Мои встречи с Алтаем

Алтай — сердце народов Евразии

В июне «Камертон» предложил писателям-журналистам, историкам присылать статьи в серию «Алтай — колыбель тюркских народов». И первым пришел очерк из Якутии.

 

Тут конечно, вспомнилось, что в якутском национальном эпосе олонхо (ЮНЕСКО объявило его достоянием мировой культуры) самая известная часть, записанная основоположником современной якутской литературы Платоном Алексеевием Ойунским — «Ньургун Боотур Стремительный». Браво, Саха! — Подтвердили. Автор очерка писатель Николай Егорович Винокуров-Урсун (на фото) — лауреат Государственной премии Республики Саха (Якутия) им. П.А. Ойунского и премии «Алаш» Республики Казахстан, главный редактор Якутского книжного издательства, с 1998 года заместитель председателя правления Союза писателей Якутии. Николай Егорович скончался в 2022 г., но энергичный, стремительный, как Ньургун Боотур, нынешний глава писателей Якутии поэт Гаврил Андросов разыскал его алтайский очерк, попросил Альбину Андриановну Борисову перевести на русский. Здесь мы публикуем лишь отрывки его колоритного рассказа 2010 года. 
Алтай — сердце Евразии, действительно — колыбель тюрков. Границы тюркской семьи — вечно обсуждаются учеными, но только известно, что многие азиаты, например, японцы — приезжают сюда поклониться священной горе Белухе. Алтай — это Беловодье, счастливая земля, цель русских странников-первопроходцев. Алтай — настоящий «кремль» традиций евразийских народов. Интересная деталь попадется вам в описании Игр Эл Ойын. Участвуют представители всех живущих на Алтае. И обязательно объявляют район, народность и род по отцовской линии, которые представляет борец. Даже русских и украинцев объявляют, например, «из рода Ивановых, из рода Карпенко»…

Игорь Шумейко

Справка:

Республика Алтай. Площадь 92,9 тыс. кв. км. Граничит с российскими областями Тывой, Хакасией, а так же с Монголией, Китаем, Казахстаном. В республике десять районов и один город — Горно-Алтайск, столица. Железной дороги нет, но с севера на юг пролегает знаменитый Чуйский тракт, полностью заасфальтированный. Природа соответствует названию республики — вокруг горы. Реки Катунь и Бия, много озер и водопадов. По переписи 2005 г. численность населения: 203,9 тыс. чел. Из них алтайцы — 30,6 %, русские — 57,4 %, казахи — 6 %. [По материалам Ойунского Платона Алексеевича] 

Мои встречи с Алтаем

Алтай… Известно, слово это произошло от тюркского алтын — золото. Алтынтай (Алттай, Алтай — имеющий золото). Китайцы переводят его как Цзиньшань — золотая гора. Находят производное этого слова и в «Алатау» (Е.М. Поспелов. Географические названия мира). На мой взгляд, корень этого слова — алт, ныне сохранившийся в якутском языке в словосочетании алт-булт, в котором алт уже утерял свое значение. А слово булт означает — охота. Может быть и такое, что алт служит словом, подчеркивающим какую-то особую грань в описании сущего этого мира. На якутском может звучать и так: бултаах-алтаах (богатый живностью, изобильный, — прим. переводчика). Алтаах Алтаай… Есть у нас еще слово алтыс — примкни, будь ближе. Алтай был когда-то местом, где жили много разных племен, народов. Как бы то ни было, от одного названия этого края Алтай веет бесконечно родным и близким. 
В шелковистых травах необъятного Алтая вили золотые гнезда прапредки всех тюрков. Сейчас это земли Горного Алтая, Алтайского края, часть Кемеровской, Новосибирской, Омской областей. Нет сомнений, что проживающие там ныне малочисленные народы были когда-то одним большим народом. С давних времен они называют себя Алтай кижи (человек Алтая). По-русски это стало звучать алтайцы. Сейчас это — теленгиты, телеуты, кумандинцы, челканцы, сойоны, тубалары, кебеки и друие. Но могут представлять себя как один народ, имеющий общие корни. Ныне они обитают в малой части древней прародины — в Горном Алтае. Где в 1992 году была провозглашена Республика Алтай. Промышленных предприятий нет. Сельчане, в основном скотоводы, — разводят коров, лошадей, яков, коз, баранов. Также занимаются охотой и рыболовством. Воздух чистейший. Природа красивейшая. Из-за влажной почвы растительность высокая, пышная.
Хорошая дорога и великолепная природа привлекают множество туристов — у каждой реки и речки раскинуты палатки, стоят автомобили. В основном, видно, туристы-«дикари». Но много и организованных туристов — кто на машинах, кто на мотоциклах и велосипедах, а кто на своих двоих пешком. Вдоль тракта тянутся заведения, сплошь предназначенные для гостей, где они могут передохнуть, переночевать, поесть-попить, купить чего-нибудь на память. Удивительно, что на приметных, особо значимых местах, как и у нас в Якутии, развешана салама — веревка из конского волоса с разноцветными ленточками. Это значит, что несмотря на принятие христианства и буддизма, эти народы, как и мы, не забыли свою древнюю веру — тенгрианство. Туристы чаще всего приезжают, оказывается, летом. Но и зимой в этих краях становится все больше лыжных трасс и ледовых катков. Местные говорят, что из года в год становится больше приезжих из других краев и областей. Они берут землю, строятся, развивают активную деятельность в сфере торговли. «Может получиться так, что приезжих окажется больше, чем коренных жителей», — беспокоятся алтайцы. Правительство республики по мере возможности пытается разрулить ситуацию. Немало сильных мира сего, богатых и влиятельных, желающих провести свой отдых в чудесном, укромном уголке, и ведущих соответствующую их желаниям и статусу строительство на лучших землях живописного края.

