Джеймс Форрестол: служащий лжи — от лжи и погибнет

От Редактора

Актуальный в нынешней истерии очерк. К тому же наш автор выяснил, что министр Форрестол выбросился из окна 22 мая, а не 21-го! Словно задержал его на подоконнике 20-го этажа, схватив за пижаму: «Погоди, дурашка! Русские по Нью-Йорку не идут»... Помогло лишь на сутки.
Лицам с неустойчивой психикой (Макрону особенно) — сей очерк читать не рекомендуется.

 Игорь Шумейко

Первый министр обороны США стал жертвой собственного пропагандистского мифа о «советской угрозе» — и сойдя с ума, выбросился из окна психбольницы.
Это произошло 75 лет назад, 22 мая 1949 года. Правда, версии произошедшего в этот день отличаются в зависимости от отношения их авторов к Форрестолу. Наиболее пиететные гласят, что его тело просто нашли на крыше одной из пристроек главного здания военного госпиталя — в психиатрическом отделении которого на 16 этаже и лечился министр.
Точнее, уже бывший министр — его сняли с должности еще 28 марта того же года, из-за возрастающих опасений насчет его вменяемости.
Те же «пиететные» версии гласят, что диагноз «паранойя» этому топ-пациенту якобы «никогда официально не ставился». Ну, а что его и убрали с высокой должности за все более часто выслушиваемое подчиненными бормотание «Русские идут, русские идут, они уже повсюду» — так какая ж это паранойя? Так, может у человека просто «плохое настроение» было?
Правда, версии более реалистичные гласят о том, что свидетели последних минут жизни Форрестола слышали, как он, выбрасываясь из окна, кричал «русские идут!» — и даже «танки, русские танки!». Как говорят, пациент принял за работу танковых двигателей сирену проезжавшей поблизости пожарной машины.

Еще «правилом хорошего тона» для симпатизирующих этому американскому «супер-ястребу» является частый тезис «до самоубийства его довели споры с командованием Военно-воздушных сил». Дескать, последнее очень не хотело дополнительных трат на новые авианосцы — не без основания опасаясь снижения ассигнований для производства собственно самолетов. И, не выдержав этой полемики, якобы часто «переходившей со стороны летчиков в откровенную травлю», несчастный глава Пентагона и сделал роковой шаг с 16-го этажа. 
Еще в рамках такого подхода иногда мельком осуждающе вспоминают и американскую же прессу — начитавшись которой господин Форрестол столь убедительно проникся страхом перед «советской угрозой», — что решил «не сдаваться в плен злобным русским агрессорам», для чего и совершил суицид.
Но даже после «изложения скороговоркой» этого печального финала дальше обычно следует информация в духе «хоть Форрестол и умер, — но его дело живет!». В доказательство чего приводятся внушительные по объему программы строительства именно что авианосных армад — первый представитель которых, сошедший со стапелей в 1955 году, как раз и получил имя «Джеймс Форрестол». А уж «высочайшая эффективность» таких армад позиционируется едва ли не как аксиома.

