Несломленный город

В предыдущей статье, написанной нами в апреле 2024 года, мы рассказали о трагических событиях первой половины весны в нашем прифронтовом Белгороде и высказали предостережение в адрес пребывающего в беспечности российского общества — проблемы Белгорода коснутся всех.
Теперь же мы видим, что у политического руководства страны сложилось чёткое понимание необходимости решительных действий. К границе с Харьковской и Сумской областями подтянули резервы, из которых сформировали группировку войск «Север».

Она и открыла новое, Харьковское, направление на театре боевых действий, чтобы решить вопрос с уязвимостью приграничных территорий.
Десятого мая, как рассказал нам знакомый из посёлка Октябрьский, находящегося в 10 км от государственной границы, вся украинская сторона, где Казачья Лопань, была затянута чёрным дымом. Такого мощного натиска не было даже 24 февраля 2022 года. Наша артиллерия била, не смолкая ни на минуту. РСЗО и КАБы не давали противнику поднять головы. И только потом вперёд двинулась пехота, планомерно беря под контроль давно уже брошенные жителями населённые пункты в «серой зоне», откуда велись обстрелы Белгорода из РСЗО.
Начало Харьковской наступательной операции показало, что российская армия стала использовать новую тактику — бесперебойные удары по противнику из всех видов оружия и очень осторожное продвижение войсковых групп. Наверное, сейчас это единственно правильное решение против такого вооружённого до зубов противника, как террористический интернационал натовских наёмников — клин клином вышибают. Времена кавалерийских атак давно прошли. Снарядов и бомб можно наделать очень много. Помним сакраментальное — «мы делаем ракеты, как вы сосиски!» А вот с восполнением человеческих потерь всё обстоит гораздо сложнее. 
Как отразились горячие события последней недели на самом Белгороде? Прежде всего стоит отметить, что весь город уже неделю лишён здорового сна, потому что перерывы между сиренами ракетной, авиационной или БПЛА опасности в лучшем случае составляют три-четыре часа. Нередко бывает, что в течение часа сирена звучит трижды. Особенно мучительно такие тревоги переносятся жителями в ночное время, когда приходится вскакивать и бежать в коридор или ванну.


Эвакуация жильцов из дома по ул. Щорса 55-а, в котором обрушился подъезд

Но из этого не следует, что Белгород обстреливают по десять раз на дню. Сирена срабатывает каждый раз, как только радары засекут на территории Украины вражеский беспилотник или взлетевший самолёт, или выдвинувшиеся на позиции РСЗО в районе Липцов, Волчанска или даже в спальных районах Харькова. Зачастую такая угроза устраняется превентивным ударом и для жителей города не опасна. Но есть и прилёты. Редкие, но чудовищные по своей разрушительной силе.
Здесь мы хотим обратить внимание на один нюанс. Когда жители России читают про обстрелы Белгорода, они думают, что от прилётов страдает весь город, однако это не так. За исключением обстрела центра города 30 декабря прошлого года и эпизодических обстрелов окраин Белгорода, основной удар принял на себя район Харьковской горы, где мы, кстати, и проживаем.
Ещё прошлой осенью мы слышали от всезнающих охранников торговых центров, что Харьковскую гору собираются превратить в северную Салтовку, только пока ещё команды не поступило от заокеанских хозяев. Сарафанное радио ссылалось на рассказы свояков и зятьёв в зоне СВО, а последние черпали информацию из радиоперехватов разговоров противника. Мы тогда не придали этому значения, мало ли что люди говорят, но события последних месяцев подтвердили верность этих слухов.
Почему для обстрелов был выбран именно район Харьковской горы, понять нетрудно. Послевоенный Белгород восстанавливали немецкие военнопленные, которые строили двух — и трёхэтажные дома. Когда в 1954 году город получил статус областного центра, он стал уже застраиваться пятиэтажками. Освоение Харьковской горы началось в 70-е годы. Если самые первые её кварталы по инерции застраивались ещё «хрущёвками», то вскоре начали появляться девятиэтажки. С 90-х годов стали расти 12-ти, 16-ти, 20-этажные дома. Самые высокие 21-этажные здания находятся на улице Есенина. Сейчас Харьковская гора — это по площади половина города, где проживает большинство жителей Белгорода. Именно по этой причине большой район с высотной застройкой был выбран натовскими террористами на роль северной Салтовки. 
Тут стоит отметить, что северная Салтовка подверглась значительным разрушениям по причине того, что из этого спального района били «блуждающие» РСЗО по российским войскам и там же были расквартированы иностранные наёмники. В такой ситуации со стороны оставшихся в том районе жителей, используемых боевиками в качестве живого щита, было бы неоправданно ожидать, что в ответ ничего не прилетит. 


