России нужна любовь к России. Размышления писателя

На каких только каналах телевидения не обсуждается сегодня проблема терроризма в нашей стране, в каких только средствах массовой информации, включая, конечно, Интернет, не говорят о прогремевших в Москве и Дагестане взрывах? И это можно понять: никому не хочется жить в собственной стране в страхе ожидания новых взрывов. Но предложений по улучшению ситуации не так уж много. В основном они сводятся к одному – усиление системы безопасности в стране, в частности на транспорте и в местах общественного скопления.

 

Но давайте вспомним, стоял ли вопрос о терроризме в нашей стране двадцать пять лет назад? Не стоял. Стояли ли в дверях наших общеобразовательных средних школ сотрудники силовых структур с накаченными мускулами, не пропускающими никого в учительскую без удостоверения или сопровождающего? Не стояли. В школу заходил свободно любой желающий. Незнакомца в лучшем случае встречал дежурный по школе ученик. А приходилось ли нам, идя в редакции журналов и газет, или в конторы каких-то организаций, заказывать заранее пропуск, чтобы преодолеть охранные барьеры? Только в самые крупные, да и то не всегда.

 

Сегодня редко куда можно пройти свободно без предъявления пропуска или специального документа. Всюду стоит охрана. Задумайтесь, читатель, сколько денег нам не приходилось раньше расходовать на обеспечение безопасности, а жили гораздо спокойней. Почему? Что произошло с нашим обществом за эти четверть века? Мы ставим на входах в дома и квартиры кодовые замки, видеокамеры, отгораживаемся от мира бронированными дверями, стали реже ходить друг к другу в гости. Но сократилось ли от этого число преступлений? Обеспечило ли это нам больше спокойствия? Увы, нет. Почему?

 

Кто-то может сказать, что всё дело в международном терроризме. Но ведь терроризм существовал всегда. Убивали царей и шахов, были Робин Гуды и Айвенго, Дубровские и Пугачёвы, являлись бунты и революции, которые история называла ни чем иным как террором одного класса против другого. История объясняла эти взрывы негодования народов, униженных своим нищенским тяжёлым существованием, выплескивавшимся в убийства и грабежи, объясняла невозможностью людей терпеть дальше такое положение. И надо признать, что со сменой ситуации в том или ином регионе терроры прекращались.

 

Прекратили покушаться на царей и в России после того, как их не стало, когда сменился строй и к власти пришёл народ. Да, в период советской власти бывали единичные террористические акции, направленные на срыв работы того или иного завода, или даже единственный взрыв в московском метро, которые готовились и осуществлялись зарубежными спецслужбами с целью свержения советского строя. Но весь народ стоял буквально стеной на пути террористов, понимая, что каждый акт против страны – это удар лично по каждому. Народ любил свою страну.

 

Сегодня мы говорим о том, что бомбы в Москве и иногда в других городах взрывают чеченские террористы, подпитываемые международным терроризмом. А задумываемся ли мы о том, почему именно чеченские, а не, скажем, якутские, мордовские или башкирские? Почему не армяне или азербайджанцы, которые тоже живут на Кавказе, не попадают в число террористов? Разве международному терроризму нравятся только чеченцы, к которым в качестве руководителей присылают арабов? Задумываемся ли о том, почему в недавних терактах смертницей оказывались молодые девушки, перед которыми вся жизнь была впереди? Вот и теракт в Домодедово осуществлён был по одной из версий молодой женщиной. Впрочем, для погибших не важно, мужчина или женщина взорвали бомбу. Важно, что смертник шёл на свою смерть и гибель других сознательно.

 

Мы говорим сегодня об усилении безопасности и ужесточении наказания террористам, несмотря на отмену смертной казни в стране. Но ведь террористы-смертники и так идут на смерть. Разве испугает их смертная казнь? Вот о чём надо подумать. Как сделать так, чтобы среди чеченцев или других народов не только невозможно было бы найти желающих выступить в качестве смертников во имя, как им объясняют, собственного народа, но чтобы каждый житель понимал, что, идя против русских в Москве, они идут и против собственного народа? На выполнение этой задачи и надо направлять миллиардные средства и всю мощь отечественной пропаганды. Сделать это при наличии в Чечне наших войск нельзя. Убедить в добрых намерениях, когда в горах гибнут не только наши солдаты, но и отцы, братья, сыновья чеченских жителей, невозможно. Обязательно найдутся соглашающиеся мстить даже своей жизнью за гибель родных. Для решения проблемы нужны очень мудрые политики.

 

Естественно, международный терроризм не остаётся в стороне от чеченской проблемы и его нельзя сбрасывать со счетов. На нём в Чечне грели руки и такие дельцы, как Березовский, греют и кое-кто из тех, кто сегодня остаётся в нашей стране и получает дивиденды от напряжённости в кавказском регионе.

 

Когда-то говаривали, что границы нашей Родины всегда на замке. Сегодня она такая прозрачная, что потоком в страну проникают наркотики и совершенно свободно поступает оружие на Кавказ то ли с востока, то ли с запада. А это всё огромные деньги. Вот в чём проблема. Не они ли правят всей ситуацией? Жители России любят сегодня деньги, а надо любить Россию. Если все будут любить свою Родину, никакой терроризм не пройдёт. Но для того, чтобы народ любил Россию, надо, чтобы ему жилось хорошо.

5
1
Средняя оценка: 2.79487
Проголосовало: 117