 ***

Объяснения эти, мягко говоря, не очень убедительны. Начиная с якобы «рокового конфликта» с американскими «летунами». В самом деле, если бы это было так, то, наверное, Форрестолу накануне помещения в психлечебницу мерещились бы не вездесущие русские, — а именно бравые соотечественники в летных комбинезонах. 
Очень дискутабельно выглядит и тезис о «высокой эффективности авианосцев», что якобы доказала Корейская война, когда их в достаточном количестве еще не было.
Так ведь у другой стороны корейского конфликта, СССР и Китая, авианосцев тогда не было от слова совсем! Но это ничуть не мешало той же дивизии прославленного советского летчика трижды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба, что называется, «гонять в хвост и в гриву» хваленые американские «Сэйбры» и прочие звездно-полосатые самолеты, базируясь на обычных наземных аэродромах. 
Которые при прочих равных условиях и стоят на порядки дешевле, чем аэродромы «плавучие» — и могут принимать куда более тяжелые самолеты, те же стратегические бомбардировщики. Которые американцы, в годы уже Вьетнамской войны, несмотря на наличие действительно большого числа подогнанных к берегам Вьетнама авианосцев, предпочитали базировать все же на острове Гуам. Да, в общем, и Японию нередко совсем не зря тоже называют «непотопляемым авианосцем» США.
Вообще якобы «передовая, но вовремя не понятая» доктрина Форрестола о необходимости усиленного строительства авианосного флота — это как раз больше из области иронической остроты «генералы всегда готовятся к прошедшей войне». Действительно, в годы Второй мировой в боях на Тихом Океане авианосные соединения показали значительную эффективность. 
Например, сражение между соответствующими группами со стороны США и Японии у атолла Мидуэй в июне 1942 года многими считается даже одним из переломных событий противостояния. А ведь именно в те годы Форрестол был военно-морским министром, отвечая за снабжения флота кораблями и другой техникой, так что знал вопрос не понаслышке. 
Но один из ключевых моментов такого противостояния — наличие авианосцев у обеих сторон! К тому же действующих на огромной акватории едва ли не половины Тихого океана. 
Япония, например, тоже начала их строить еще в 1929 году. А налет морской авиации с этих «плавучих аэродромов» на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года стал не просто началом войны, но и сокрушительным ударом по Тихоокеанскому флоту США.
Однако, как уже говорилось выше, после окончания Второй мировой авианосцев (не считая единичных экземпляров у Британии и Франции) на вооружении у противников США просто не было! Зато весь мир все быстрее опутывала настоящая цепь американских военных баз — с неплохими аэродромами. Куда подвезти хоть целые авиадивизии на борту обычных транспортов под охраной боевых кораблей, что называется, раз плюнуть. 
И — пожалуйста, можно начинать крупномасштабную войнушку вроде «Бури в пустыне» против Ирака в 1991 году. Да, в общем, и в ходе операции НАТО против Ливии авианосцы были задействованы там больше ради тренировок в боевой обстановке — и просто «чтобы добро не пропадало». Поскольку прибрежные ливийские города и так находились в радиусе действия самолетов, базирующихся на французских, испанских и итальянских аэродромах.
Неудивительно, что СССР в 50-х годах не стал отвечать главному геополитическому противнику «симметрично», ввязываясь в истощающую экономику «авианосную гонку». Вместо этого сделав ставку на подводные лодки, в том числе и вооруженные не стратегическими, а противокорабельными ракетами. А также на надводные корабли, получившие неофициальное прозвище «убийцы авианосцев», тяжелые крейсера.

***

Так что относить лоббирование Форрестолом таких дорогостоящих авианосных игрушек исключительно к патриотическому стремлению получше увеличить военную мощь США будет большой натяжкой. Тоже самое можно было бы добиться куда менее затратными методами.
Особенно если хорошо подумать — и следовать принципам будущего послевоенного миропорядка, выдвинутым при создании ООН еще президентом Рузвельтом. С его концепцией «четырех мировых полицейских» (США, Великобритании, СССР и Китая — Франция «вскочила» в состав постоянных членов Совета Безопасности лишь в самый последний момент), которые должны были обеспечивать контроль над геополитической стабильностью, каждый — в своем регионе. Соответственно, посылать в любой конец земного шара американские авианосцы при такой модели многополярного мира просто бы не требовалось.
Однако уже преемник Рузвельта — Гарри Трумэн — попытался «переиграть» первичные фундаментальные принципы ООН, с резким их сдвигом к гегемонии США и их ближайших союзников. Что, естественно, у него в полной мере не получилось — просто мир стал вместо многополярного двуполярным, с противостоянием стран с капиталистической и социалистической системами.
Вообще американцы и так смогли получить от Второй мировой войны очень хорошие бонусы. Сломав прежнюю систему классического колониализма, одновременно сделав все для распада обширнейшей британской колониальной империи, да и остальных тоже — чтобы получать максимальные выгоды уже от неоколониалистского финансового доминирования. 
А уж Бреттон-Вудская экономическая система с превращением доллара в мировую валюту давала возможность Вашингтону практически «неограниченный кредит» за счет спроса в мире на их деньги. Плюс разоренная войной экономика Европы, не могущая всерьез конкурировать с американскими производителями.
Но похоже, всего этого элитам США показалось маловато. Тем более при Рузвельте они получили очень показательный урок полезности широкого вмешательства государства в экономику — путем размещения массовых госзаказов. В годы войны это были преимущественно заказы военные. 
Но вот война кончилась — и что дальше? Элементарно — надо просто объявить «войну холодную», но готовиться к ней со всем тщанием, набивая арсеналы оружием и техникой за счет все тех же военных заказов. Тем более что практика завышения в разы и на целые порядки стоимости поставок для армии зародилась отнюдь не в последние годы, когда американские сенаторы демонстрировали на слушаниях пакетики с болтиками для Пентагона стоимостью в 90 тысяч долларов, которые можно купить в Интернете всего за несколько сотен. 
Ну, а для периодического освобождения складов можно и учения проводить — и даже «прокси-войны», как в той же Корее или Вьетнаме. 