Попадание снаряда во двор дома по ул. Бульвар Юности

Мы хорошо помним, что когда в 1994-м году российские войска входили в Грозный, был приказ министерства обороны России — инфраструктуру не разрушать. Но боевики, подготовив заранее пути отхода, превратили каждый дом в огневую точку и не оставили российской армии другого выбора. Такой же трюк натовские террористы провернули и с Мариуполем, Бахмутом, Авдеевкой — оставлять после себя только руины и обвинять потом «кровожадных русских» в «бессмысленной звериной жестокости».
Ещё в прошлом году нам встретился на улице стильно упакованный молодой человек из сословия «менеджеров», который, держа на ладони смартфон близко к уху, внимательно слушал украинского пропагандиста, блеющего о том, что русские — варвары и террористы. С тех пор прошло полгода, и нам хочется верить, что сейчас у этого «менеджера» и ему подобных «инакомыслящих» граждан встали на место мозги и они воочию увидели, кто настоящие террористы.
Здесь мы хотим вернуться к событиям 30 декабря прошлого года, когда впервые Белгород подвергся массированному обстрелу. Многие отметились тогда по этой теме. Были и такие гости-журналисты, которые перепутали срубленный снарядом фонарный столб с обломком ракеты. Но мало кто обратил внимание на тот факт, что все кассетные боеприпасы, а их было немало, разорвались на открытой местности — ни один не попал в жилое здание. Террористам было нужно, чтобы по улицам разлетелось как можно больше «начинки» и убило, искалечило максимальное количество людей. Нет сомнений, что в тот день было использовано высокоточное натовское оружие, из которого били профессиональные наёмники.
Теперь рассмотрим совсем недавнюю трагедию с домом на Щорса 55-а. Снаряд попал точно в основание подъезда и обрушил все его десять этажей в сорок квартир. Под завалами нашли 17 погибших, ещё 27 человек получили серьёзные ранения. Это общеизвестный факт. Но есть ещё один момент, о котором знают далеко не все. Террористы выбрали этот дом неслучайно. Те здания, что строились, начиная с 90-х годов на Харьковской горе, очень сильно разнились по качеству. Разрушенный дом относился к числу так называемых «карточных домиков». Характерным «клеймом» этих зданий являются замазанные трещины на фасадах, проступившие вскоре после их сдачи в эксплуатацию.


Побитый осколками хлебный киоск на ул. Бульвар Юности

Однажды мы были в гостях в другом доме такого же типа. Для наглядности скажем так — когда ты сидишь в квартире на первом этаже, а на пятом кто-то моет посуду, позвякивая тарелками, то слышимость такая, будто этот процесс происходит совсем рядом, за ближайшей стеной на кухне. Мы ещё тогда искренне посочувствовали людям, которым жульё впарило такое «жильё». И получается, стало быть, вот что — помимо «ювелирного» попадания снаряда в основание подъезда, террористы ещё знали, в какой именно дом им следует бить, чтобы наверняка рухнул подъезд.
Серьёзно пострадал также и наш 12-подъездный дом на Бульваре Юности. На нижних этажах с трёх сторон повыбивало окна и пробило насквозь осколками некоторые подъездные металлические двери. Рядом с домом раскрошили торговые прилавки, за которыми бабушки в сезон продавали овощи и ягоды со своих огородов. Возле остановки у дома разнесли хлебный киоск. Благо, что это произошло через 10 минут после его закрытия. И нет ничего удивительного, что водителей городского общественного транспорта, въезжающих на Харьковскую гору, обязали надевать бронежилеты.
Кто же совершает все эти зверства против нас? Часто можно услышать в ответ — «укронацисты». Но в действительности многие из воюющих против России боевиков украинского происхождения просто одурманены бредовой нацистской пропагандой. А ещё гораздо больше таких, которых похватали на улицах и загнали в окопы, мотивируя их тем, что семьи этих несчастных находятся в тылу в заложниках у марионеточного режима. 
Недавно один наш «городской сумасшедший» распинался в сети, что против России воюют точно такие же «русские герои». Они бьются за Украину до последней капли крови и умирают с криками: «Русские не сдаются!» При всей чудовищности этих измышлений, в них присутствует доля правды. Насколько нам известно от непосредственных участников боевых действий, такой квазигероизм имеет место, но обусловлен он исключительно тем, что идущие в атаку солдаты ВСУ уже изначально обколоты наркотическими обезболивающими препаратами. Чтобы завалить такого «зомбака», нужно выстрелить и попасть ему точно в «центр принятия решений», потому что иначе, даже будучи смертельно раненым, такой вояка способен нанести немалый урон нашим бойцам.
А вот о сущности тех, кто стоит за этими «героями», восставшими из ада, хорошо сказал российский президент Владимир Путин в интервью телеведущему канала «Россия 1» Евгению Киселёву: 

«Они (западные элиты) привыкли столетиями набивать брюхо человеческой плотью, а карманы — деньгами. Но они должны понять, что бал вампиров заканчивается». 