От редакции:

Алтайская программа Николая Винокурова-Урсуна включала: 

  • Республиканские Игры 16-17 июля; 
  • посещения места, где было обнаружено захоронение принцессы Укок; 
  • Пазарыкские курганы;
  • разговор с председателем Союза писателей Алтая Бронтоем Бедюровым… 

17 июля

Горно-Алтайск стоит в долине реки Катунь, окружен горами. Асфальтированная дорога вьется по берегу. Предстоящие Игры Эл Ойын оказались спортивными. Проводятся раз в два года в разных местах. В этом году идут в районе Онгудай в местности Ело. Растительность в цвету. Деревья высокие, с широкими стволами. По обеим сторонам дороги, вымахав с человеческий рост, колышутся заросли, похожие на борщевик. Их у нас называют абааһы туйаҕа (копыта черта, —  прим. переводчика). Через двенадцать часов пути, преодолев 200 километров, мы добрались до места Игр. У подножия гор десятки тысяч людей, тысячи автомашин. В основном — разбиты палатки. Но немало и шестигранных, островерхих, покрытых берестой строений. Справа чуть поодаль — стадион. Там видно всадников, скачущих на лошадях.
Участники состязаний разделены в две команды, каждая в своем цвете одежды, на которых прикреплены номера. В двух углах стадиона четырехуголные загоны для коз. Суть игры в том, чтобы всадник на скаку подхватил лежащую на земле козу и, не давая противнику выхватить у него, донести козу до другого загона и скинуть ее туда. Какая команда перенесет больше коз, та и выигрывает. С первого взгляда дело нехитрое. Но только это далеко не так. Не всякому удается на скаку, да еще только одной рукой, схватить лежащую 20-килограммовую козу, бросить ее к себе на седло и помчаться к другому загону, чтобы так же ловко снять ее с седла и забросить куда надо. Для чего, оказывается, есть разные уловки. Некоторые всадники, например, не желающие отдать козу в руки противника, делают так, чтобы лошадь его наступила на козу и отступила только для всадника из своей команды. А другие в это время всячески преграждают путь противнику, не давая приблизиться. Настоящая командная борьба, я вам скажу. Очень увлекательная, азартная игра. 
Оглядываясь вокруг, вижу много людей в национальных костюмах. Приятно, что сохраняют традиции. В одежде представителей каждого района имеются свои небольшие, но отличия. Большинство алтайцев — в шапках из лапок рыжей лисы, в подпоясанных национальных халатах. На ногах обувь, напоминающая и торбаса и сапоги. Носок обуви острый и загнут кверху. С виду алтайцы в большинстве своем светлолицы. У детей, особенно у девочек, чаще всего глаза светлые, зеленоватые. Волосы русоватые. Очень похожи на якутских детей. В то же время есть и смуглые. Особенно среди парней. Пожилые алтайцы сильно похожи на нас. Аж вздрагиваешь, когда видишь седых, степенных стариков с медалями и орденами на груди. И старые женщины совсем не отличаются от наших. Да и язык звучит по-родному. И меня здесь никто не чурался, не сторонился, видимо, принимали за своего. 
Мы перешли на другое место. Тут оказалось еще больше машин, людей и строений. Вчера, говорят, здесь проходили соревнования по борьбе, по стрельбе из лука, бега. Всего по десяти видам. Вместе с тем и конкурсы песен, танцев и так далее. Сегодня должно состояться абсолютное первенство по борьбе. Пришли к подножию горы. Национальная борьба алтайцев куреш, по-якутски звучащая как күрэс, похожа на наш хапсагай. Соревнования комментируются на русском и алтайском языках. Сначала вышли участники соревнования в обычном спортивном виде, но в национальной обуви. Основной приз — машина «Жигули» от депутата республиканского парламента Эл Курултая Р.Р. Сафина. 
На Алтае больше развито дзюдо, самбо и классическая борьба, чем вольная. Возможно, поэтому я не заметил в ходе схваток ударов ногой по ноге, под колено противника, как у нас в хапсагае. Но так же как и в нашей борьбе — проигрываешь, когда упадешь хоть на одно колено или коснешься рукой земли. Местные русские и украинцы участвуют в основном в тяжелых весах. Обязательно объявляют район, народность и род по отцовской линии, которые представляет борец. Даже русских и украинцев объявляют, например, «из рода Ивановых, из рода Карпенко». Соревнования закончились поздно вечером, когда солнце зашло за горы. Под гул одобрительных возгласов победителю был вручен главный приз. День выдался насыщенным. Многое увидел, узнал. Встретил здесь земляков-саха, познакомился с новыми людьми, алтайцами. Район Онгудай, где идут игры в этом году, оказался родиной многих писателей. Среди них народный писатель Аржан Адаров. 

