Черная полоса

Страна наша не выходит из полосы трагедий. Только что лесными пожарами отпылали лето и осень и снова не слава Богу. Генерал Мороз сковал города и веси ледяными кандалами, засыпал сугробами. В нашем Петербурге молодежь возмущается: «Хуже, чем в блокаду!» Старики отвечают: «В блокаду было лучше». Громадные сосульки, наледь, сугробы, грязная соляная каша на дорогах. Опять травмы и ушибы, погибают дети под колесами снегоуборочных машин и от падения сосулек-убийц, дошло до того, что под тяжестью снега рушатся крыши супермаркетов. С крыш падают горе-альпинисты – гастарбайтеры. Сколько их, куда их гонят? Почему им поручают уборку снега, который на их родине не выпадает. Почему им доверена сложная снегоуборочная техника, высотные работы? Где отечественные специалисты?

 

У меня нет недоброты к приезжим, но кто и когда объяснит нам экономический эффект от их присутствия, обоснует невозможность трудоустроить собственных безработных. Что в головах этих людей? Какие ценности они исповедуют? Опять вопросы без ответов. При этом новостные сводки полны сообщениями о кровавых преступлениях, совершаемых приезжими, о вспыхивающих то здесь, то там очагах межнациональной напряженности. Да, у преступности нет национальности. Но и национальность, и гражданство есть у конкретного преступника. Читаю в судах списки рассматриваемых уголовных дел. Порой, до трети фамилий преступников не славянские.

 

Я не вижу конструктивной силы в бритоголовых юнцах, вышагивающих по центру города, в их варварских выходках, битье стекол, потасовках с правоохранителями. Но и недовольство горожан хамством и наглостью иных приезжих видится все более отчетливо. Насколько нужно довести до ручки ленинградцев, природных интернационалистов, чтобы в троллейбусе и в студенческой аудитории, в супермаркете и на рынке слышать слова-плевки: «Черные!», «Понаехали!», «Куда власть смотрит!».

 

Опять террор. Где-то он не прекращается ни на день. Жители столицы как-то позабыли об этой беде, успокоились. И вот жуткая трагедия в «Домодедово». Еще не успели опознать погибших, а нам уже рапортуют: «Мол, ноги преступления растут не с «югов»». Позвольте не поверить. А откуда на Святой Руси появились террористы-смертники? Чей это метод? Уж не баскских ли или ирландских радикалов? Теракт в международном аэропорту, среди погибших иностранцы. Ужасный международный эффект (хотя он меркнет по сравнению с трагедиями семей погибших и пострадавших). А как вы думаете, в преддверии приближающейся сочинской олимпиады, оставят ли террористы попытки дестабилизировать ситуацию в нашей стране?

 

Тем не менее, у нас есть опыт проведения великой советской олимпиады. Вот методы борьбы с преступностью образца 1980 года. Беспощадная борьба с преступностью, превентивные и профилактические меры. Усиление правоохранительных органов. Зачистка предолимпийской Москвы и других городов от криминалитета, люмпенов, бродяг, потенциальных политических провокаторов.

 

О борьбе с преступностью, а, особенно, об ее успехах, я стыдливо умолчу. Все видите сами. Правоохранительные органы укрепили пока лишь переименованием. Новоявленная «полиция» в наступившем году «прославилась» лишь арестом генерала в его пятидесятикомнатном шестиэтажном загородном доме, да громкими отставками лиц, ведающих безопасностью на транспорте. Но и такая «полиция» бессильна без поддержки самых широких масс населения. Между тем, наши люди правоохранителям не доверяют, реальной защиты от них не видят. Всем известна горькая шутка: «Лицо, обнаружившее труп, является главным подозреваемым». Мне возразят, полиция должна быть профессиональной, помощь населения будет лишь стукачеством. Стукачей хватало во все времена. Доверие же к стражам правопорядка, уверенность в их честности, бескорыстии, профессионализме, поможет всем нам объединить усилия в борьбе с преступностью и терроризмом.

 

Не последним фактором в наших бедах и проблемах является наша становящаяся катастрофической технологическая и научная отсталость. Вернулись мы к положению столетней давности. Были мы тогда, напомню, самым слабым звеном в цепи империалистических государств. Им и остаемся. Лопающиеся плотины, горящие котельные, «пляшущие» мосты, «жесткие» посадки самолетов – тому пример. И без учета коррупции в среде бюрократии ужасающий непрофессионализм и халатность, глупость и самоуверенность. Вот и после теракта телерепортеры рассказывают о все продолжающейся безалаберности сотрудников аэровокзалов. И тут же показывают несколько поясов обороны тельавивского аэропорта. Там роботы, выслеживающие любого, кто приблизится к запретной зоне (у нас – бессмертный тип тети Маши-вохровки), спецустройства по экспресс-анализу воздуха на предмет поиска молекул взрывчатки (у нас - добродушный «миноискатель» Жучка-хвостик закорючка). Ни сколько не сомневаюсь, что все эти хитроумные машины в аэропортах Лондона, Тель-Авива и Франкфурта, конструируют наши бывшие соотечественники. Ученые, бесперспективностью и нищетой вытолкнутые за пределы нашей страны.

 

И уж, разумеется, нам не придет в голову наказать врага в его же логове. Это, пожалуй, единственный случай, где наши американские «партнеры» нам не пример. Только они в силах за десятки своих убитых террористами граждан обрушить меч возмездия на головы целых государств (подчас, лишь только заподозренных в терроре). Мы же лишь бессильно разводим руками, когда узнаем, что на сопредельных и далеких территориях готовятся боевики, лидеров бандитов лечат и кормят, объявляют о территориальных претензиях к нашей стране. Да и с кем воевать. Гляжу, по улице идут субтильные восемнадцатилетние солдаты в пуховичках от кутюр. Радуются – со склада выдали ветхозаветные валенки. Теперь заживем! Вот он, образ нашей армии.

 

Никаких высоких слов о защите страны, реальном соработничестве всех граждан «элита» не произносит. Все призывают молиться и каяться. Т.е. выполнять лишь первую часть знаменитой присказки Кромвеля: «На Бога надейся, но порох держи сухим». Каяться в «преступлениях большевиков». Но каяться стоит в культе стяжательства, лицемерия и равнодушия, возведенном в высшее достоинство.

5
1
Средняя оценка: 2.41379
Проголосовало: 87