Пару лет назад, даже несмотря на все предостережения и закон о дискредитации, только ленивый не костерил российскую армию и её командование в интернетах или курилках, а военные сводки от Министерства обороны воспринимались с изрядной долей скепсиса. Армия, входившая 24 февраля 2022 года на территорию Украины длинными колоннами пехоты и бронетехники под прикрытием ПВО, — это была наследница армии точно также входившей в Афганистан и Чечню. Но в современной войне она оказалась неповоротливой и уязвимой. Знаем горькую истину — «Генералы всегда готовятся к прошедшей войне».
Сейчас же, два года спустя, мы стали свидетелями рождения российской армии совершенно нового уровня. Нам здесь из приграничья это особенно очевидно. Сначала позиции противника перепахиваются 500-килограммовыми авиационными бомбами, и эти глухие взрывы за 40-50 км от Белгорода отдаются в наших домах, как толчки землетрясения. Потом начинает беспощадно долбить артиллерия, и только после этого малыми мобильными группами идут вперёд штурмовики под прикрытием всё той же артиллерии и беспилотников. Теперь российские дроны-разведчики повсюду круглосуточно висят в воздухе и как только засекут цель, сразу же с земли следует огонь на поражение. Если кто из натовских боевиков и выживет в таком аду, то закажет своим подельникам, ещё не ввязавшимся в бой, чтобы ни за какие деньги не соглашались воевать с Россией.
Понятно, что в войне с таким противником как НАТО победителей быть не может, но и в самом НАТО это тоже хорошо понимают и на рожон не полезут. А вот то, что современная российская армия при любых видах гибридной войны, навязанных коллективным Западом, гарантированно отстоит суверенитет своей страны — сомнений быть не может, потому что события последних лет выявили незаурядную способность нашей армии, нашего общества и нашей экономики адаптироваться к самым драматичным вызовам времени.


Воронка от снаряда в Южном парке, ул. Мокроусова

И поэтому в Белгороде нет никакой паники. Так, например, мы видим, как после обстрела на двери, это единственное, что уцелело от разбитой овощной палатки в посёлке Дубовое, кто-то написал маркером — «Русские не сдаются!» Или видим, как к корпусу посечённого осколками аппарата питьевой воды на улице Шаландина кто-то приклеил скотчем бумажный листок — «Водомат ранен, но не убит». Однако, как мы убедились, белгородцы не нуждаются и в таком подбадривании, не говоря уж про пропагандистские мантры и речёвки.
На днях, во время очередной ракетной опасности, мы забежали в укрытие, расположенное напротив двух больших и тесно примыкающих друг к другу торговых центров. За нами вошли два старших лейтенанта полиции, а следом за ними, цокая палочкой, дедушка преклонных лет. И вот представьте себе такую картину — в небе, под вой сирены, громыхает так, что, казалось бы, с ума сойти можно, будто мы находимся в скорлупе грецкого ореха, а по нему — хрясь! — молотком. А дедушка и говорит: «Сыночки, помогите, пожалуйста...» Мы все забеспокоились: «Вам плохо?..» — «У меня «ТикТок» слетел с телефона, а я привык в нём разные видео смотреть, чтобы отвлечься от всего этого...» От сердца сразу отлегло, и вот уже на наших глазах в тёмной бетонной коробке при свете смартфона двое молодых полицейских, спокойно улыбаясь и не отвлекаясь на внешние шумы, устанавливают дедушке мобильное приложение «ТикТок».
И этот факт — красноречивое свидетельство о том, что врагу не удалось вселить в нас страх и посеять панику, воля народа не сломлена, и время сейчас работает на нас, на наше будущее. А закончить эту статью мы хотим строками известного русского поэта Геннадия Ступина. Написаны они были в кризисные девяностые и очень созвучны нашему времени: «Ты боишься ещё? Я уже не боюсь! Слышу жар твой, дыханье могучее, Русь!» 


Выбитые стёкла в доме по ул. Губкина

На обложке: стихийный мемориал памяти возле дома на Щорса 55-а. Мэр Белгорода В.Демидов возлагает цветы

 

5
1
Средняя оценка: 4.08333
Проголосовало: 12