуясь тому, что мне удалось растормошить Костю, оторвав его от компьютера.
— Может быть, на улицу сходим погуляем, — предложил я через какое-то время. — В кафе зайдём, пиццу съедим.
— Нет, деда, неохота, — ответил Костик, усаживаясь на диван и гладя правой рукой по спине сладко спящего Карасика.
Я уселся рядом с внуком. И тут же ко мне на колени запрыгнула Кошиха, требуя и своей порции ласки.
Я погладил её по шелковистой шёрстке, и она благодарно потершись о руку, лизнула её своим шершавым языком.
— Настоящая охотница! — сказал я о ней с восхищением. — Ты помнишь, Костя, сколько она летом переловила на даче мышей? И как она ловко охотилась за ними? Тигра, да и только. 
— Да, помню, — ответил Костик. На даче было хорошо. Жалко только что, — добавил он, — там нет компьютера и Интернета.
— Это-то, Костик, как раз и есть самое хорошее, — ответил я ему, добавив, — поскольку человек не должен становится ничьим рабом. В том числе Интернета.
Внук, продолжая гладить Карасика, словно и не заметив моей воспитательной речи, ласково проговорил:
— Буся хороший котик. Он любит на солнышке дремать… — И ни с того ни с сего вдруг спросил меня: — А сколько Бусентию лет?
— Больше десяти, — ответил я. — Его, кажется, в 2008 году твой папа подобрал на набережной, когда он от усталости и безысходности не мог уже даже мяукать и только беззвучно разевал свой розовый ротик, когда мимо него проходили люди. Во всяком случае, ни тебя, ни Сашуни тогда ещё на свете не было. А мы с Карасиком, пожалуй, ровесники…
— А тебе сколько лет? — спросил внук.
— Семьдесят три, — ответил я, внутренне содрогнувшись от столь солидной цифры.
— Десять, — проговорил Костик.
— Что десять? — не сразу понял я.
— Семь плюс три получается десять, — пояснил внук. И добавил: — Значит, ты старше меня только на три года.
— Не совсем уж на три, — улыбнувшись, ответил я. — Но в какой-то мере ты прав. Поскольку я частенько чувствую себя весёлым шаловливым подростком, каким был в юности. И что самое удивительное, никак не могу, да и не хочу взрослеть. Или по-другому. Многие в старости впадают в детство, а я из него, похоже, и не выпадал. 
— А сколько лет кошки живут? — снова спросил Костик.
— В среднем пятнадцать, — ответил я.
— Значит, я в пятом классе буду учиться… — задумчиво проговорил Костик, грустно посмотрев на Карасика. 
Я понял, какой нехитрый подсчёт произвёл мой внук. И чтобы отвлечь его от этой арифметики, продолжил о стадиях взросления кошек: 
— С рождения до шести месяцев — у кошек детство. От шести месяцев до двух лет — молодость. От двух до семи лет — расцвет сил. Вот как сейчас у Кошихи. От семи до одиннадцати — зрелость. От одиннадцати до пятнадцати — пожилой возраст. Старость — это уже когда кошке больше пятнадцати лет.
Видно было, что Костика не очень-то успокоил мой экскурс о продолжительности кошачьей жизни. Он молча, продолжая гладить Карасика, напряжённо (это было видно по его лицу) продолжал о чём-то думать.
— А ты пожилой или старый? — снова спросил внук.
— Я зрелый. Во всяком случае, ни старым, ни пожилым я себя пока не чувствую, — честно ответил я. 
Ощутив настроение внука, чтобы успокоить его, переключился на более оптимистичную тему:
— Есть кошки, которые доживают до двадцати лет. Это как сто лет для человека. У нас, например, Муся. Её твой папа тоже в своё время подобрал на улице, когда сам учился в третьем классе, прожила почти двадцать один год. Так что для долголетия кошек, как и для человека, впрочем, нужно одно и тоже. Сбалансированное питание, активный образ жизни и психологический комфорт. Когда тебя никто не обижает.
— А я слышал, что кошки спокойно могут жить до двадцати пяти лет и больше, — начал фантазировать внук, отчего-то готовый расплакаться. 
— Да, — подтвердил я его фантазии реальным примером из Книги рекордов Гиннеса, опубликованном в какой-то из газет, из которой я и узнал об этом. — Один кот прожил тридцать восемь лет. По человеческим меркам это где-то около ста сорока пяти годков. Так что и мы с Карасишкой, ты в этом не сомневайся, Костик, тоже будем жить ещё долго и счастливо. На радость себе и другим!

Внук, кажется, немного успокоился и, обняв меня, прильнул своим левым боком настолько близко, что я ощутил, как бьётся его маленькое сердце. И отчего-то, чувствуя его ритмичные удары, вспомнил, что у кошек ритм сердечных сокращений совсем иной. От 110 до 130 ударов в минуту. Что я, собственно говоря, мог ощутить своей рукой, под которой на моих коленях мирно и беззаботно дремала молодая котейка Кошиха…
Знал я и то, что если пульс у кошки становиться 60 ударов в минуту и меньше, значит, животное умирает и начинает искать тёмные укромные углы. И делают это коты, по мнению зоологов, из-за того, чтобы их не видели слабыми и чтобы не огорчать своим беспомощным видом хозяев. Всё это я очень хорошо изучил, когда умирала наша Муся, похудевшая настолько, что стала похожей не то на сдувшуюся грелку, не то на блин. И в этот блин, в его заднюю часть я, доставая измученную котейку из тёмного угла за кроватью, делал поддерживающие её жизнь, прописанные ветеринарным врачом какие-то витаминные уколы, поскольку от еды она отказывалась…
И подушечки лап у неё были, помню, такими холодными…
Но обо всём этом я Костику, конечно же, говорить не стал, наслаждаясь минутой несомненного счастья. Когда внук доверчиво прижимается к тебе, и ты чувствуешь, как весь наполняешься любовью и к нему и к этим бессловесным существам, братьям нашим меньшим. О коих старец Зосима из романа Достоевского «Братья Карамазовы» говорил:

«Животных любите: им бог дал начало мысли и радость безмятежную (в отличие от человека, у которого и минуты счастья бывают нередко с горчинкой, поскольку любая человеческая жизнь — это случайность, а смерть, увы, — закономерность). Не возмущайте же её, не мучьте их, не отнимайте у них радости…»

Я в сей счастливый миг мысленно поблагодарил Бога за все его великие и добрые деяния к нам грешным и слабым людям. И мысленно попросил его: «Господи, не отнимай у меня подобные минуты радости от общения с семьёй сына и моими внуками. Помоги нам всем, Господи, в добрых делах, а от злых — отврати. По безмерному твоему милосердию…»

10—19 ноября 2021 г. Иркутск

 

5
1
Средняя оценка: 3.07692
Проголосовало: 13