Однако чтобы оправдать в глазах избирателей и налогоплательщиков эти безумные траты для «оживления экономики» надо ж придумать для них какую-то убедительную причину? Ей и стала якобы «неотвратимая советская угроза» с желанием СССР «поработить весь свободный мир». 
Хотя Сталин после войны, верный принципам Ялтинского мироустройства, не стал «подливать масла в огонь» даже в пользу французских, итальянских и греческих коммунистов. Очень влиятельных и популярных в те годы, но чьи страны не относились к установленной в начале 1945 года советской «сфере влияния».
Больше всего, конечно, в качестве символа начала «холодной войны» известна речь Черчилля в Фултоне — с призывом «опустить железный занавес» между Западом и СССР с его союзниками.
Но и первый в истории США военный министр Форрестол (до 1947 года там были лишь отдельные министерства для разных родов войск) приложил для развязывания «холодной войны» очень большие усилия. В частности — всеми силами раздувая миф о «советской угрозе» — якобы настолько реальной, что ему под конец его пребывания в Пентагоне начали везде мерещиться «коварные русские».
Да ведь весной 1949 года в Советском Союзе еще даже собственной атомной бомбы не было — ее первое успешное испытание произошло лишь в октябре! В то время как американские военные уже вовсю разрабатывали планы атомных бомбардировок советских городов. От которых их удерживало только осознание доминирования советской авиации, делавшее крайне затруднительной доставку смертоносных грузов вглубь СССР на обычных стратегических бомбардировщиках.
И сколь-нибудь мощного океанского военного флота у нашей страны для доставки к берегам США армад «русских танков» (притом что американский флот был куда более многочисленней) тоже не было. Откуда ж такая истовая (точнее — паранойяльная) убежденность в том, что «русские — повсюду»?

***

Возможный ответ на этот вопрос может дать биография Джеймса Форрестола. Да, в годы Первой Мировой он немного прослужил в армии — даже получив звание лейтенанта. Но дальше основным занятием выпускника престижного Принстонского университета стал, как сказали бы сейчас: «пиар»! Работа публицистом в комитете демократической партии по организации выборов.
Потом он стал преуспевающим бизнесменом, политиком, работал послом в Англии, затем перешел в правительство сначала заместителем, позже и министром военно-морского флота, и первым руководителем объединенного военного министерства…
Но незаурядные навыки публициста все равно навсегда наложили печать на его сознание. Ведь хотя расхожей остротой и является именование журналистики «второй древнейшей профессией» (с намеком на «первую древнейшую» и отсутствие устойчивых убеждений) — однако на деле сколь-нибудь основательно убеждать аудиторию можно только при условии, если сам искренне веришь в то, что говоришь.
Форрестол, заняв кресло шефа главного военного ведомства, стал уже не просто «главным военным завхозом», но и публичной фигурой, должной объяснять тем же конгрессменам необходимость все возрастающих крупных трат на свою сферу. И он это и делал — со всем пылом истово верующего в «советскую угрозу и необходимость борьбы с ней» фанатика. В силу чего, в конце концов, и доигрался — до настоящей мании преследования, заставившую его покончить собой. 
Что ж, после выхода на экраны фильма «Александр Невский», наверное, каждому известна фраза «кто с мечом к нам придет — от меча и погибнет!». На самом деле являющаяся производным от евангельского «взявший меч — от меча и погибнет». 
Судьба Джеймса Форрестола — яркий пример того, что то же самое относится и ко лжи — о несуществующей (или даже просто преувеличенной) угрозе. Призванной служить вбухиванию колоссальных средств на военные расходы — и развязыванию в мире все новых конфликтов. А в конце концов, такая ложь может убить и тех, кто выпустил ее в мир… 

5
1
Средняя оценка: 4
Проголосовало: 8