18 июля

Проснулся как всегда рано. Расспросив водителя Сашу, возившего нас вчера, когда прибудет автобус, прислушался к его совету и решил ехать на попутной машине. Скалистые горы, ущелья и прижимы напомнили мне довольно опасную дорогу в наше Оймяконье. В то же время хороший, гладкий асфальт несколько облегчал тяготы дальнего пути. Новый знакомый и его родители оказались общительными и радушными людьми. По дороге, завидев что-то примечательное, охотно останавливались. Так мне удалось даже полакомиться местной земляникой и сфотографироваться у водопада. 
Когда приближались к Чуйскому тракту, начался дождь… Вскоре выехали на знаменитую Чуйскую долину. Несмотря на то, что это юг Сибири, из-за нетающих снегов на вершинах гор здесь всегда прохладно. Неспроста и предусматривается северный коэффициент. Река Чуя проходит посередине долины, по обеим ее сторонам неоглядные степи. С незапамятных времен эта великая долина была родиной многих племен и народов. Она могла видеть много битв и сражений за владение ею. Свидетели тех времен древние курганы и безмолвные балбалы (многих уже нет), оленьи камни, рунические письмена. Это все на границе Тывы, Монголии, Китая, Казахстана, России. В прежнюю поездку мне удалось увидеть совсем мало. Надеюсь, в этот раз повезет больше.

19 июля

Взяли у пограничников соответствующее разрешение, пропуск. Запаслись на дорогу горячим чаем в термосах, провизией, водой. Вскоре добрались до музея. Нас ждал Край Адарович Бидинов, по возрасту чуть старше меня, с виду совсем якут-саха. Его дочь оказалась директором музея. Но показывал экспонаты Край Адарович. Начали со снимков с видами Укока, висевшими в директорской. Я принялся фотографировать и записывать. Особенно понравился рассказ о древней истории Укока. Меня впечатлила поразительная схожесть изделий алтайских мастеров с якутскими. Среди них: железные ножницы, деревянная ступа, жернова для перемалывания зерен, упряжь для лошади — серебряные стремена, седло, плетка. Привлекла внимание маленькая модель китайской колесницы, извлеченной из Пазарыкского кургана. Вдохновленный увиденным, продолжил путь к курганам Чуйской долины по направлению к курганам Йус Тыда. Увиденные мною прежде курганы были, оказывается, лишь началом, предваряющим целое скопление самых разнообразных больших курганов — круглых, четырехугольных, окаймленных камнями. Их оставили саки. Сюда они проникли из Казахстана. И возможно, отсюда в Тыву. Там они оставили знаменитые Аржанские курганы. Извлеченные из курганов Чуйской долины находки времен сакской культуры, говорят, сродни находкам из Пазарыкских курганов. И захоронение Укокской принцессы, жившей 2500 лет назад, также относят к сакской культуре. 
Здесь много оленьего камня, рунических письмен, сакральных стел. Край Адарович показал нам одну стелу с руническим письмом. Видно, что знаки высекали заостренным камнем. Говорят, их расшифровал и перевел В. Наделяев. На одной из стел я увидел рисунок, похоже, высеченный кайлом, напоминающий родовой знак — тамгу. Балбалы выкопали и перенесли в музеи, в другие города России. На наши глаза не попался ни один балбал. Рассказывают, что в здешних курганах люди захоронены в желобообразных гробах и настланной поверх него очищенной от коры древесиной. Бывало, что заливали водой, которая, замерзнув, должна была сохранить могилу как можно дольше. Возможно поэтому кожа захороненных прилипала к костям, не теряя даже цвета, как у принцессы Укока. Рассказывают также, что встречались захоронения, где вместе с хозяином или хозяйкой обнаруживались кости лошади или челяди — это довольно широко распространенный обычай древних тюркских народов. Такие захоронения, свидетельствующие о корнях, ведущих к древним сакам, совсем до недавнего времени обнаруживали в Якутии. Поражает очевидная схожесть захоронения.
Курганы, курганы… Как много тайн вы храните до сих пор. Хочется преклонить голову перед их многотысячной памятью древней истории. Алтайцы показали мне место, где в пустынной степи их немногочисленные, но отважные войска сошлись в битве с могущественной конницей Чингисхана и проиграли. В окрестностях курганов Йус Тыда теперь растет лишь одна лиственница. Не ведая былых перипетий, мирно пасутся стада домашнего скота. Вдоль русла реки Чуя раскинулись десятки летних стойбищ алтайцев. Вдруг наше внимание привлекли два всадника. Они оказались местными казахами-пастухами. Мой взгляд упал на удивительно знакомое моему глазу круглое стремя одного из них. Мы поехали в ближнее стойбище, оказалось, что там жили коневоды, занимающиеся доением кобылиц. Нас встретил хозяин Чай Мупат Джубаев и его семья. Пригласили в дом. Сняв обувь, я вошел и начал говорить с ними по-казахски. Они знали свой язык, но владели также алтайским, говорили свободно. Их предки оказались здесь еще до революции. В добротном жилище было чисто, уютно. Угостили пенящимся кумысом. Оказалось, что кумыс в Кош-Агаче делают казахи, а алтайцы покупают у них... 
Вскоре подъехала машина, и мы направились в Пазырык. За Балыктуюл повернули направо. Выехали на высокое место и остановились на узкой речной долине, сжатой между двумя горами. Слева виднелись четыре кургана поменьше, справа чуть поодаль высился пятый. Подошли к первому кургану. Как оказалось, тела умерших клали головой на восток. Поверх делали настилы из очищенной от коры древесины, снизу подстилали обструганные бревна. В могилу также клали еду, разную утварь, среди которой были найдено много позолоченных вещей. Именно в этих курганах были найдены арфа и барабаны. Жилища пазырыкцев были из войлока и сруба из бревен. Ели конину, пили напитки из забродившего молока (айран, кумыс). В захоронение непременно клали лошадь и не одну. На мой взгляд, это говорит об их тюркском происхождении. Слово «Пазырык» местные произносят «Базырык». Можно понять как рассыпать, насыпать, образовать груду. На якутском это звучало бы как баһыр-күһүр түһэр, вот и выходит Баһырык. 
У некоторых здешних людей вызывало искреннее недоумение мое настойчивое стремление увидеть Пазырык. «Зачем ехать из такого далека — как Якутия — в Пазырык?» — спрашивали они меня. Ну а я, автор книги о саках, был в не меньшем недоумении от их вопроса. Ведь те, кто лежат под этими курганами — наши с вами общие предки, и я твердо уверен в этом. Мы поехали в Межелик — место, где проводились Игры Эл Ойын. Остановились возле берестяного строения. Солнечно. Тишина и покой. Разве что неспешно прошло стадо пасущихся на лугу коров. Возле урасы парень переоделся в национальный костюм, взял в руки топшур (двуструнный музыкальный инструмент схожий с домброй). Сначала кайчи Алексей спел алкыш — благопожелание (на якутском алгыс означает то же самое) в технике горлового пения. Из якутян, оказалось, он знает Анатолия Бурнашева и Чэмэлину, с которыми вместе ездил во Францию. Передал им привет. Я не мог уехать, не услышав, как поет кайчи. Меня, говорят, там прозвали “настырным якутом”, потому что я два дня просил помочь встретиться с кайчи. И был безмерно рад исполнению моего желания.
Поехали смотреть Национальный театр. Мой сопровождающий оказался артистом с 20-летним стажем. На сцене этого театра наш знаменитый режиссер А.С. Борисов поставил спектакль о Чорос-Гуркине. Известно, что создание этого театра в 1978 году связано с именем нашей землячки-саха, родом из Эвено-Бытантайского улуса Марией Николаевной Назаровой. Окончив Якутское культпросвет училище, она сначала работала в Верхневилюйском государственном передвижном театре, откуда ее отправили учиться в Москву, в ГИТИС. Здание театра оказалось настоящим великолепным дворцом в несколько этажей. Паркетный пол, у входа фонтан, вместительный зрительный зал. Решили съездить к памятнику известного русского писателя Вячеслава Шишкова, находящегося в 40 километрах, на берегу реки Катуни. У памятника увидели молодоженов. Пережидая их, пошли к стоящим на другой стороне дороги к торгующим разной разностью. В конце торговых рядов виднелись юрты. Нас встретил приземистый, крепкого телосложения человек, в свое время являвшийся чемпионом по классической борьбе Мадий Каланакович Каланаков. Он пригласил нас в одну из юрт. Женщины налили нам кумысу, поднесли позы. Во дворе можно было увидеть яка, орла, верблюда, привлекавших всеобщее внимание. Мне особенно интересно было видеть живого орла. 
У памятника Вячеславу Шишкову сделали несколько памятных снимков и поехали обратно в город. Договорился с водителем Маратом о поездке назавтра в Алтын Кул, известное еще как Телецкое озеро... Сначала остановились в маленьком заливе, образовавшемся некогда от упавшего здесь метеорита. Через лиственничный лес и каменные валуны поднялись на высоту, откуда хорошо было видно озеро и сделали памятное фото. Потом спустились обратно к лодке и поплыли вдоль озера. Радовал и бодрил чистый воздух, запах воды, живописный вид. Алтын Кул лежит между гор на высоте 434 метра над уровнем моря. Площадь 227 кв.м. Ширина в среднем 2,9 км., максимальная — 5,2 м. Длина 78,9 км. Глубина — 323 м. Впадают около семидесяти рек и речек. С одной стороны впадает довольно большая река Чулышман. Озеро это является природным резервуаром чистейшей воды. В нем водится 14 видов рыб. В окрестностях водоема обитают около семидесяти видов зверей и 300 видов перелетных птиц. Противоположная сторона озера находится в заповедной зоне. Но у устья реки видны палатки туристов. Вода в озере чистейшая, чуть зеленоватого цвета. 
Проплыв самое широкое место водоема, приблизившись к левому берегу, показали водопад. Запрокинув голову, я всматриваюсь в синее небо с белыми облаками. Вдруг увидел двух орлов, парящих над взметнувшейся ввысь вершиной горы. Они были так высоко, что снизу казались величиной с ласточку. Но по их величавому полету было видно, что это орлы. По-якутскому обычаю я повесил в этом месте салама... Восстановление деревянных изделий проводили японские ученые в рамках программы «Пазарык». И вот, под стеклом, я увидел наконец мумию принцессы Укок! На самом деле мы, якуты-саха, боимся смотреть на человеческие останки, кости. Но то, что заставило меня проделать столь дальний путь, оказалось сильнее. Смотрел довольно долго, страха не было. Наоборот преисполнился чувством благодарности к ученым за то, что предоставили такую уникальную возможность своими глазами увидеть древнего пра-пра-прапредка. По-своему смелый поступок! 
На протяжении пяти лет с 1991 по 1996 гг. в результате работы Южно-Алтайской и Западно-Сибирской комплексной экспедиции в Укоке под руководством академиков Н.В. Полосьмяк и В.И. Молодина были открыты произведшие мировую сенсацию захоронения Пазарыкской культуры. В том числе захоронение Укокской принцессы. Укокское плоскогорье, находящееся на 2000 метров выше уровня моря, окружено труднопроходимой грядой гор с нетающими снежными вершинами. В древности это место с хорошими пастбищами для скота облюбовали наши предки. Отсюда через эти горы можно добраться до Монголии, Казахстана, центра Алтая, через Синьцзян до Южной Сибири. Видимо, и поэтому сакские цари выбрали его местом для упокоения своих драгоценных костей. Место это было укромное, благодатное, вдали от больших дорог-путей. Известно, что многие другие курганы были разорены и разграблены. Открытие Пазарыкской культуры также явилось новым этапом в изучении культуры скифов (саков). 
Вот такой случилась моя поездка в Алтай. Десять проведенных там дней оказались благотворными. Всюду сопровождала удача и благо. Так прошел я дорогой древних саков. Увидел быт и уклад жизни современных алтайцев. Все это легло благодатным багажом для дальнейших моих исследований в укреплении генной памяти моего народа. 

Июль—ноябрь, 2010. Перевод с якутского Альбины Борисовой 

5
1
Средняя оценка: 4
Проголосовало: 8